МАУ ИЦ «Норильские новости»

Освоение

Освоение

Освоение

«Полярка» завершена, и нам за нее не стыдно.

Владимир Спешков
Владимир Спешков
Вряд ли стоит напоминать, что за лабораториями по стране и за нашим театром в частности внимательно наблюдают всевозможные критики, режиссеры, да что там — все театральное сообщество! Уникальность процесса в том, что на глазах зрителя рождается спектакль, и зритель живо реагирует на происходящее. Неповторимость — в невозврате некоторых эскизов, ценность — в обновлении театральной жизни, поиске смыслов, возможностей, форм.

Урожай нынешней «Полярки» таков: в репертуаре норильской «Маяковки» останутся две пьесы: «Это все она» Андрея Иванова (премьера — 1 февраля; режиссер Антон Маликов остался для репетиций в Норильске) и «Спасти камер–юнкера Пушкина» Михаила Хейфеца в постановке Тимура Файрузова (премьера в марте).

Олег Лоевский
Олег Лоевский
«Есть ощущение большого дела, сделанного за малый промежуток времени, — так отозвался о времени, проведенном в Норильске, куратор лабораторий Олег Лоевский. — По сравнению с прошлой «Поляркой» на обсуждение оставались полные залы: мы потихоньку набираем доверие, интерес. Это значит, что театр живет, что есть зритель, который хочет хорошего действа, что у вас в театре вызревают новые тенденции. Так что спасибо всем, кто был с нами».
И, уже обращаясь к труппе: «Я видел, как вы органично существуете на сцене. Я сорок лет в театре, поверьте: лаборатории дают концентрацию, возвращают артистов в часто необходимую, нервную часть работы. как тренинг она дала вам новый толчок, импульс, обновление. Я доволен вашей работой, а такой подбор пьес, надеюсь, вернет в норильский зал молодую публику».
Мнением о норильской лаборатории с «Заполяркой» поделился и приезжий критик Владимир Спешков:
— Я давно слежу за норильской драмой: она пережила разные периоды, но тут всегда была хорошая труппа. И «Полярка» продемонстрировала немало актерских дарований. Раньше лаборатории в России шли по направлениям: современная драматургия, молодая режиссура. Позже появились ответвления: в Самаре с драматургом Михаилом Бартеньевым прошли лабораторные пьесы для подростков, в Магнитогорске — проза на сцене с главным гостем Захаром Прилепиным. Лаборатория — признак живого театра, который помимо традиционного, часто рутинного существования ищет новое.
— Новой драмой, с ее ненормативной лексикой, темнотой в конце туннеля, довольны не все. Есть те, кто не принял выбор пьес и «весь этот джаз» называет фастфудом театрального искусства. Мол, быстро и горячо — это несерьезно, неглубоко, а значит, недостойно...
— В любом театре в какой–то момент и публике, и актерам на сцене становится скучно, и в бульон, так сказать, стоит бросить горсть соли или специй. Лаборатория — это и есть горсть специй, поиск смыслов. Да, эскизы были неравноценны, но в каждом сверкнуло интересное, важное, проявились актерские индивидуальности, а все четыре режиссера доказали, что они — люди в профессии... В целом творческий багаж труппы пополнился.
— Вы как критик напишете только о том, что вам приглянулось, или обо всем увиденном в Норильске?
— Обо всем. Поймите, важен не столько результат, сколько процесс. Допустим, «Жанну» я не назвал бы самым удачным эскизом, но именно за счет преодоления неудач из него получится превосходный спектакль. Порой бывает так: эскиз замечательный, лавры сорваны, режиссеру кажется, что больше ничего не надо придумывать, и на подступах к полноценному спектаклю материал увядает. «Жанна» — любопытная работа, другое дело, что Артем — молод, он пока в поиске, и сюжет получился немного газетный, что ли, в чем–то даже банальный. А надо двигаться в сторону театра, в сторону игры — тогда сразу возникнет объем.
«Спасти камер–юнкера Пушкина» — пьеса о времени, о поколении сорокалетних. Я рад за режиссера Тимура Файрузова. На мой взгляд, это растущий, развивающийся художник, человек, которому важно двигаться в разных направлениях; он интересуется современным театром, новейшими процессами, что–то все время пробует. В правильную сторону идет. Тимур взял совсем непростой материал и справился с ним. В его эскизе есть главный герой, это огромная роль, и прекрасный второй план — весь, без исключений. Варвара Бабаянц блестяще отыграла десяток своих персонажей. Это большое дело, и она — хороша!
Мне необычайно понравилась, и, по–моему, это мощнейшая актерская работа, игра Нины Валенской в эскизе Антона Маликова «Это все она». Это не просто очень хорошая работа, она взыскует к серьезным образам из мировой драматургии, заставляет вспомнить героиню Вильямса...
Прекрасный материал продемонстрировали режиссер Павел Зобнин и норильские артисты в «Демонах». Комедия и мистика... и момент театральной игры! Зобнин сегодня — один из наиболее интересных российских режиссеров, ему свойственно такое смешение бытового и небытового. Получилось мощно, зрелищно. Однозначно выделю тут актрису Галину Савину: это, безусловно, ее, ну, просто ее большая роль!
— Артисты говорят, что лаборатория — стресс...
— Конечно. Идут себе репетиции–спектакли в обычном режиме, и вдруг на актеров «наезжают», что–то говорят, требуют и при этом не всегда хвалят... Но те, кто проходит лабораторный процесс, так или иначе обогащаются, это отражается на их текущих, старых ролях и на новых, которых я всем им желаю.
У вас очень гармоничная труппа, не хватает только таких «столпов», как актеры, игравшие в «Старомодной комедии», — Валерий Оника и Алевтина Александрова. Ну, это проблема многих современных театров. К тому же Норильск в этом плане весьма специфичен. А вот среднее и молодое поколение — очень разнообразное. С ними можно решать любые творческие задачи. Хочется, чтобы театр давал им такую возможность.
Марина КАЛИНИНА
Фото Елены ХУДАНОВОЙ и Владимира Макушкина

24 января 2014г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.