МАУ ИЦ «Норильские новости»

Заслуживает внимания

Заслуживает внимания

В канун Международного дня театра можно было бы много и красиво говорить о празднике искусства Мельпомены в Норильске, о волшебном мире кулис и прочем в этом же роде, столь же возвышенном, сколь и набившем оскомину. Но театр–то не виноват в том, что он начинается с вешалки. И в том, что почти каждый вечер на подмостках вновь и вновь разыгрывается человеческая комедия, в персонажах которой зрители узнают себя то с удивлением, то с негодованием, то (реже всего) с искренним смехом. Театр давно стал такой же неотъемлемой составляющей норильских будней, как газ, вид на заводские трубы практически с любой точки города, искрящиеся горы Талнаха и колонны до Кайеркана. Поэтому театр заслуживает внимания. Даже если поводом и стала очередная “блестящая” дата.

И смех, и слёзы, и любовь...

И, добавим мы, наука. Норильский Заполярный театр драмы неожиданно для себя оказался “испытательным полигоном” для десятиклассниц физико–математического лицея. Совсем недавно Оксана Сидор и Марина Труш стали лауреатами традиционных Таймырских чтений, выступив с докладами на темы “Категория пустоты в эстетике постмодернизма (по спектаклям “Школа с театральным уклоном”, “Татарин маленький”)” и “Риторические тропы и фигуры в постановках народного артиста РФ А.М.Зыкова”. Замысловатые формулировки, ничего не скажешь, но и доклады у девушек были на достойном спектаклей Норильского Заполярного уровне.

Когда–то театральные постановки, думается, требовали гораздо меньше... не то чтобы усилий — ухищрений. Избалованный телеклипами и обделенный — из–за недостатка времени ли, из–за собственной лени — хорошей литературой человек, попадая в театр, ждет, что и там его будут развлекать привычными средствами. А вместо этого ему предлагается загадка, шарада, где приходится поломать голову: что хотел сказать автор? А режиссер? А сами актеры? А может, они это вообще в виду не имели? Заядлый театрал, у которого “внутренние антеннки” настроены на восприятие именно таких, кодифицированных, образов, окунется в атмосферу тайны, недомолвок и предположений с радостью. Зритель же, который в театре бывает редко, да и то чаще всего дальше буфета не проходит, вряд ли подхватит предложенную игру. И останется недовольным. И скажет: мол, десяток мужиков, на которых пахать и пахать, занимается черт те знает чем. А к чему это я всё? К тому, что театру, который зависит от зрителей ровно в той же мере, что и зрители зависят от него, приходится балансировать на узком и остром лезвии бритвы: развлекая — воспитывать; показывая — объяснять и направлять; самовыражаясь — оставлять и зрителю свободу для творчества.

Рыцари без страха и упрёка

Норильский Заполярный театр можно упрекнуть во многом: и в “засилье” в репертуаре пьес Григория Горина — не секрет, что у режиссера Александра Зыкова с этим драматургом были дружеские отношения; и в гротескности, эпатажности создаваемых на сцене образов; и в излишнем, по мнению многих, увлечении возможностями современной техники. Наконец, упрекают Заполярный театр в недостаточном внимании к классике. Можно было бы возразить: мол, то, что сегодня еще классикой не является, завтра будет признано ею. Можно приоткрыть секрет, которым поделилась завлит театра Лада Шебеко: в последнее время благодаря активному поиску пьес для постановки найдено кое–что из недавнего прошлого. Сегодняшняя премьера — пример достойной работы над репертуаром. Против “Сирано де Бержерака” вряд ли что найдется возразить.

