МАУ ИЦ «Норильские новости»

«Гамлету» - быть!

«Гамлету» - быть!

«Гамлету» - быть!

Заполярный театр драмы решился, наконец, замахнуться «на Вильяма нашего Шекспира». На закрытии 74–го творческого сезона покажут «Гамлета». Понимающие люди утверждают: «Это будет бомба!».

Олег Жуковский (справа) и Олег Корныльев на пластическом тренинге
Олег Жуковский (справа) и Олег Корныльев на пластическом тренинге
Анна Бабанова
Анна Бабанова
Идут последние репетиции, премьера — 28 июня, билетов не достать. Главный режиссер театра Анна БАБАНОВА сейчас у журналистов нарасхват. В ожидании интервью мы заглянули на ее страничку в Фейсбуке, и там же — в гости к «самому северному». Таинственные проморолики к спектаклю «Hamlet. Mousetrap», или «Гамлет. Мышеловка», пожалуй, даже самого нетеатрального горожанина заманят: Средневековье, таинственные и зловещие события, интриги придворных и мучительный поиск истины...
А когда мы побывали в театре на репетиции, то сразу поежились от вида выразительной клетки на сцене, созданной главным художником Фемистоклом Атмадзасом. Его сценографию называют «хай–теком с привкусом Средневековья». «Гамлет», созданный четыре века назад, — пьеса на все времена, в версии норильчан здесь есть место и музыке знаменитой рок–группы Pink Floyd, и зонгам, сочиненным молодым артистом и музыкантом Олегом Корныльевым, который исполнит роль Гамлета. Вдохновляет и работа с нашими артистами выдающегося театрального хореографа Олега Жуковского, который много лет работал за рубежом. А еще подключили мультимедиа – видеонаблюдением за сценой, закулисьем, зрительным залом пригласили заняться Наталью Наумову, которая интервью не дает, чем интригу вокруг необычного спектакля еще крепче закручивает.
Оказывается, Анна Бабанова, которая уже два сезона возглавляет Заполярную драму, отказалась от своего первоначального прочтения «Гамлета». Посмотрев постановку французского режиссера Робера Лепажа с Евгением Мироновым в Театре наций, поняла, что там «уже многое сказано», и прислушалась к совету критика Олега Лоевского — взяла за основу пьесу в неожиданной трактовке Альфреда Баркова. Нашего главрежа увлекла его версия, изложенная в статье «Гамлет»: трагедия ошибок или трагическая судьба автора». Дело в том, что исследуя структуру веками манящей пьесы, Барков обнаружил, что это произведение построено как мениппея. А в этом жанре рассказчиком становится отрицательный персонаж, который, чтобы обелить себя, все запутывает, извращает события и факты. Интересно, что Барков, действующий как следователь по особо важным делам, пришел к неожиданному выводу: истинный интриган, преступник, виновный в стольких смертях, на протяжении нескольких столетий оставался неразоблаченным...
Нам было интересно узнать у Анны Бабановой, из каких личных переживаний, творческих посылов родилось ее желание ставить, пожалуй, самую загадочную пьесу Шекспира?
– Если я раньше не решалась браться за Шекспира, то здесь меня вдохновил сам Норильск, который мне представляется шекспировским местом. Это же натуральный Эльсинор! На Севере и природа шекспировская, и люди обостренные. История места диктует и внутреннее состояние. И в труппе, с которой у меня за два года случился человеческий и творческий договор, есть кому играть.
— Слышали, что первоначально на роль Гамлета вы приглашали другого актера — Романа Лесика...
— А на роль Офелии — Марию Нестрян... Но это должен был быть совсем другой спектакль, и с этими замечательными актерами все бы сложилось. Но в спектакле Лепажа я вскоре увидела все, о чем мечтала в первом решении. А хотелось открытий, без которых Шекспира не имеет смысла ставить. Вариант пьесы Альфреда Баркова сразу дает полет фантазии. Он сумел эту историю показать с другого ракурса: выявив истинного виновника трагедии, снял обвинение с Гамлета. И в нашей версии Офелия не топится, ее губят. Это то новое, что есть в пьесе.
— Анна Владиславовна, за кулисами приходится слышать о вашем творчестве, мол, Бабанова — замечательная формалистка. Можно это считать комплиментом, с этим спорить или соглашаться, но задуманные в «Гамлете» необычности, надеемся, художественно мотивированы...
— Форму «видеолетописи» постановке задает сам Шекспир, ведь это историческая хроника королей — как жили, убивали. Раньше писали историки–летописцы, а сейчас видеокамеры фиксируют всю нашу жизнь. И сегодня в момент монтажа все вырезается и подается, как будто ничего и не было, хотя есть целый зрительский зал свидетелей.
— А были ли еще актерские замены?
— Клавдия должен был играть Денис Ганин, кстати, это он принес идею с использованием музыки «Пинк Флойд». Но в какой–то момент я поняла, что Клавдий и Призрак — один человек, поэтому Сергей Ребрий играет братьев-близнецов, но очень разных.
