МАУ ИЦ «Норильские новости»

Кто хочет — тот допьётся

Кто хочет — тот допьётся

Трезвость — норма. Не жизни, конечно, а Административного кодекса. Выпить пива на улице скоро будет стоить от 300 до 500 рублей штрафа. Недавно Госдума приняла соответствующие поправки в Кодекс об административной ответственности.

Вообще–то закон об ограничении продажи и распития пива вступил в силу еще в апреле этого года. Но кто и на какую сумму должен штрафовать тех, кто пьет в общественных местах, было неясно. Об этом, принимая закон, как–то не подумали. Теперь решено: штрафовать будет милиция. Только что от этого изменится?

Начальник милиции общественной безопасности Алексей МИТЮНИН считает, что новые поправки, как и сам закон, многого не меняют. Есть закон, а есть статистика. И она говорит, что пить почему–то меньше не стали.

Алексей Митюнин, начальник милиции общественной безопасности УВД Норильска:

– В этом году мы составили 11 тысяч 618 протоколов за появление в пьяном виде в общественных местах. За такой же период прошлого года таких протоколов было 11 тысяч 136. Ситуация с алкоголизмом в Норильске катастрофическая. Хотя в медвытрезвитель больше людей не стало попадать, но сейчас и критерии другие: туда забирают тех, кто напился вусмерть и уже двигаться не может.

Есть и другой показатель: в Норильске в основном выпивают дома. Так вот, милиция практически ежедневно выезжает на бесконечные пьяные семейные скандалы или скандалы с соседями. И большинство преступлений — это именно “бытовуха” по пьяному делу.

Раньше меры были жестче. Антиалкогольный горбачёвский указ 1985 года ругают, но он просто не успел поработать. Были, конечно, перегибы с вырубанием виноградников. Но, по крайней мере, дети не видели на улицах пьяных. Тогда еще действовали ЛТП, куда помещали алкоголиков, и не скажу, чтобы их жены по этому поводу огорчались.

А вот мой знакомый из маленького среднеазиатского городка рассказывал, что там жены брали ЛТП штурмом. Потому что “кормильцев” в тамошнем лечебно–трудовом профилактории держали по 4 месяца вместо двух недель, плохо кормили, ничего не платили, и семьи оставались без денег. Хотя, возможно, так было не везде.

Но вернемся к реалиям. Антиалкогольные законы (о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и об ограничении продажи и потребления пива) озадачили не только мелких коммерсантов, которые с нового года не смогут торговать спиртным и потеряют до трети выручки. Милиция тоже озадачена. Потому что многие статьи, уже вступившие в силу, действуют как–то избирательно.

Пример. По закону нельзя продавать алкоголь в местах большого скопления людей и местах повышенной опасности. К таким смело можно отнести автовокзал. И он — единственное место в городе, где выпить можно с раннего утра до поздней ночи. Многие используют автовокзал именно с целью “посидеть”, а не по его прямому назначению.

Алексей Митюнин:

– Все попытки аннулировать лицензию автовокзала на торговлю алкоголем ни к чему не привели. Такая же ситуация — с торговыми точками возле школ.

На позапрошлом Дне города я общался с приезжими из Питера. Они очень удивлялись, что по улицам ходят люди с бутылками и везде продают пиво. У них во время городских праздников алкоголем запрещено торговать даже в магазинах.

Единственное, что удалось сделать на День города нам, — это договориться с управлением потребительского рынка, чтобы пиво продавали только в пластиковых бутылках. Потому что были случаи, когда пьяные горожане кидали бутылки на сцену.

Одно из правил, казалось бы, выполнять совсем не сложно: не продавать алкоголь детям. “Ха–ха три раза”, — как говорит еще один мой знакомый. В нашем подъезде каждый день собираются школьники. Попить пива после уроков. И раз они пьют пиво, значит, это пиво им кто–то всё–таки продает.

Алексей Митюнин:

– Мы, конечно, проводим рейды по магазинам совместно с управлением потребительского рынка, примерно один–два раза в месяц. За один рейд проверяем 10–12 магазинов. Но это ведь не основная наша работа. При всём желании милиция не может следить только за тем, как торгуют алкоголем.

В общем–то, это не новость, что законы у нас писаны, но не всегда действуют. Законы — сами по себе, реальная жизнь — сама по себе. Но в случае с антиалкогольными законами ситуация представляется совсем бесперспективной. (Если даже сами законодатели умилили проявлением трогательной “заботы”: поправки в административный кодекс вступят в силу – внимание! – с 8 января. Почему бы это не с первого, как вы думаете?) У нас пили, пьют и будут пить. Слова “здоровье нации” для нас имеют такой же абстрактный смысл, как философское учение Гегеля. И алкоголика не остановит надпись большими буквами (10% от площади этикетки! — говорит закон) “денатурат” вместо “этиловый спирт” на лосьонах и загадочной зеленой жидкости под названием “Композиция”. “Устраняйте причину, а не следствие. Бороться с пьянством, ограничивая доступ к водке, — всё равно, что бороться с поносом, ограничивая доступ к сортиру”, — сказал Оскар Уайльд. Впрочем, возможно, он этого и не говорил.

Ольга ЛИТВИНЕНКО.

21 декабря 2005г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.