МАУ ИЦ «Норильские новости»

Не хуже, чем в Сочи

Не хуже, чем в Сочи

Не хуже, чем в Сочи

«Отпуск на Таймыре» — главный бренд этого лета. Но все новое, как известно, — хорошо забытое старое. Было время, когда Норильск сам обеспечивал своих жителей санаториями, а Таймыр можно было считать не только кузницей, но и здравницей. О чем «Заполярка» подготовила свою ретроспективу.
Катер «Маяк» с отдыхающими на Ламе

Конечно, сейчас такое кажется фантастикой, но в первые десятилетия существования Норильска на Таймыре в прямом смысле собирались развивать курортный потенциал. А куда было деваться, если отсутствие нормальных транспортных схем делало каждый привезенный и увезенный килограмм золотым. Дорог нет, самолеты из Красноярска летали с несколькими промежуточными посадками, о круглогодичной морской навигации еще и не мечтали. Где уж тут вывозить норильчан ежегодно в отпуск, хорошо бы детей на лето куда–нибудь южнее переправить — в Курейку, например...

Поэтому в 1949 году докладная записка ученого–гидрогеолога Владимира Дерпгольца была воспринята вполне серьезно и даже частично реализована. А докладывала та записка ни много ни мало «О курортном потенциале Норильского района». Дерпгольц говорил о том, что стремление всех больных на южные курорты — это устаревшая точка зрения, а при многих заболеваниях южный климат является «резко противопоказанным (особенно для жителей Севера)». Дальше он предлагал построить на Таймыре лечебно–курортную сеть и научно это обосновывал: приполярные области, и Норильский район тоже, обладают уникальными климатическими, гидроминеральными и грязевыми лечебными природными факторами. Летом на Севере солнечная радиация выше, чем в южных районах. Если построить санатории в отдалении от промышленной зоны, то с весны по осень отдыхающие смогут наслаждаться практически незаходящим солнцем, свежим арктическим воздухом, видами гор и озер. Плюс оздоровление — сероводородные и торфяные ванны, вода из минеральных источников, пешие и лыжные прогулки, катание на лодках. Среди подходящих участков Дерпгольц называл районы реки Ергалах, Зуб–горы, озер Ламы и Хантайского. «Единственным тормозом в освоении лечебных богатств советской Арктики может служить лишь наша косность», — отмечал он. И делал вывод: «Могучая лечебно–профилактическая роль арктической природы, природные курортные ресурсы которой позволяют обоснованно ставить вопрос об организации санаторно–курортной сети: домов отдыха выходного дня, обычных домов отдыха, санаториев для детей и взрослых, специализированных санаториев повышенного типа и даже полноценных курортов».

Первые здравницы

И ведь действительно заработали норильские санатории и дома отдыха. Первый из них появился еще до того, как докладная Дерпгольца легла на стол начальника лагеря и комбината Зверева. Дом отдыха на озере Лама начали строить в 1939 году заключенные. Рекреационный потенциал Ламы разглядел еще Авраамий Завенягин, он запретил там вырубку леса и объявил это место зоной отдыха. Первыми отдыхающими на Ламе, в том же 1939 году, были норильские пионеры: жили в палатках и собирали хвою для витаминного кваса. На время войны стройка Дома отдыха приостановилась, достроили его уже в 1944 году. Там же наладили необходимую инфраструктуру вплоть до коровника и парников. Дом отдыха одновременно принимал 40 семей на 20–дневный отпуск. Однако из–за удаленности Ламы этот отдых получался очень дорогим, и в 1958 году деревянное здание, отремонтировав, сделали турбазой, в этом качестве оно существует до сих пор.

На смену Ламе пришли другие рекреационные зоны, поближе к Норильску. Например, в 1954 году завод стройдеталей построил для своих работников санаторий «Заря». Он находился за нынешней улицей Лауреатов, на тот момент — в чистой тундре. Небольшой — десять спален, но очень уютный, с красным уголком и даже собственным парком культуры и отдыха. А в 1959 году в долине реки Ергалах рудник «Южный» построил для своих работников небольшой ночной профилакторий «Горняк» — это было несколько деревянных домов. Там крутили кино, устраивали концерты, организовали бильярд и прокат лыж. Горняки отдыхали круглогодично: летом для них выращивали огород, зимой заливали каток и наряжали ближайшую живую елку. Эти профилактории подразумевали отдых рабочих «без отрыва от производства», ну а самым известным из них был «Валек», о нем с горьким сожалением норильчане вспоминают до сих пор.

