МАУ ИЦ «Норильские новости»

Страсти по-итальянски

Страсти по-итальянски

Страсти по-итальянски

Спектаклем «Филумена Мартурано» по одноименной пьесе Эдуардо де Филиппо 5 декабря откроется волна премьер в новом норильском театральном сезоне.
На репетиции спектакля «Филумена Мартурано»

Нас ждет комедия о находчивой итальянке, которая, прожив 25 лет со знатным синьором и родив от него одного из своих троих детей, наконец–то сумела женить его на себе. Она притворяется умирающей, и внебрачные сыновья обретают фамилию состоятельного отца. По этой пьесе, где есть бесконечный спор женщины с мужчиной и неутолимая мечта маленького человека о счастье, сделано немало кино– и театральных работ. Как только их не называли постановщики. Большинству эта история знакома по фильму «Брак по–итальянски» с Марчелло Мастроянни и Софи Лорен. Есть еще названия: «Город миллионеров», «Сыновья его любовницы», «Семья Сориано». Написанная в 1946 году, эта пьеса давно стала классикой мировой драматургии и из века в век заставляет зрителей смеяться и плакать.

Лада ШЕБЕКО, завлит Норильской «маяковки», о новой работе:

– Нас ожидает ансамблевый спектакль. Наши артисты учат текст, что называется, на ногах: одни осваивают тонкости итальянских законов о браке и семье, внимательно вчитываясь в ремарки, другие размышляют о странностях бытия, временами впадая в отчаяние, третьи с интересом и удивлением за всем наблюдают... Но никто не уйдет от пристального взгляда режиссера Александра Баргмана.

Александр Баргман
Александр Баргман
Петербургский режиссер Александр БАРГМАН, который ставит эту пьесу в Заполярной драме, и вправду везде и со всеми. Ни на миг он не отпускает ни одну деталь, звук, фразу, шаг, поворот головы, и это его присутствие, его тотальный контроль, на удивление не навязчивый, не резкий, дает актерам абсолютную свободу.
Александра Баргмана считают непредсказуемым, странным, очень свободным художником, бардом от театра, любимцем публики и артистов. Он не только режиссер, но и артист театра и кино, с которым в последнее время, как он говорит, «как–то не сложилось».
Себя в интервью «Заполярке» он представляет следующим образом:
– Служу главным режиссером Санкт–Петербургского театра имени Веры Комиссаржевской, а еще я имею честь руководить театром, который называется «Такой театр». Играю роли в обоих. И иногда разъезжаю. Самое прекрасное — это сочинять спектакли. Именно сочинять. Эти моменты — сочинения — дают то, ради чего я сменил сферу деятельности.
– Это комедия не такая уж и комедия... Что, кроме истории о мужчине и женщине, вы еще хотите рассказать нам? Наверняка у этой работы есть второе, третье дно...
Роман Лесик и Сергей Ребрий
Роман Лесик и Сергей Ребрий
– Вы задаете самый страшный, концептуальный, вопрос, на который невозможно ответить. Это сентиментальная комедия, возможно, даже трагикомедия. Как каждая хорошая пьеса, она о многом. О двух любящих друг друга людях, которые не осознают этого до конца и только со временем, с годами, через 25 лет, сбрасывают с себя шелуху времени, ложных увлечений. Спектакль, собственно, посвящен главной его героине, Филумене, — как носителю жизни во всех смыслах. Это, конечно, посвящение женщине, матери. Это спектакль о прощении, о милосердии. Я вообще уверен, что миром движет женщина. А мы все много на себя берем, чрезмерно...
Там будет много сентиментальности, которой я не боюсь. Если говорить о фабуле, то это хеппи–энд какой–то. Пройдя через жернова девяти месяцев взаимных мучений, люди обретают друг друга. И в финале случается не псевдоженитьба — это решение выношенное, созревшее. Думаю, что главные герои будут жить долго и счастливо вместе со своими тремя детьми.
И еще у меня есть внутренний посыл в этой постановке — моя собственная благодарность родителям.
– В спектакле много юмора, это чувствуется уже по репетициям.
– Все рождается совместно: искры, возникающие между нами, дают легкость, юмор, артисты откликаются. И, чем больше у нас будет не гэгов, не так называемых смеховых точек, а ироничного отношения к итальянской структуре текста, темпераменту, тем больше у нас появится прав на что–то свое, чем мы хотим оснастить этот спектакль. В должной степени я всегда за импровизацию, лишь бы не было перебора, лишь бы это не было в угоду зрителю. Я всегда думаю, что не только в комедиях, но и в других жанрах вне юмора невозможно ничего делать.
– Вы видели норильские спектакли на дисках, контакт воочию с нашими актерами случился? И как вы назначали их на роли — заочно?
Мария Нестрян и Тимофей Тихонов
Мария Нестрян и Тимофей Тихонов
– Я боюсь сглазить, но, кажется, мы начинаем говорить с ними на каком–то одном заполярно–итальянском языке. Мне очень комфортно работается, не чувствую никакого напряжения или ложной ответственности. Репетиции проходят легко. Артисты ваши замечательные, заточенные на свою профессию, причем не показно, а всерьез. Поэтому я ими очарован. Видел некоторых из них в записи, о многих слышал от своих друзей–режиссеров. Основную четверку: Доменико–Филумена–Розалия–Альфредо (Ребрий–Валенская–Бабаянц–Глушков) я выбрал осознанно. После были необходимые дела, связанные с так называемым кастингом — необходимо было через это пройти: я потратил на это какое–то время, увидел артистов вживую, определился с остальными персонажами. Это трудно назвать кастингом в полном смысле слова — просто артисты читали какие– то отрывки, и я должен был ощутить, туда ли они движутся, сочетаются краски или нет.
– Сейчас все сложилось? Вам приятно работать с теми, кого выбрали?
– Да! Если что и есть правильное в этом спектакле на сегодняшний день, то это распределение ролей.
– Кроме артистов и собственного чутья, на что вы опираетесь? И что вам в помощь еще — музыка, художественная часть?
– Сюда приедут мои любимые коллеги — команда, с которой я уже сделал несколько спектаклей: художник Коля Чернышев, хорошо известный Норильску хореограф Коля Реутов, художник по свету Денис Солнцев, художник по костюмам Ника Велегжанинова. Мы сделали вместе порядка десяти спектаклей, и я понимаю, что тут один дожмет, там — другой, здесь будет такая картинка, а тут — такая. Иными словами, мое внутреннее представление о спектакле формируется еще и этими людьми, они у меня в голове и в сердце.
А что меня питает здесь? Вот артисты питают. Театр мне нравится. Норильск мне нравится, несмотря на все сложности, правда. Люди тут особенные, теплые. Распахнутые, неизбалованные. Мне здесь комфортно. Мне импонирует, как у вас все устроено и не устроено одновременно. То, как здесь вообще существует театр, да еще в таком прекрасном рабочем состоянии во всех смыслах, — это чудо. И то, что зритель сюда ходит каждый вечер, — тоже чудо. Я не люблю словосочетание «очаг культуры», но в вашем театре, в этом здании есть некое духовное биение — я это чувствую.
Марина КУЗНЕЦОВА
Фото Елены ХУДАНОВОЙ

30 октября 2015г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.