МАУ ИЦ «Норильские новости»

Ключ без права передачи

Ключ без права передачи

Накануне Дня учителя в Норильск пришло запоздалое сообщение, что в Санкт–Петербурге девять месяцев назад не стало легендарной учительницы биологии 10–й школы Александры Николаевны Цыпленковой–Семеновой.

В прошлом году, узнав о ее болезни, мы обратилась через “Заполярку” к бывшим ученикам Александры Николаевны: надо было срочно собрать деньги, чтобы поддержать дорогого нам учителя. Нашли и добрую женщину, которая лично доставила ей нашу передачу в Лодейное Поле, где в крошечном домике обитала наша любимая.

Вскоре она прислала мне трогательное письмо, а следующее уже было от ее дочери Ирины, в питерской квартире которой и не стало нашей Александры Николаевны... Ирина, моя одноклассница, после очередного приступа буквально умолила свою больную, но крайне самостоятельную маму переехать к ней в город. Рано утром 9 января Александра Николаевна успела сказать: “Господи, только бы никого не намучить...” и перекрестилась. “Скорая” примчалась, но было уже не помочь. Врач сказал: “Отходит ваша маменька”, а соседка добавила: “Отлетает, как голубка, легко — значит, очень хороший человек”...

На наш перевод, отправленный учительнице к Новому году, родные купили венок от любящих учеников. Александра Николаевна упокоилась на Южном кладбище, на 24–й яблоневой линии, почти рядом с Пулковской обсерваторией. Родные не сразу пришли в себя и сообщили нам о горе, а ребята продолжали слать письма. Но вот и мы теперь знаем... И еще, получив это известие, наплакавшись — такие воспоминания нахлынули, сжали сердце! — поняла, что я, учась в 70–е годы у нее, такой не похожей на других учителей, обожая ее за феерические уроки, искреннюю к нам любовь, в сущности, мало что о ней знала... Спасибо ее дочери Ирине, которая по моей просьбе написала о своей маме. А еще я обратилась к своей одношкольнице Людмиле Дубининой с просьбой помочь с фотографией Александры Николаевны — это о Людином “А” классе, который был на три года старше нашего, пишет Ирина в своем письме.

“... Спасибо маминым девочкам: она жила их письмами. Хотя она очень любила всех своих учеников и считала их своими детьми, но этот класс — поистине ее звездный учительский час. Такое было родство душ и полное взаимопонимание, как в фильме Динары Асановой “Ключ без права передачи”. Совместные походы в тундру, чаепития у нас дома. Мы с Сергеем (младший брат Ирины. — И.Д.) тогда были еще малы, но я очень хорошо помню их разговоры, споры, как они уже тогда начинали впервые по–юношески влюбляться... Это было здорово. Помню, у мамы была ученица — Наташа Собчук, большая умница, математический склад ума, иногда и шалунья, не без этого, но очень чистая, добрая... Наташу отправили в Новосибирский Академгородок для дальнейшей учебы. А потом случилось непоправимое: она упала на катке, а на месте ушиба развилась саркома. Наташи не стало. Я видела, как мама страдала и буквально пропускала эту боль через сердце. Она потом долгие годы переписывалась с Наташиными близкими, как с родными людьми, слова находить в таких ситуациях трудно, но ей как–то это удавалось...

Был любимец класса — красавец и спортсмен Толя Нардин, спортивная гордость школы, он дружил с Олей, фамилию которой я не помню... Он поступил в институт физкультуры, на тренировке трагическая случайность унесла жизнь Толи Нардина, который мог бы стать прекрасным спортсменом, мужем и отцом. Когда происходят такие вещи и дети уходят раньше родителей, смириться невозможно. И мама надрывала свое сердце — такой она была всегда. Если есть учителя от Бога, то это — о ней.

Нашла в ее архиве письма от Володи Квурта из Сочи, от Мугнецана (из Израиля, Москвы), от Караковых, Гали Зибровой, Светы Прудниковой, Лены Касьяновой, Люды Дубининой и многих–многих учеников. Столько писем, сколько получала она, в Лодейном Поле никому не приходило, а люди удивлялись, что эти письма не от родственников, а Учителю — от учеников.

