МАУ ИЦ «Норильские новости»

Война на кончике иглы...

Война на кончике иглы...

Война на кончике иглы...

В пересчёте на случаи, рассмотренные комиссией по делам несовершеннолетних, пик злоупотреблений наркотиками был в 2001 году. Тогда зарегистрировали 57 эпизодов. В 2002–м пошёл спад — 4 случая. В 2004-м это число опять увеличилось — до 16. Это — только дети. В психоневрологическом диспансере на 2004 год под наблюдением состояли 2303 наркозависимых. На учёте в УВД в 2002 году — 4262 наркомана. В 2004 году — уже 4498 человек. Это официальные данные. Люди, знающие ситуацию с “той” стороны фронта, говорят, что на учёт попадает лишь одна десятая от реального числа наркозависимых. Люди, профессионально занимающиеся борьбой с наркоманией, говорят — идёт новая волна.
Война на кончике иглы...

Специалисты бьют тревогу: Норильску грозит новая волна наркомании

Продолжение. Начало в “Заполярке” за 6 октября.

Вести с фронта: Вербовка

Путь, которым торговцы “вербуют” каждого нового наркомана, строго индивидуален. Но есть и типичные схемы. Елена СЛАТВИЦКАЯ, и.о. заведующего отделом молодежной политики администрации города Норильска, в нашей беседе выделила такие:

= ДЛЯ ДЕВЧОНОК всё часто начинается с неудачной дружбы. Классическая история — у неё есть парень, который принимает наркотики, и сначала она пытается его из этого вытащить. Потом, отчасти в отместку, отчасти — чтобы он остановился, она на его глазах начинает сама потреблять наркотик. Увы, тревога за близкого человека редко пересиливает в наркомане его зависимость. А женский организм быстро приобретает тягу к наркотику и гораздо сложнее, чем мужской, от неё избавляется.

= НОЧНЫЕ КЛУБЫ — традиционный канал распространения стимуляторов. Их могут добавлять в напитки, также распространены препараты в таблетках. Укромным и безопасным местом у продавцов наркотиков считается туалет. По идее, в нём довольно просто отследить незаконную сделку по системе видеонаблюдения. Если в кабинке стоят двое или трое людей, то понятно, что заняты они чем–то не тем. Но редкий клуб станет устанавливать камеры в туалетах. Группой риска в ночных клубах становится молодняк, делающий первые робкие вылазки в такие заведения. К новичку могут подсесть, предложить “новые ощущения” или даже подсунуть снадобье в стакан незаметно для него. Ведь главное — заставить разок попробовать...

= ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ — это дилер в компании приятелей, скажем, по училищу. Обычно это человек, сам плотно сидящий на наркотике. Ему когда–то дали попробовать “товар”, а позже потребовали денег и предложили простую систему: продал дозу трем–четырем — получил себе бесплатно. Посаженный на такую “сдельщину”, наркоман начинает активно привлекать новых рекрутов. Работает и старое доброе взятие на “слабо”, и традиционные россказни — дескать, сам давно пробует, никаких последствий нет, всё отлично, он видит мир цветным, он вообще с такими людьми общается, и эти люди — взрослые, все потребляют, и им от этого только хорошо. Вначале торговец предлагает товар бесплатно. Это вообще принцип вовлечения. Всегда говорят: только попробуй, тебя это ни к чему не обязывает, я тебя угощаю, это не будет стоить ни копейки, и последствий никаких не будет.

Но последствия наступают сразу же. Ведь, употребив наркотик, новичок становится сообщником торговца. Начинается шантаж. И новичок, понимая, что сделал вещь, которая не приветствуется ни законом, ни родителями, из страха — катится далее...

Виктор ТАСКИН, президент фонда поддержки органов, обеспечивающих безопасность города Норильска:

– Процентов 70 общеуголовных преступлений так или иначе связаны с наркотиками. Человек идет на преступление или в состоянии наркотического опьянения, или чтобы достать деньги на наркотик, но так или иначе — связь прямая. Убери наркотики — 60–70 процентов преступности не будет. Страшнее наркотиков ничего просто нет.

...Кто–нибудь из возмущенных пап и мам, прочитав написанное выше, хочет заявить в гневе, дескать, “да стрелять надо этих наркоторговцев и их подручных”? В таком случае они могут первыми становиться к стенке. Почему? Да потому что главным подручным наркодилеров часто становится семья.

Вести с фронта: “Пятая колонна”

НЕПРИДУМАННАЯ ИСТОРИЯ:

У норильского старшеклассника В. было одно увлечение — спортивные танцы. Тренеры в голос твердили — у парня отличные задатки, предлагали всерьез учиться, готовиться к соревнованиям. Но против танцевальной карьеры выступила семья. Отцу показалось, что это занятие “не для мужика”. Альтернативы предлагались разные. Ни одна не понравилась. Юноша пытался вернуться в школу танцев — но его однокашники уже ушли далеко вперед, и отставшему фавориту стало обидно. Ушел. Подходящее увлечение нашлось позже. Героин.

