МАУ ИЦ «Норильские новости»

Долюшка женская

Долюшка женская

Долюшка женская

«В женщине скрывается удивительная, великая тайна, великая жизненная загадка, источник всех радостей и всех забот», — писал в конце XIX века норвежский романист Арне Гарборг. Времена менялись, менялась и женщина, и отношение к ней. Перелистаем архивные выпуски «Заполярки», чтобы узнать, какие метаморфозы претерпели норильчанки.

Цех электролиза никеля, 1943 годНорильск строится, 1950-е годыПриехав в Норильск работать, многие нашли свою судьбу, 1970-е годыКолбасный цех Норильского мясоперерабатывающего завода, 1983 год

Наравне с мужчинами

Если спросить сегодня девушку лет двадцати, как называется праздник, который отмечают 8 марта, она скажет, что Международный женский день. Однако если задать этот же вопрос её бабушке, ответом будет: «Международный день женской солидарности». Выпуск «Заполярки» 1961 года, посвящённый этому событию, начинается с цитаты Ленина: «Наш закон первый раз в истории вычеркнул всё то, что делало женщин бесправными». И эту фразу можно смело назвать девизом десятилетия. Женщины в ту пору были сильными, волевыми и работали наравне с мужчинами.

Вот выдержка из статьи 1964 года: «Что не излечивает медикамент — излечивает железо», — так говорили древние. Женщина–профессор хирургии читает первую лекцию третьекурсникам. Внимательно слушает её студентка, время от времени делает пометки в своей тетради, а между делом — отрывает куски ниток от катушки в кармане халата и вяжет, вяжет узелки... Что это — праздное занятие, подобное тому, как теребим мы иногда кисточки скатерти, беседуя с кем–то на вольную тему? Нет, будущий хирург учится вязать узлы при наложении лигатур на кровоточащие сосуды, при наложении швов на ткани. Казалось бы, немудреное занятие — вязать узлы. Но ведь хирургу за время операции приходится сделать сотни таких узлов, причём в перчатках, когда руки не хотят слушаться, а шёлк и кетгут скользят в пальцах. И студентка вяжет, упорно вяжет узелки — сто, тысяча, еще тысяча узелков. Руки должны стать послушными. А ведь это только первый шаг. Впереди долгий и упорный труд. Окончив институт в 1948 году, Нинель Петровна Романова приезжает в Норильск. Здесь молодой врач продолжает учиться, пользуясь ценными наставлениями, советами опытного хирурга Родионова. Пришло время, когда наставник смог сказать, что молодой врач приобрёл опыт и навыки.

Многие норильчане обязаны ей жизнью».

А вот статья 1965 года: «На руднике «Заполярный» — сотни женщин. Вместе со всеми горняками спускается под землю со своей комсомольско–молодёжной сменой и горный мастер Тамара Дзугкоева.

Кто на руднике не знает эту обаятельную молодую женщину? Как к доброму другу и советчику тянутся к ней знакомые и незнакомые люди. До недавнего времени бессменный председатель женсовета, она даже самую малую просьбу не оставляет без внимания. Многие говорят ей спасибо».

Можете себе представить: совсем юные девушки сразу после окончания учёбы уезжали из родительского гнезда и не куда–нибудь, а прямиком на суровый Север. В ту пору норильчанка не просто сильная женщина, это монолит. Человек, которому все преграды нипочём.

Сила — в слабости

Однако не зря говорится, что сила женщины — в её слабости. Какой бы несгибаемой и ответственной на производстве женщина ни была, ей хочется и себя баловать, и близких радовать. И в статьях семидесятых годов норильчанки предстают уже более женственными. Газетные полосы отданы теперь не только женщинам–рабочим, строителям, горнякам, но и педагогам, косметологам, парикмахерам. Подтверждение — в статье 1975 года: «Поспеть за модой нетрудно», — так считает модельер–конструктор экспериментальной лаборатории городского производственного управления бытового обслуживания Роза Константиновна Ковалева. Мода меняется не каждый год, но каждый год радует нас новыми идеями. Главное — не следовать ей слепо: она тем и хороша, что только предлагает, ничего не навязывая».

