МАУ ИЦ «Норильские новости»

Яблоня для Катерины

Яблоня для Катерины

Яблоня для Катерины

Главный режиссер норильского театра Анна БАБАНОВА поставила по очерку Николая Лескова и по осовремененной версии произведения — пьесе Ярославы Пулинович — спектакль «Леди Макбет Мценского уезда».

Анна Бабанова
Анна Бабанова

На сцене разворачивается мелодрама с преступлениями и наказанием. Сюжет до боли известен: страстная любовь молодой купчихи Катерины Измайловой (эту роль исполняют Маргарита Ильичева и Юлия Новикова) к приказчику

Сергею (Денис Ганин) сметает все на своем пути. Нет преграды, которая остановит обезумевшую от чувств женщину и предотвратит целый ряд трагедий. При этом Катерина вызывает острое и горькое сочувствие: по сути, каторга для нее наступает значительно раньше, чем она получает свой приговор. Муж и свекр (Роман Лесик, Александр Глушков) относятся к ней как к вещи. Смертная скука и какая–то неизбывность толкают Катерину в объятия брутального тщеславного Сергея. Да, наверное, он не достоин ни любви, ни уважения, однако страх потерять любимого становится основной движущей силой ее дальнейших поступков. С каждым новым преступлением она становится все более решительной. Когда предательство Сергея настигает Катерину, перед нами остается униженная, глубоко несчастная, абсолютно беззащитная женщина. В финале, бросаясь с плота в реку, она улыбается — смерть Катерина Львовна принимает как сладкое избавление...

Счастливая Катерина (Маргарита Ильичева)
Счастливая Катерина (Маргарита Ильичева)
Что ж, у норильского театра появился глубокий репертуарный спектакль, претендующий на «Золотую маску», а у режиссера Анны Бабановой — ощущение большого законченного дела. Сегодня мы говорим с ней о том, как рождался спектакль.
— Я начинала эту историю для себя в 2008 году, ставя такую же пьесу в Омской драме. Чувствую, что только теперь все сказала, все доделала: тогда мне недоставало какой–то свободы, уверенности, конечного понимания. Инсценировку мы писали вместе с Пулинович, она предложила свой вариант, я — встречно — свое решение. Суд, следствие, расследование, сцена казни, которая пересекается со сценой любви на фоне яблони, сцена с ребенком, которого отдают кормилице, — все это мои тогдашние идеи, мои какие–то личные переживания.
— Следствие — оно в основном для того, чтобы осудить человека. Вы же все время свою Катерину оправдываете, ищете в ней женское, человеческое, даже божественное...
— Тюрьма — это отдельная история. При подготовке к спектаклю я поговорила и с адвокатами, и с соцработниками, и с прокурорами, и в тюрьме была, чтобы увидеть, каково им, осужденным... Начальник изолятора, давая мне пропуск, сказал: «Ну, погуляйте и помните: от сумы и от тюрьмы...»
Как они вообще живут, эти люди? У большинства преступников — рваное детство. То есть изначально, родившись в проблемной семье, человек становится «заряженным ружьем». Рано или поздно оно выстреливает. То же самое с Катериной. Она — явно заряженное ружье, вся судьба ее об этом говорит: беднота, отчаяние, замуж без любви — отдали, чтобы сбыть с рук... В семью попала бедовую: муж, который должен быть продолжением рода, болен, свекра обуревают гордыня и жадность. Ее обижают, ранят, доводят чуть ли не до самоубийства. Катерина мечется. Она как прорванная плотина. Ее несет. Потом ррраз — и кто–то на берег вытащил. Сергей, конечно, для нее свет в окне. Здесь, с его ребенком под сердцем, она счастлива, но, опять же, не свободна и полностью зависит от него.
Со свекром и мужем (Романом Лесиком и Александром Глушковым)
Со свекром и мужем (Романом Лесиком и Александром Глушковым)
— А Сергей? Из грязи в князи у него не получилось выйти, он от этого озверел?
— Сережа весь на нерве: свой среди чужих, чужой среди своих. Он ведь несколько раз хотел от Катерины уйти, но не смог. Он родился батраком, батраком и умрет. Понимаете, как бы ты ни бежал, из своих сапог не выпрыгнешь. Получается, он с этой любовью к Кате убивает свою мечту — стать купцом, подняться, как сейчас говорят. Потому как вынужден вернуться «в свои сапоги». И вот цели нет, и он опять — ничтожество. Мне кажется, многие люди, у кого большие амбиции и цели, они это чувствуют. Как смириться со своей высотой и «своими сапогами». Если кому–то открыты дороги, а кому–то — нет...
— Надо смириться — еще одна добродетель...
— Правильно. А у нас — амбиции. В Библии написано, что губит людей гордыня. Получается, что не только гордыня, но и любовь, вот такая, глубинная, с замесом, со страстями. Опять же, одни читают первый план, другие видят в этой работе более глубокие пласты, а кто–то — что–то свое...
— Так все–таки это история про всепрощение?
— Да, наверное.
На каторге с Сергеем (с Денисом Ганиным)
На каторге с Сергеем (с Денисом Ганиным)

Для Бабановой остается много вопросов, которые она адресует нам. Как любить? Быть стервой — это не любить? Вторая половина — это гормоны или твой крест? Если ты не любил, то не познал Бога? А если остался с раной в сердце, ты познал Бога? То есть боль — это и есть Бог? Только твой или вообще?

— Актерам комфортно существовать на сцене в «Леди Макбет»?
— Надеюсь, что да.
— Как выбиралась героиня на роль Катерины?
— Я с самого начала определила Юлию Новикову и ждала из отпуска Маргариту Ильичеву. На первых же репетициях было видно, что я не ошиблась.
— Да, обе невероятно хороши. Скажите, фото крестьян, которые идут как бы «за кадром», для чего они?
— У Лескова очерк написан по реальным событиям того времени. За образами, которые я строю, хотелось чего–то конкретного. С другой стороны, когда появляется документальность, пропадает искусство. И мы совместили грани — фотографии дают ощущения дополнительной правды, подлинности. Мы, видя их, понимаем, что следователь на допросах смотрит на реальных людей, они как бы возникают перед нами.
Крик
Крик
— Что сказали про спектакль эксперты «Золотой маски»?
— Что у нас получилась античная история — настолько ясно и четко прописаны герои, линии, исход.
— Многие зрители хотят от театра только праздника: им не нужны потрясения, которых и в жизни хватает...
— Театр — он для того, чтобы в жизни такое не повторилось. Он вскрывает все гнойники, пороки. Или дает ощущение полета. Одна женщина, увидев мою яблоню в этой работе, призналась: «Я вспомнила, когда я любила». А другая сказала: «Господи, у меня никогда такой яблони не было. Надо успеть!»
Иногда полезно увидеть себя со стороны или прожить ситуации, которые, может быть, не прожиты. Вы так не считаете?
Записала Марина КАЛИНИНА. Фото Александра ХАРИТОНОВА

22 апреля 2016г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.