Елена Слатвицкая:

– На Севере родители много работают, мало общаются с детьми и стараются компенсировать это дорогими подарками, деньгами. Но хорошая обеспеченность при недостатке контакта с родителями — отличная приманка для наркодилера.

Защита от вовлечения в наркозависимость — гармония трех компонентов. Первый — семья. Второй — учеба. И третий, о котором часто забывают, — хобби. Как говорят специалисты, наркомания — болезнь в первую очередь духовная, болезнь скуки и пустоты, которые нечем заполнить. Нет занятия для души — есть богатый фундамент для развития патологических зависимостей. И, конечно, всякий ребенок — это зеркало родителей.

Елена Слатвицкая:

– У нас на комиссии по делам несовершеннолетних был папа, который шестикласснику купил пиво безалкогольное. Когда мы его спросили, зачем, он ответил: “Пусть мужик приучается”. Так и сказал. У взрослых есть свои привычки и зависимости — курение, алкоголь, и наивно ждать, что они от них откажутся. Но хотя бы не надо их активно показывать детям. Не делайте этого в присутствии ребенка!

У многих пап железная логика: мой дед пил, мой отец пил, и я — нормальный шахтер (слесарь, каменщик, инженер — нужное подчеркнуть), я не алкоголик, я работаю, а после — положенное выпиваю и пока не помер. То, что его ребенок может пойти дальше, никто не понимает. Ведь когда был “дед, папа и он сам”, не было такого предложения психоактивных веществ, страшных по своей доступности и разрушающей силе. Сегодня же — есть из чего выбрать. И дети выбирают.

Елена Слатвицкая:

– Идет эскалация зависимостей. Вначале курение, затем курение и пиво, потом еще марихуана и клубные наркотики, а в конце крепкие напитки и героин подключаются. И велика вероятность, что, начав с одного, попробуют всё. Психологическая особенность подростков — они не могут себе ни в чем отказать. Поставьте вазу с конфетами перед ребенком — сколько он съест? Всё — сколько сможет.

Кстати, 96 процентов тех, кто сидит на героине, начинали с “травы”. И были уверены, что дальше — ни–ни... Теперь они в категории людей, средняя продолжительность жизни которых — 5 лет. Но наркодилеров это не беспокоит. Клиента они потеряют ненадолго... Почему? Потому что интересы торговцев защитит механизм генного поражения.

Вести с фронта: Генное оружие

Теорию генного поражения Елена Слатвицкая объяснила мне очень быстро и наглядно. Спрашивает: “Сколько детей в неблагополучных семьях?”. Мне довелось таких повидать, отвечаю: “Много!”. — “Очень много, — уточняет Елена Анатольевна и продолжает. — А вот у вас — работающего, благополучного, с образованием — сколько?”. Признаюсь, что пока ни одного, и тут же понимаю простую перспективу. В здоровых семьях, планирующих детей, заботящихся об их обеспеченности и, чего греха таить, зачастую перестраховывающихся, количество детей — от 2 до 0. В семьях алкоголиков и наркоманов — часто более 3. Кого будет больше через несколько лет? У ребенка алкоголиков и наркоманов есть 40–процентная (!!!) вероятность повторить “карьеру зависимости” родителей. А вступив в брак с потомком здоровой пары, он может передать задатки пораженного родителя и своему ребенку.

Вывод: если не взяться за ситуацию уже сейчас, ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ БУДЕТ МЕНЬШЕ С КАЖДЫМ ГОДОМ.


ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ:

В Норильске заметно увеличение количества родов при диагнозе “наркомания”. В 2003 году рост более чем в 3 раза — с 19 до 64 случаев, в 2004 году еще на треть (с 64 случаев до 81).

Сергей ДЕМИТРИЧЕНКО: руководитель Норильского межрайонного отдела Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков:

– Моё мнение — сегодня народ просто не понимает, что гибнет на корню нация. К наркомании отношение более чем легкомысленное. Если обворовали, убили — идет всплеск, реакция. А это страшнее, это скрыто.

Виктор Таскин:

– Наркотик? Оружие замедленного действия. Чтобы поняли люди, что это такое, — приходится ждать бума. Когда будет всплеск смертности — опять все заволнуются. А пока не коснулось — плевать. Говорят: ну, колется, так он же для себя колется. Когда убивают, нас это пугает, поднимается шум. А смерть от передозировки? Это ж тоже убийство, только медленное.

Для тех, кто всё–таки уверен, что к нему наркомания отношения не имеет, потому что ни он, ни его чада никогда к смертельному зелью не притронутся, есть еще одна печальная новость.

Сергей Демитриченко:

– Я могу вполне серьезно заявить, что есть подтверждения — деньги от продаваемых наркотиков идут на терроризм — оружие, взрывчатку. Материальная база терроризма — именно наркобизнес.

Так что когда в следующий раз в любом аэропорту страны вы будете снимать тапочки на досмотре и вспоминать репортажи с горящими самолетами, попробуйте убедить себя, что ЭТО вас тоже не касается.

Окончание следует.

Максим ТРОФИМОВ.

7 октября 2005г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.