МАУ ИЦ «Норильские новости»

Код в мешке, или Как “зомбируют” норильчан

Код в мешке, или Как “зомбируют” норильчан

Не СПИД и не рак губят человека, а алкоголь. Это не злая шутка и не преувеличение. Такое впечатление, что по стране гуляет эпидемия. Она не щадит ни пожилых, ни молодых... “Добрый день, уважаемая редакция! Случай заставил написать вам письмо, я думаю, вы должны его опубликовать, ведь обманутыми оказались, уверена, не мы одни... Жаль, что на чьём–то горе делают деньги”.

Автор письма не просила помочь, она понимает — помощи ждать уже неоткуда. Женщина просила рассказать о том, как “кодируют” норильчан. Как берут деньги за то, что, вполне возможно, не принесет никакого результата. Увы, она не одинока. В последнее время такие обращения в “Заполярку” совсем не редкость.

Говоря откровенно, в России всегда пили много. По данным некоторых экспертов, свыше 70 процентов взрослого населения страны можно смело отнести к категории бытовых пьяниц. Алкоголиков, то есть тех, чьё пристрастие переросло в болезнь, конечно, меньше, но тоже хватает. Понятно, почему пользуются спросом у населения различные средства и препараты, облегчающие тяжкие последствия обильных возлияний. Вполне понятен и интерес к лекарствам и методам избавления от пагубной привычки. Впрочем, как говорят медики, толку и от тех и от других не много.

Попробовав пилюли и чаи, пьющие граждане возвращаются к традиционным средствам: рассолу, пиву или рюмочке чего покрепче. Итог такого самолечения известен — сплошь и рядом похмелье плавно переходит в запой. И остается два выхода: пригласить специалиста по выводу из запоев, слегка подлечиться и продолжить игры с зеленым змием или попробовать зловредное животное уничтожить. То есть бросить пить. Второй вариант, конечно, для здоровья лучше, причем не только для собственного здоровья.

В это сложно поверить, но пить на Руси умели не всегда. Да и водка — продукт, собственно, не исконно русский, как бы не было обидно за “русский сувенир”. По словам летописцев, хлебное вино появилось сначала на Украине примерно в конце XIV века, а уж затем пришло и в Россию. Русские быстро научились готовить водку, ну и, соответственно, стали пить её, родимую, без всякой меры. При Петре I брага и водка окончательно вошли в жизнь русских семей, став верными спутниками радостных и печальных событий.

С пьянкой боролись разные правители в разные времена, но тяга русских людей напиться до чертиков всякий раз оказывалась сильнее запретов.

Сегодня на смену закрывшимся ЛТП пришли лечебницы и центры, в которых обещают за день сделать из законченного алкаша примерного трезвенника. Появились и специальные методы, обещающие поднять гражданина с четырех конечностей на две.

Самый распространенный метод — “кодирование”. Его основатель — украинский (хотя тогда все мы были советскими) врач Александр Довженко. Словом “кодирование” доктор Довженко назвал разработанный им в середине 80–х “новый метод” лечения алкоголизма.

Комплекс простейших процедур, которые и есть суть “кодирования”, очень похож на прием, давно известный классической психотерапии как эмоционально–стрессовая (шоковая) терапия. Цель шоковой терапии — вселить в пациента чувство страха (или, наоборот, благоговения) по отношению к какому–либо явлению, веществу или человеку.


Так же как и стандартный сеанс шоковой терапии, “кодирование” по Довженко состоит из двух коротких этапов, которые, как правило, проводятся в один день друг за другом. Человек записывается на “кодирование”, платит и приходит в установленный срок. Здесь и начинается самое интересное.

  • Первый этап “кодирования” — групповая лекция. Во время неё врач монотонным голосом рассказывает о вреде алкоголизма (табакокурения, обжорства) — внушает неприятие. Потом доктор столь же монотонно говорит о чудесах излечения — настраивает на то, что эффект будет обязательно. Ни в какой гипнотический транс никто никого не погружает, все пребывают в полном сознании.

  • Второй этап — индивидуальный. Врач работает с каждым пациентом отдельно. Процедура для стороннего наблюдателя не слишком приятная, хотя в ней тоже нет ничего таинственного. Врач внушает пациенту срок “кодирования” и то самое отвращение к водке (табаку, еде). Завершая процедуру, он должен быстро проделать две манипуляции — сильно нажать на болевые точки над глазами пациента и брызнуть ему в рот несколько капель жидкости, причем очень противной. И всё, вперед к новой жизни! Во время сеанса проблемы возникают редко, обычно они появляются позже...

По количеству людей, страдающих алкоголизмом, Красноярский край находится на десятом месте среди российских регионов. Пальму первенства в этом печальном списке удерживают Москва и Санкт–Петербург.

По идее никаких летальных последствий “поломка кода” вызвать не может. Повторюсь, отказ от алкоголя обусловлен исключительно психологическим фактором, но... Проверять на практике “прочность “кодирования” всё–таки не стоит.

Что касается эффективности лечения по методу Довженко, мнения специалистов расходятся. Его последователи утверждают, что оговоренный срок воздержания от спиртного выдерживают 75–85% пациентов, другие называют более скромные цифры — 25 или 50%.