Не буду говорить о самой пьесе. Лишь несколько слов — вы позволите? — об особенностях её постановки в Норильском Заполярном театре. Во–первых, Сирано репетируют сразу два актера. Это значит, что фактически норильская публика сможет увидеть два варианта спектакля. Во–вторых, хотя и не принято рекламировать спектакль фразами типа “Его смета превысила миллион рублей”, невозможно умолчать о том, что декорации для “Сирано” разрабатывались с помощью специалистов “Норильскпроекта”, а сооружались при активном участии медного и механического заводов. В–третьих, все эти хитроумные инженерные конструкции в финале должны... рухнуть, но по правилам, и в этом заключалась главная трудность для создателей. В–четвертых, в очередной премьере норильская публика увидит как актеров с солидным творческим стажем (Сергей Ребрий, Сергей Игольников, Лаврентий Сорокин), так и их более юных коллег (Людмила Каевицер в роли красавицы Роксаны, в которую безнадежно и давно влюблен Сирано).

Конечно, есть и “в–пятых”, и “в–шестых”, но если всё заранее известно, зачем смотреть спектакль?!

Особого внимания — это уже стало традицией — заслуживает работа Михаила Мокрова. Увидев декорации и костюмы к “Сирано”, я не удержалась от вопроса: “А не перетягивает ли работа художника “одеяло” — зрительское внимание — на себя?”. — “Нет”, — убежденно ответили мне в театре. Потому что замысливает спектакль прежде всего режиссер. И уж потом его идеи расцвечиваются и ярким талантом художника, и пластикой балетмейстера. В “Сирано” для питерца Николая Реутова работы было более чем достаточно. У каждого персонажа — особая пластическая партия. А если учесть еще, что мужчины вооружены шпагами (острейшими!) и пускают их на сцене в ход, ясно, что хореограф в этой постановке — важная птица. Еще за несколько часов до премьеры театр жил в лихорадке аврала. И всё для того, чтобы уже сегодня и завтра, и послезавтра норильские театралы спрашивали друг у друга: “Ну, и как тебе “Сирано”?”.

Вокруг сцены

Но вернемся к Михаилу Мокрову. Наверняка многие побывали на его недавней выставке в художественной галерее. И уж, конечно, впечатления были незабываемыми. В сегодняшней премьере видны черты всех этих пьеро, арлекинов и коломбин, как в лицах потомков всегда улавливается сходство с портретами предков. Только лица — они живые, изменчивые...

Если вспоминать недавние события, связанные с отдельными представителями Норильского Заполярного, то обязательно надо сказать доброе слово об Алевтине Александровой. В свой юбилей она дала проникновенный моноспектакль для любителей хорошей поэзии и великолепно поставленной сценической речи. Голос Алевтины Михайловны — грудной, богатого тембра, выпевающий слова — не спутаешь ни с каким другим. Слушаешь её — и рождаются светлые, добрые мысли. Спасибо, Алевтина Михайловна!

Руководство театра сейчас подыскивает пьесу, в которой будет роль для самой юной актрисы — норильской школьницы Светланы Груниной. После “Поллианны” она заслужила право на это.

Наконец, началась подготовка к бенефису — трепещите, сердца норильчанок, — народного артиста России Василия Решетникова: 5 июня состоится премьера “Провинциальных анекдотов” Александра Вампилова.

И еще одна премьера ждет нас в ближайшем будущем. “Мой бедный Марат”, пьеса Алексея Арбузова. В заглавной роли — Сергей Ребрий. А когда–то, много лет назад, Марата играл всё тот же Василий Васильевич...

Осталось сказать немногое, прежде чем поднимется занавес и мы таки погрузимся в мир кулис. В нынешнем году, к сожалению, не состоится традиционный фестиваль “Театральная весна”. Однако в Красноярске воцарится “Сибирский транзит”, на котором наш театр представляет “Два старых краба с нежным панцирем”. Примечательно, что и Александр Зыков, и Сергей Ребрий, и Лаврентий Сорокин вошли в число организаторов фестиваля. Норильск не просто на высоте, он вошел в число городов с признанной театральной школой. И с традиционно искушенной, но доброжелательной публикой. Сегодня и в ближайшие дни у нас есть возможность вновь проявить лучшие зрительские способности.
Татьяна КРЫЛЕВСКАЯ.

25 марта 2005г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.