Тропики среди сугробов

В столовой профилактория «Валек»
В столовой профилактория «Валек»

«Валек» начал работать в 1950 году как ночной профилакторий. Это значило, что сотрудники комбината приезжали сюда после рабочих смен: отдыхать, получать процедуры, здесь для них также было предусмотрено диетпитание. Размещался «Валек» поначалу в двух маленьких деревянных домиках на 50 мест с палатами на десять человек. Первой заведующей «Валька» была Анна Кондратьева, в 1953–м ее сменил Михаил Аксельруд, а с 1960 года им почти 30 лет руководила Павлина Беспалова, легендарный врач, начинавшая еще в лагерном Норильске. Она сделала из «Валька» образцовую здравницу, а заодно и автономно существующий поселок с почти военной дисциплиной для персонала.

В 1960 году появился проект расширения профилактория, включающий в себя строительство пяти капитальных корпусов — лечебного, административного и спальных. Возведение новых «крыльев», объединенных меж собой центральным зданием, шло порядка 15 лет, не прерывая работу санатория–профилактория. В мае 1964 года была принята первая очередь — клуб–столовая, два спальных корпуса на 250 мест и ледник. А в 1976–м сдали последний корпус на 80 коек.

Наша гордость

О том, как работал заполярный цех здоровья, вспоминает его бывшая сотрудница Зинаида Ковалева.

Зинаида Ковалева в процедурном кабинете «Валька»
Зинаида Ковалева в процедурном кабинете «Валька»

– Когда я впервые переступила порог «Валька», он меня поразил, впрочем, как и всех. Это была сказка в полярной ночи, дворец в тундре. Я проработала там недолго, с 1975 по 1979 год, — вела прием в процедурном кабинете, плюс была председателем месткома и членом бюро окружкома, но до сих пор вспоминаю профилакторий с огромной ностальгией.

В первую очередь всех поражали теплицы, оранжереи, зимний сад, живой уголок. Посетитель будто попадал в тропики: пальмы у нас росли, бананы вызревали, растения вытягивались до трех метров в высоту. Тут же — аквариумы, клетки с соловьями и попугаями. В бассейне плавали утки и лебедь Тишка, рядом резвились тушканчики и белки, в вольерах — две обезьянки Машка и Яшка, в клетках на улице — бурые медведи. Конечно, и цветы, и птицы, и животные требовали особого ухода, за ними следили несколько человек из техперсонала. Но зато и похвастаться было чем: недаром «Валек» занял в 1967 году на ВДНХ первое место по культуре обслуживания, медоснащению и оборудованию. А сколько гостей сюда приезжало! Молодожены шли косяком фотографироваться в наших зимних садах. Помню, как одна невеста все звала спящую обезьяну и разбудила на свою голову. Машка в молниеносном прыжке содрала с нее фату... вместе с париком. Оказывается, девушке перед свадьбой делали химзавивку, да пережгли волосы. Вызвали дежурную, та зашла в клетку и еле уговорила Машку отдать трофей. И приезжих гостей было немало: делегации из Чехословакии, ГДР, с Кубы, из Китая, премьер–министр Канады Трюдо с супругой приезжал, были наши поэты Рождественский и Вознесенский, космонавты Попов и Гришко. Гордились мы «Вальком»: главная городская достопримечательность – и на открытках, и в буклетах, даже на спичечных этикетках.

На высоком уровне было и обслуживание — все для удобства отдыхающих. Люди приезжали прямо с работы и отсюда оправлялись в ночную смену. Потому и столовая работала с пяти утра до полуночи. Кормили на убой — овощи–фрукты, мясо, молоко из совхоза шли сразу к нам. У «Валька» были свой прокат лыж, библиотека, кинозал, бильярдная, гимнастический и танцевальные залы. Персонал и отдыхающих доставляли специальные автобусы, собирая людей в Норильске и в Талнахе по четкому расписанию.

Но главное, это, конечно, лечение и профилактика. Массаж, физиопроцедуры, лечебная физкультура; лечебные души и ванны — хвойные, радоновые, сероводородные, углекислые; парафинолечение, грязелечение, электросветолечение, фотарий, электросон, ингаляции, УВЧ, электрофорез... Даже стоматологический и гинекологический кабинеты были. Врачи дежурили круглосуточно — могли оказать помощь, если кому–то вдруг станет плохо.

И самое главное — работники комбината платили за все это копейки. В 1967 году через профсоюз путевка на 24 дня стоила 22 рубля! В 1960–х на «Вальке» без отрыва от производства отдыхали по 3500 человек в год, к концу 1980–х — уже по 6000 человек. И польза была прямая и для работников комбината, и для производства. Вот это был настоящий отдых на Таймыре! Как бы было здорово, если бы «Валек» снова открыли.

Светлана ГУНИНА

www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда

4 июля 2017г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.