К началу восьмидесятых женщина чувствует себя увереннее, но всё так же ищет своё место в этом мире. И равенство с мужчинами, отказ от своей первостепенной роли — порой во вред: «История человечества и наша родная, особенно новая и новейшая, не баловала женщину своим милосердием. С пронзительной мольбой о покаянии как осознанной необходимости перемены в умах, в мировоззрении и миропонимании, сложившихся за годы сталинизма и неосталинизма, вышел в мир Тенгиз Абуладзе. В таком покаянии особенно нуждается женщина. Не случится оно — засохнет нива жизни. Нарастание алкоголизма, наркомании, детской и подростковой проституции, утрата в некоторых женщинах святейшего чувства материнства — это апокалипсис».

Уж замуж невтерпёж

Девяностые стали тяжёлым временем для всей страны, многие до сих пор с ужасом вспоминают то время. Вероятно, в те годы женщинам особенно хотелось опереться на сильное мужское плечо.

«Выходите, девки, замуж», — призывает «Заполярка» середины 1990–х. И предлагает интервью с владельцем брачного агентства:

«— Как вы поступите, если ваш клиент заявит, что вообще–то он женат, но просит подыскать ему вариант получше?

– Будем искать. Вполне нормальная житейская ситуация. Ведь появляются же сейчас объявления типа: «Ищу женщину для совместного проведения отпуска...» В этом тоже нет ничего особенного».

И всё чаще проскальзывает мысль о том, что женщине не нужно быть сильной и независимой, женщине нужно быть замужем. «Чего сегодняшние эмансипированные леди ожидают от мужчин? Как они, мужчины, должны себя вести, чтобы женщины почувствовали себя женщинами?», — вопрошает «Заполярка».

Такие разные

Уверена, в любую эпоху женщины могут быть ветреными и серьёзными, наивными и с жизненным опытом. Каждая уже в детстве определяет свой путь, делая выбор: почитать книжку или погулять с подружками, учить уроки или бегать на свидания. А кто–то умудряется успеть и то, и это.

Думаю, норильчанки от жительниц материка отличаются силой духа, характером. Пусть сейчас на Север уже мало кто приезжает самостоятельно, всё больше за мужем, но ведь и это тоже трудно. Ведь Север не для слабых.

Но в мире, где тебе приходится быть сильной, хочется хотя бы иногда чувствовать себя слабой и всегда — любимой. И когда за окном снег, мороз и метели, пусть весеннее настроение создаст букет любимых цветов. Как бы женщины ни менялись от десятилетия к десятилетию, самое главное, чтобы они оставались при этом счастливыми. Будьте счастливы, дорогие наши читательницы!

Норильчанке

Ну, прислонись, ну чуточку посетуй,

Что трудно жить и не находишь

слов,

И расскажи: каким попутным

ветром

Тебя в край вечной ночи занесло?

Одна мне скажет:

– Быть хотелось стойкой...

Другая:

– Видеть краешек земли...

А третья:

– Дескать, для великой стройки

На Север мужа вдруг перевели...

Всё это верно.

Но смотрю я пристально

Лишь на тебя да лютую зиму.

И думаю, что для

Дудинской пристани

Твои отъезды вовсе ни к чему.

Я знаю, что страшна тебе метелица,

Но вот проходишь улицами ты — Нет, не снега тебе под ноги

стелются,

А белые пушистые цветы.

Зову тебя подругой и товарищем,

Готов с тобой

в космический полёт.

В моих глазах ты никогда

не старишься

За стойкость и за мужество твоё.

И если локоть твой, я знаю, близко,

То я уж никогда не упаду.

Да без тебя бы не было Норильска.

Когда б ты не вдохнула жизнь

в руду.

Родная норильчанка и землячка, Какая круговерть бы ни мела,

Я знаю, что в тебе, моя мерзлячка, Как в доброй сотне гейзеров тепла.

И ничего прекрасней в мире нету. Словами невозможно рассказать, Когда полярной ночью

ярко светят

Два добрых солнца у тебя в глазах.

Юрий Климов,

инженер–строитель, 1968 год

8 марта в 13:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.