МАУ ИЦ «Норильские новости»

Вся жизнь в дороге

Вся жизнь в дороге

Вся жизнь в дороге

25 октября водители и все, кто занимается сервисным обслуживанием автотранспорта, отметили День работника автомобильного и городского пассажирского транспорта. День автомобилиста отпраздновал и наш герой — Николай Андрухов, один из директоров НПОПАТ, ныне живущий в столице края и возглавляющий Красноярское пассажирское автотранспортное предприятие.

Николай Васильевич АндруховЛенинский проспект. ХХ векАвтобусы марки ЛиАЗТаким был когда–то талнахский автовокзал
  • Наш герой приехал в Норильск в 1960 году, устроился в Норильскую пассажирскую автотранспортную контору (НПАТК).
  • С 1972 года – директор автотранспортной конторы. В 1978 году НПАТК была преобразована в НПОПАТ (Норильское производственное объединение пассажирского автотранспорта).
  • Заслуженный работник транспорта Российской Федерации, награждён орденами Дружбы народов и «Знак Почёта».
  • 14 октября 2020 года Николай Васильевич Андрухов отпраздновал свой очередной юбилей, 85 лет. Он по–прежнему считает годы, проведённые в Норильске, лучшими в своей жизни.

Николай Васильевич, сколько времени вы за рулём и почему выбрали именно эту сферу деятельности?

– Меня всегда тянуло к транспорту и дорогам. Управлять автомобилем ещё в далёком 1953 году меня научил знакомый водитель автобуса, а в 18 лет я получил водительское удостоверение, и до сих пор за рулём. С 1958–го я занимаюсь перевозкой пассажиров. Водители автобусов – мои лучшие друзья. Такая работа, как у меня, не может надоесть: постоянно новые дороги, люди, истории, судьбы. В 1983 году Евгений Георгиевич Трубицын, министр автомобильного транспорта РСФСР, мне как лучшему работнику Минавтотранса, подарил «Волгу», тогда она стоила 12,5 тысячи рублей. На ней я проехал по границе всего Советского Союза — от Алма–Аты до Петрозаводска.

А как пути–дороги привели вас в Норильск?

– После Киевского института автомобильного транспорта меня направили на Красноярское автотранспортное предприятие. Работал там некоторое время, затем был командирован в Игарку техническим руководителем. Когда игарское автопредприятие перешло в распоряжение местного лесокомбината, меня перевели в Норильск. С 1960 года в должности старшего автомеханика трудился в Норильской пассажирской автотранспортной конторе. В 1972 году стал её руководителем. После преобразования в 1978 году конторы в производственное объединение и присоединения пассажирских предприятий Дудинки и Игарки НПОПАТ стал крупнейшей пассажирской организацией в НПР.

Каким вы тогда увидели Норильск?

– Целиком город я увидел благодаря Иосифу Феофановичу Сафронцу, первому директору Норильской пассажирской автотранспортной конторы. Мы с ним на машине поехали на Медвежку. Смотрю я с горы на Норильск и говорю: «Какой красивый город...»

Что чаще вспоминается из вашей боевой молодости?

– С 1972 по 1994 год — прекрасное время. Наше предприятие было победителем всех социалистических соревнований среди автоуправлений края, выиграло переходящее Красное знамя – позднее я его передал в музей Красноярского отделения КПСС. Мы были лучшим предприятием «Восток–Автотранса» – это отдел в Министерстве автомобильного транспорта СССР. Дружный коллектив сообща справлялся с трудностями, которых тогда хватало. Переменчивость северной погоды — вечная головная боль: сейчас лёгкий снежок сыплет, а через пять минут — чёрная пурга. Но мы преодолевали всё. На «Надежду» и в Кайеркан отправлялось несколько колонн, в которых в общей сложности было 50–60 автобусов. Юрий Михайлович Смолов, он тогда был начальником цеха механизированной снегоборьбы, давал нам снегоход, который шёл первым, а за ним колонной ехали автобусы. Тогда уборку снега называли снегоборьбой, а не снегоуборкой. А вот дорогу на Медвежку во время пурги мне самому приходилось показывать автобусам — видимость нулевая. Я шёл пешком впереди, буквально в нескольких шагах от автобуса. Холода не чувствовал, страха не было. Всё было подчинено одной задаче: вовремя и безопасно доставить людей на работу. Комбинат нам помогал: автоматизировал железнодорожные переезды, дороги вовремя латал. Все знали, что норильские дороги — это дороги жизни, и всегда старались поддерживать их в надлежащем состоянии.