— Как вам работается с большим оригиналом Олегом Жуковским?
— Мы только узнаем друг друга. Я давно искала именно такого человека, у которого поучиться можно. Он сам как шекспировский шут, он мыслит телом, а я — другими категориями. После многих лет в Европе он сейчас работает в Новосибирске. Я об этом узнала, и обстоятельства обвернулись в нашу пользу. Кстати, светом в «Гамлете» займется Тарас Михалевский, с которым мы делали «Лес», он прилетит из Москвы. А костюмы делает Ольга Атмадзас. У нас сложилась очень хорошая команда.
— Интересно, какую публику вы ждете на «Гамлете»?
— «Для кого был написан Гамлет?» — есть такая прекрасная лекция Алексея Бартошевича. Представьте: пришел корабль, стал в порту, капитан говорит актерам: сыграйте, чтобы матросы не напились, и прочее. И матросы от увиденного были в шоке: им, конечно, не философия понравилась, а интрига — бои на шпагах, драки, разбитая любовь... Попросили второй раз показать. И это не легенда, а зафиксированная история.
— Но вы же не для пьяной матросни ставите...
— Норильск — город горняцкий, металлургический. В фильме, который в Норильске недавно снимали канадцы, горняки назвали себя шахтерской интеллигенцией. Наша история и для такого зрителя, и для городских интеллектуалов, само собой, есть специальный слой. И, конечно, — для молодежи.
— Следующий сезон в театре — юбилейный, 75–й. Как готовитесь?
— Задумали проект, сейчас собираем материалы в музее. Драматург Владимир Зуев, ученик Коляды, думает о пьесе. Я сейчас понимаю основную задачу — сделать театр привлекательным местом: это касается и обновления репертуара, и интерьеров. Наверное, стоит нам как–то почудить, чтобы все привести в состояние жизни. Пусть кто–то нас ругает, называет формалистами, но это место должно стать модным, начиная с буфетов. Понятно, что все делается не сразу, для этого средства необходимы. А в Норильске, как я чувствую, театр — такое место Божье, как храм. И для меня в зале важны люди, которые откликаются на чужую боль и радость, люди без закрытого панциря, с живой кожей.
— Как Гамлет?
— Это вообще без кожи человек, кажется, не хочется на его месте быть. И каждый в какой–то момент своей жизни оказывается на его месте. Но у нас, слава Богу, есть вера, мы все–таки терпим, смиряемся. Это терпение и дает силы жить. А Гамлет — еще молодой. Он про веру не кричит, но не находит в ней решения своих проблем. Ему поддержка нужна, а ее нету. И тогда он сам пытается принимать решения, и кто–то его начинает подталкивать к ним.
— Значит, «Гамлет» — это и о трагедии молодой души, беззащитности благородства и о том, если не опираешься на заповеди — даже твои лучшие качества оборачиваются против тебя.
— Знаете, Роман Лесик, который первоначально готовился на роль Гамлета, классно читал монологи. Но в какой–то момент сказал, что перерос Гамлета, что он внутренне старше этого персонажа. И что бы Гамлет ни делал и ни говорил, это он делает как пацан, а сам Лесик внутри понимает, что не надо лезть на рожон.
— В театре за последнее время произошла явная смена поколений. Нашли молодые и зубры общий язык?
— Актеры старшего поколения — это моя опора, моя любовь. Не понимаю, как можно их было раньше задвигать. Как только пришла, поговорила, поняла: они замечательные!
Я им говорю: вы хозяева театра, именно вы показываете, как должно быть в театре. Они везде заняты, и с молодыми, которые пришли командой, нашли общий язык. А молодежь, конечно, свежее дыхание привнесла. В принципе, два года было необходимо, чтобы все в целое здесь собрать. Сейчас к нам на премьеру приедут критики, а это надо было заслужить. На фестивале в Красноярске с «Лесом» мы достойно выступили. Отзывы были разные, но важнее — театральный слух, а он работает на нас. На следующий сезон я уже пригласила Александра Баргмана — одного из ведущих российских режиссеров, он будет ставить «Филумена Мартурано» Эдуардо де Филиппо. Наша труппа теперь готова качественно перейти на другой уровень.
— В начале июля у Заполярной драмы начнутся гастроли. Где увидят наш театр?
— В «Красном факеле» в Новосибирске, там не раз шли мои спектакли — и на фестивале «Сибирский транзит», и на гастролях. Будем неделю в Омске, до середины июля. Везем семь спектаклей — «Лес», «Сиреневые облака», «Примадонны», «Братья Ч», в постановке Тимура Файрузова — «Ночь перед Рождеством», «Снегири», «Сказка о царе Салтане». Поедет почти вся труппа. Нам такой подарок сделало министерство культуры края в связи с грядущим юбилеем.

Итак, «Гамлету» на нашей сцене — быть! Впервые за почти 75–летнюю историю Заполярной драмы. Всем — и труппе, и зрителям — удачного спектакля. А впечатлениями мы обязательно поделимся.

Ирина CЕРЕЖИНА. Фото Владимира МАКУШКИНА

23 июня 2015г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.