МАУ ИЦ «Норильские новости»

Дом, где отмываются сердца

Дом, где отмываются сердца

У вас есть любимые дома в городе? Даже не сомневаюсь какие назовете, у нас архитектурных красавцев немного — в начале Ленинского, на остатках Севастопольской, в старом городском прямоугольнике — между больничным городком и стадионом... И еще есть у нас баня — храм бодрости духа и здоровья, которому в этом году “стукнет” полвека. Удивились — какая ж там “музыка в камне”? А вы не бегите мимо, просто остановитесь и полюбуйтесь остатками былой роскоши, пусть и измученной бездумными временами и ремонтами...

Так и со мной недавно случилось. Я не большой любитель бани, но возле этого здания на Богдана Хмельницкого, 13, частенько всуе пробегаю. Кажется, и чего разглядывать — облупившийся фасад, строительные козлы не переводятся, самое свежее — яркая вывеска, что здесь с недавних пор работает оздоровительный комплекс “Лагуна”, опять же модные стеклопакеты, которые старым зданиям совсем не к лицу... И вдруг кидаю взгляд повыше, и душа замирает, — а баня–то наша — красавица, хоть и старенькая. И, забыв о срочных делах, начинаю кружить вокруг строения, которое последнее время вспоминают лишь в связи со льготными талонами на помывку. И, знаете, я почувствовала, что старый дом благодарно откликнулся на мое внимание. Его сохранившиеся украшения распустились каменными букетами, прошептав о гармонии замысла до той поры неизвестного мне талантливого зодчего.

Ответы на свои вопросы нашла в городском музее, спасибо главному хранителю Валентине Петровне Вачаевой и музейной сотруднице Ирине Чернухиной. Оказалось, что проектировал здание бани знаменитый армянский архитектор Геворг Кочар, который до ареста и высылки в Норильск руководил архитектурно–промышленными мастерскими в Ереване. Его имя есть во всех справочниках. Геворг Барсегович заканчивал знаменитый ВХУТЕИН, ныне Московский архитектурный, вместе с другим гением архитектуры Микаэлом Мазманяном. Не по своей воле они оказались в Норильске, работали в архитектурно–строительном секторе. До северов Кочар создал множество проектов на родине — кинотеатры, жилые дома, театр, санаторий, Дом творчества... В Большой Советской энциклопедии нахожу информацию, что заслуженный архитектор Армянской ССР Г.Б. Кочар проектировал в Норильске еще и аэровокзал, и Дом связи. Видимо, на “Надежде” и в Старом городе...

Как вспоминает знаменитый архитектор Витольд Непокойчицкий (под его руководством в 1940–м создавался первый проект генерального плана Норильска) — “по проектам Г.Б. Кочара в городе построены четыре угловых трехэтажных дома в квартале №9 и такой же дом на углу Севастопольской и Б. Хмельницкого. Кроме того, по проекту Кочара в городе построено двухэтажное здание бани...”. (Интересно, но сегодня это здание явно трехэтажное...).

Помню из детства, что лет двадцать–тридцать назад, когда по старым норильским улицам еще водили экскурсии, авторами самобытных домов на легендарной Севастопольской улице называли как раз армянских архитекторов. Гораздо позднее я узнала, что Кочара в Норильске оценивали как активного специалиста, которого “тянет на знойную экзотику”... Но в своих воспоминаниях Витольд Непокойчицкий настаивает, что “запоминающиеся ансамбли Октябрьской, Гвардейской и Комсомольской площадей, застройка Южной и Севастопольской улиц” родились благодаря их творческому содружеству с архитектором Лидией Миненко...

Имена зодчих, оставивших нам красивый Норильск, сегодня несправедливо забываются. Геворг Барсегович Кочар освободился из лагеря в 1948 году, на год раньше друга и коллеги Микаэла Мазманяна, остался в Норильске, потом несколько лет руководил группой проектного отдела. Он создавал и Дом отдыха в Таежном, на юге Красноярского края, как раз во время командировки его снова арестовали... После ссылки в Норильск он еще пятилетку был главным архитектором Красноярска, составлял генпланы Ачинска и Минусинска, участвовал в реконструкции Шушенского, не раз избирался председателем Красноярского отделения Союза архитекторов СССР.

Он вернулся в родной Ереван только в 1960–м. И до самой кончины был главным архитектором “Ереванпроекта”. Похоронили Геворга Кочара рядом с Микаэлом Мазманяном, с которым они немало хлебнули в Заполярье, но оставили в нашем городе такой светлый след, пусть и затуманенный нашим беспамятством. След, похоже, так до конца и не изученный...

Вот такая история, которую подсказала мне разузнать наша обыкновенная для многих баня. Кстати, и сегодня в Норильске трудятся армянские строители, они заканчивают работы в центре православной культуры. Вспомнила, что среди них есть и приветливый Мазманян. Может, родственник, надо бы поинтересоваться...

В День города я снова гуляла возле полюбившегося мне дома на Богдана, 13. Когда разглядывала задний фасад, ко мне подошел один продвинутый в вопросах искусства норильчанин и заметил: “А по архитектуре–то похоже на молельный дом...”. Наверно, Геворг Кочар и замышлял свою северную баню как храм — для очищения души и тела. Жаль, что современники не поняли этого, не сумев сохранить в результате всех перестроек, благодатного замысла. В редакции, когда разглядывали на снимках фрагменты сохранившегося фасада бани, кто–то с восторгом спросил: “Это что — в Норильске? Баня? Не может быть, что–то раньше не замечал...”.

А что до внутренней жизни нашей баньки–юбилярши... О душевных людях, которых я там встречала, и, конечно, уж о том, что творится с талонами для пенсионеров (по их многочисленным просьбам) обязательно скоро расскажу. Просто не хотелось мешать святое с грешным.

Ирина ДАНИЛЕНКО.

Фото Владимира МАКУШКИНА и автора.

21 июля 2004г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.