Были ли в череде трудовых будней моменты, от которых даже вам становилось не по себе?

– Да, и они связаны со строительством Талнаха и дороги к нему. Перед въездом в рудную столицу находилась деревня, которую между собой все называли деревней 800 крепостных душ. Там жили 800 геологов, а добраться туда непросто, нужно было преодолеть главное препятствие — реку Норильскую. Скажу, что люди, которые строили дорогу, а затем и мост, организовывали переправу через Норилку, — герои. Девять месяцев в году северяне ездили через реку по зимнику. Первым всегда шёл бульдозер, который проверял лёд на прочность, а за ним — автобусы. Бывало такое, что трактор проваливался. Норилка — дама непредсказуемая: сегодня — лёд, а завтра — вода. В тёплое время года её форсировали на пароме, а позднее — по понтонной переправе. Понтонный мост появился в 1963 году, а чуть позже началось строительство капитального сооружения. Нынешний мост можно назвать гениальным строением, в котором соединились железнодорожная и автомобильная дороги, различные трубопроводы. Добротный, монолитный и стоит уже не один десяток лет.

Однажды во время движения на пароме часть его вместе с пассажирским автобусом отделилась. Автобус остался стоять на куске парома, и его просто чудом прибило к берегу, а там уж мы подоспели и вытянули его на землю. К счастью, автобус не затонул, и люди остались живы.

Была другая история, и тогда мне пришлось отстаивать свою позицию перед высоким руководством. Перед открытием «Надежды» проводили совещание, на которое пригласили и меня. На нём присутствовал министр цветной металлургии Пётр Фадеевич Ломако. Он меня спрашивает: «Вы обеспечите перевозку рабочих на Надеждинский металлургический завод?», а я говорю: «Нет». Министр обращается к Борису Михайловичу Благих, первому секретарю горкома партии: «Как вы можете такого несерьёзного руководителя держать на ответственной работе?» Благих меня поддержал, сказал, что я правильно говорю: для того чтобы обеспечить доставку рабочих на предприятие, нужна помощь. И я объяснил Ломако: чтобы доставлять рабочих на НМЗ, мне нужно 100 автобусов, деньги, чтобы платить зарплату, и так далее. В то время сильно не хватало автобусов. Шутка ли, шесть тысяч человек ежедневно перевозить? И это только на «Надежду». Мы тогда получили нужные нам автобусы... Но перед тем как привезти их на территорию, я ездил на автобусный завод в Ликино–Дулёво, просил, чтобы их сделали в северном исполнении — более мощными, с печками, дополнительным утеплением окон и дверей.

Как отметили свой юбилейный день рождения? Как ощущаете себя в 85?

– Хорошо погуляли. Моя супруга, близкая и родственная душа Екатерина Григорьевна, помогла организовать торжество. Собрались друзья, вспомнили Норильск, трудовую молодость. Эх, душа–то молодая! Унывать некогда, работа ждёт. Сейчас я генеральный директор Красноярского автотранспортного пассажирского предприятия. Моё учреждение обслуживает юг Красноярского края, занимается междугородными пассажирскими перевозками. Работа мне нравится, но по Норильску скучаю. Там много было сделано: расширили гаражи в Талнахе и на «Надежде», построили здание второй автоколонны, АБК, гараж в Дудинке. На месте не сидел, постоянно в работе. А здесь я ничего не построил...

У автомобилистов есть какие–то особые приметы?

– Возможно, но я в приметы не верю. Считаю, что если водитель сел за руль и поехал на автобусе по трассе, то это надёжно и безопасно. Водить автобус — это ответственность не только за себя, но и за людей, которых ты везёшь, и полагаться в своей работе ты должен только на себя, свой опыт и профессиональные навыки, а не на приметы. Поэтому всем автомобилистам я хочу пожелать только одного: чтобы у них всегда была прекрасная дорога и зелёный свет светофора.

1 ноября 2020г. в 17:50
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.