МАУ ИЦ «Норильские новости»

Полна горница людей или Теневая экономика по–норильски

Полна горница людей или Теневая экономика по–норильски

В последнее время мне нередко доводится писать о работе норильского УВД. “Статистика, отчетность — вещь, конечно, нужная и полезная, — подумал я, готовя очередной материал. — Но как же непосредственный опыт, реальность, данная нам в ощущениях?”. Последний раз на “оперативный простор” я, если не изменяет память, выходил, когда принимал участие в уничтожении крупной партии спиртных напитков. Ээээ... не в этом смысле. Натурально, раскатали тогда бульдозером несколько тысяч бутылок некачественного вина. С тех пор я все больше по кабинетам, с цифирью, с бумагами, вдали от шума городского. Скучно, господа.

Поэтому я с большим интересом отнесся к предложению поближе взглянуть на работу участковых уполномоченных. И вот во вторник после развода и получения оружия (я обошелся фотоаппаратом) наш отряд, состоящий из десяти человек (не считая, опять же, меня), выехал в Старый город. Конечной целью этого небольшого путешествия была популярная у горожан оптовая база на Октябрьской, 33а. Шла очередная проверка: участковые искали иностранцев, живущих в Норильске без регистрации, и выявляли факты нарушений Правил торговли.


К красному одноэтажному складу мы подъехали на трех машинах. Транспорт и бензин милиционерам приходится использовать личный, таковы уж обстоятельства. Двое стражей порядка вынуждены были догонять коллег на автобусе. И машины, и лица участковых работникам базы хорошо известны, поэтому захватить врасплох их довольно трудно. “Людей не хватает, — сетует один из участковых, — стоит нам появиться у ворот базы, об этом уже знают на складах, продавцы начинают разбегаться. А бегают они быстро”. Во время одной из масштабных проверок, вспоминает он, были задержаны более пятидесяти иностранцев, у которых не было либо документов, либо регистрации и вида на жительство. В обычные дни удается оформить пять–десять протоколов на нарушителей.

Участковые выходят из машин. В многочисленных дверных проемах склада появляются любопытные, а то и встревоженные лица. Вот кто–то пытается потихоньку покинуть район оцепления. “Уважаемый, вернитесь назад, пожалуйста!” — обращается к беглецу участковый. Уговоры продолжаются 10–15 минут. Часть торговцев либо не хочет, либо не может понять, чего от них требует милиция. Наконец всех их удается собрать вместе. Начинается проверка документов. Сразу видно, что процедура для обеих сторон самая что ни на есть рутинная. На вопросы участковых о документах следуют стандартные ответы: “не взял с собой”, “на регистрации”, “изъяли во втором ГОМе” (естественно, ведь участковые–то из первого) и философски отрешенное: “давно здесь живу, никогда не проверяли”.

Пока составляются протоколы, к складу подъезжают машины покупателей. Перерыв в работе базы вызывает у них законное негодование: зря ехали, остались без дешевых овощей и фруктов — что, милиции больше заняться нечем?

Между тем, даже если бы покупателей впустили на склад, купить что–нибудь они вряд ли смогли бы. При появлении милиции большинство продавцов мигом переквалифицировалось в грузчики. Интересуюсь причинами подобного кадрового феномена. “Все просто, — объясняют мне участковые. — За нарушения режима проживания на территории Российской Федерации обычный штраф для иностранца — тысяча пятьсот рублей. Продал несколько дынь — и снова в плюсе. Кое–кого мы уже по три–четыре раза привлекали к ответственности. Глядишь, на следующий день они уже снова здесь”. А вот за нарушения Правил торговли штраф посерьезней. УПРиУ и ЦГСЭН могут взыскать с торговцев тысяч пять. Причем с каждым новым фактом нарушения наказание ужесточается. Так что отыскать на базе продавцов, а тем более хозяев товара, проблематично.

В принципе, добавляют мои собеседники, по сравнению с базой Урванцева или той, что возле ДОСААФ, здесь еще вполне прилично. Чисто, полы метутся, лотки с товаром аккуратно составлены. Да и цены пониже, чем в других местах. Один участковый признается, что сам ездит сюда за продуктами. Только вот покупает их жена, а он стоит на погрузке — не хочет лишний раз будоражить продавцов.


Итак, неделя за неделей повторяется следующая картина: одни ловят, другие убегают. Думаю, милиции и самой не по душе эта игра в “казаки–разбойники” — без того забот хватает. Тем более что эффекта от нее, кроме мизерного пополнения городского бюджета, никакого. Штрафы, как уже отмечалось выше, иностранцев не пугают. А на выдворение их за пределы города нет денег. Даже если суд вынесет решение о депортации того или иного торговца, далеко не факт, что оно будет исполнено. Кто будет оплачивать билет на самолет? Неизвестно. Бюджетом такие траты не предусмотрены.

Но зададимся вопросом: а почему бы иностранцам, трудящимся на данном участке торгового фронта, не оформить вид на жительство, не получить разрешение на работу, не получить, в конце концов, российское гражданство? Последнее объясняется просто: на складе, о котором шла речь, в основном работают выходцы из Таджикистана. Большинство из них приезжает в Норильск на один сезон — подзаработать. Так что российское гражданство им ни к чему. А получение вида на жительство — это целая эпопея, счастливого финала которой тяжело дождаться даже человеку, хорошо владеющему русским языком, обладающему юридическими знаниями и железными нервами. Что уж говорить об уроженцах солнечных плодовоовощных краев... Если и есть у них какие–то документы, то при себе они их чаще всего действительно не держат, а хранят в надежном месте. Не дай бог, потеряются или украдут — придется восстанавливать. Для этого надо ехать в Москву, а там даже к россиянам, слоняющимся по городу–герою без регистрации, относятся неласково. В общем, хлопот не оберешься.

Выходом из ситуации могло бы стать временное разрешение на проживание и работу, оформления которого иностранным гражданам не нужно было бы ждать по полгода. Чем проще и быстрее будет процедура его получения, тем больше пользы оно принесет. Иностранцы выйдут из тени, в городской бюджет потекут налоги, норильчане получат качественный товар. Но это пока лишь теория. Оставим ее в покое и перейдем–ка лучше к практике.


Нам постоянно твердят о том, что Норильск — закрытый город и что “граница на замке”. Казалось бы, и правда: аэропорт да Дудинский порт — вот и все дороги, ведущие к нам. Проще верблюду пролезть через игольное ушко, чем лицу без российского подданства преодолеть этот барьер. И все равно получается как, в детской загадке: “Без окон, без дверей, полна горница людей”. Судя по всему, проникновение на территорию как России, так и Норильска для иностранцев трудности не представляет. Вне зависимости от наличия или отсутствия у них различных “важных бумаг”. Почему так получается — четкого ответа на этот вопрос вы не найдете. Почему–почему... по ходу жизни. Игра в “казаки–разбойники” продолжается.

P.S. Тот же вторник. Открывается дверь редакции, и в проем заглядывает человек, держащий в руках ящик с виноградом. “Покупать будете? Сочный, свежий”. Эту песню не задушишь, не убьешь...

Владимир ШИЛОВСКИЙ.

13 августа 2004г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.