Есть и еще один момент. По статистике, из 30 пьянчуг только один может “завязать” сам, в том числе и при помощи “кодирования”, остальные без стационарного лечения обречены. “Закодировать” можно того, кто сам верит в то, что может бросить.

Разумеется, выбор метода избавления от зеленого змия — дело глубоко личное, но... Направляясь на сеанс “кодирования”, помните: шанс попасть на прием к недобросовестному врачу достаточно высок. Тогда “закодированный” продолжит пить за деньги так же, как до этого пил бесплатно. Нынче “кодированием” занимаются все кому не лень: липовые экстрасенсы, целители, многочисленные последователи покойного Довженко и те, кто считает себя таковыми. Не обошел этот хоровод целителей, мнимых и настоящих, и Норильск. “Кодировщики” приезжают и уезжают, пациенты остаются.

Впрочем, официальная медицина метод Довженко признает и даже использует. Как рассказала главный психиатр Норильска Любовь КОНЦОВА, “кодирование”, наряду с другими технологиями и методиками, применяется врачами норильского городского психоневрологического диспансера для лечения хронического алкоголизма. Только там это делают дипломированные врачи, работу которых можно проверить и проконтролировать. Которые появляются в Норильске не раз в месяц — от сеанса к сеансу, а ежедневно ведут прием пациентов, следовательно, работают на совесть. Кроме того, ГПНД оказывает медицинскую помощь бесплатно, в рамках программы государственных гарантий, тем, кто хочет бросить пить. Кстати, здесь же наркологи избавляют и от никотиновой зависимости.

“Как медицинская методика “кодирование”, безусловно, имеет право на существование. Стоит помнить, что “кодирование” обеспечит стопроцентное попадание в цель только в одном случае: если будет проводиться грамотным специалистом и если на приеме окажется пациент, склонный к внушению, — рассказывает Любовь Александровна. — Немаловажная деталь: “кодирование” вряд ли поможет бытовым пьяницам. Этот метод хорошо подходит именно больным хроническим алкоголизмом, то есть тогда, когда пациент уже перешел порог изменения личности и легко поддается внушению. Разумеется, обязателен предварительный отказ от приема алкоголя в течение какого–то времени”.

Еще один момент, заслуживающий внимания. Крайне отрицательно к “кодированию” относится христианская церковь. По мнению священнослужителей, если на земле появится человек, способный “закодировать” кого–либо, то это будет антихрист. Православная Церковь категорически запрещает своим последователям участвовать в “лечении” такого рода.


Вот случаи из жизни тех, кто знает о “кодировании” не понаслышке.

Муж–пьяница докатился до ручки. Не работает, обирает семью, унижает достоинство близких. Когда бывает трезвым, сожалеет, не смотрит родственникам в глаза. Но бросить пить воли не хватает. Когда понял, что осталось два выхода: из жизни вон или “кодирование”, выбрал последнее. Будучи трезвым, тайком от семьи пошел “кодироваться”. Второй год не пьет, делает на дому мебель — золотые руки. Дом преобразился, да и деньги появились. Для этой семьи метод “кодирования” — самый лучший метод лечения, а врач — добрый волшебник.

Для семьи, где муж запил через неделю после “кодирования”, и метод — дрянь, и доктор — шарлатан. Кстати, в обоих случаях мужчины обращались к одному и тому же специалисту, и деньги были плачены одинаковые, а вот результат разный.

Был и вовсе вопиющий факт — когда “кодировщик” посоветовал супруге “неудачно” “закодированного” пациента... бросить пьянчугу. Правда, целитель (не поворачивается язык, назвать этого человека врачом) не забыл взять деньги за сеанс “кодирования” и порцию пилюль, прописанных после того, как пациент начал квасить пуще прежнего.


Словом, сколько людей — столько мнений. К “кодированию” отношение в обществе не однозначное. Обыватель — не специалист в данной области. Он относится к “кодированию” с житейской рассудительностью и часто бывает близок к истине...

P.S. Мы не против платной медицины. Но мы категорически против подхода, гласящего: “Главное — получить деньги, а что будет с человеком — неважно”.

Ужасно, когда врач становится торговцем. Особенно, когда он прекрасно понимает, что торгует “воздухом”.

Слово “психотерапия” всё чаще становится ширмой для банального обмана, занавесью, позволяющей просто зарабатывать деньги, пользуясь человеческой безграмотностью и желанием избавиться от беды. Но что делать, врач — человек, и ему хочется жить хорошо...

Шоковое состояние родни алкоголика позволяет требовать любые деньги и обещать несбыточное. Человек, погруженный в отчаяние, нуждается в таких обещаниях, горькая правда ему не нужна, горечи и так много. Супруг, теряющий любимого человека, видящий его медленную деградацию, поверит всему. А если кто–то обещает простым способом снять ответственность с его плеч, то заплатит за это любые деньги. Об этой человеческой слабости знают авантюристы и политики. Знают и врачи.

Галина РОМАНОВА.

12 ноября 2005г. в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.