Со своими ребятами, уже из других классов и выпусков, она объездила всю страну, встречалась с ветеранами войны. Помню, мы вместе с ней и ее учениками были в Москве в гостях у легендарной Ольги Фортус, чей образ блестяще воплотила на экране Ада Роговцева в фильме “Салют, Мария!”. Мама создала в 10–й школе уникальный музей героев–чекистов, в основу экспозиции легла история партизанского движения в годы Великой Отечественной войны, в том числе и история отряда “Победитель”, который действовал в немецком тылу под Ровно. Им руководил Дмитрий Медведев, а непосредственно с отрядом был связан легендарный разведчик Кузнецов Николай Иванович. Встречи с ветеранами, поездки, вечера, праздники — сколько всего было, трудно сосчитать. Главное — одно: что все было не напрасно, это и было как раз то самое настоящее патриотическое воспитание, дефицит которого в нашем настоящем ощущается остро, и возникает в обществе дискуссия — как воспитывать молодежь в духе патриотизма. Мама это чувствовала и понимала, и поступала правильно, как истинный педагог, и ребята, думаю, с благодарностью вспоминают то время.

Мама родилась 27 марта 1931 года, это по паспорту, на самом деле в 1930 г., но она никогда не исправляла: некогда было. Родилась в Костромской области рядом со старинным городом Солигач. Семья был большая (пятеро детей — две сестры и три брата, еще в семье воспитывались племянники, по какой причине, она не уточняла). Ее отец был уважаемый человек — кузнец, еще мальчиком начинал работать в Питере на Путиловском заводе.

А бабушка вела дом и воспитывала детей. Папа мой, Валентин Нилович Цыпленков, большую часть жизни провел в Питере. История их любви, о которой мало кто знает, — это почти так же, как в “Весне на Заречной улице” — учительница в школе рабочей молодежи и ученик — рабочий–строитель. Разница была только в том, что у героев фильма биографии были чисты, как слеза младенца, а мой папа был сыном “врага народа”, сначала репрессированного и расстрелянного, а потом в 1956 году реабилитированного посмертно. Папа всегда стремился всем доказать, что огромная ошибка совершена по отношению к деду, что он настоящий — советский. Время было такое — тогда всем все надо было доказывать. Но в то же время молодые были такими, что искренне хотели приносить пользу своей великой стране, извини за патетику, и поэтому папа один из первых по комсомольской путевке ЦК ВЛКСМ, выданной Свердловским райкомом комсомола (сейчас Василеостровский район), поехал на комсомольскую стройку, которой тогда именовался наш замечательный город Норильск. Мама не раздумывала ни секунды, сразу рванула за ним, любимым, дорогим, единственным... Отец, когда они женились, спросил ее: “Шуренок, а ты не боишься, что в моей биографии есть такое “пятно”?”. Она ответила:

“С тобой я ничего не боюсь”. У их любви был “недолгий” век, отец погиб на озере Лама в 1965 году, а правильнее сказать — долгий, потому что мама любила отца и помнила его всегда. Недавно я написала в интернетовскую книгу памяти и получила интересные сведения о своем дедушке, жаль, что мамы не стало...

Думаю, надо жить с верой, что хороших людей все же больше, и мама в это всегда верила. Нашла в ее архиве ваши письма, фотографии. Ей и на пенсии не хватало этого питающего ее целительного общения с учениками, каждого из которых она считала своим ребенком, чьим успехам радовалась, чьими проблемами жила, чьим бедам искренне сопереживала. И ей важно было знать, что о ней помнят. Мамины регалии лежат дома... Честно говоря, к ним не приглядывалась — точно не помню: она — отличник народного образования или заслуженный учитель... Мама считала это не главным в оценке работы.

Если это кому–нибудь интересно, она из норильчан еще часто вспоминала Настиных, маму Игоря Кулакова и, конечно, свою любимую семью Тундуков, которая, как она считала, очень правильно, в любви, доброте и понимании воспитывала своих детей... Моего отчима, Семенова Валентина Гавриловича, уже нет в живых. В годы войны он был в медведевском отряде комсоргом, мама его понимала, сочувствовала и всячески ему помогала. Последние годы они не жили вместе, он уехал в Кисловодск, там и похоронен.

Всем маминым друзьям в Норильске — огромный поклон за поддержку.

Я бы написала о маме книгу, так много осталось невысказанного и так мне ее не хватает, но я счастлива тем, что она была и есть у нас — ее детей, и у вас — ее любимых учеников. Светлая ей память!”.

На недавний городской праздник учителей и воспитателей, куда меня пригласили как коренную норильчанку — воспитанницу норильских яслей, садика и 10–й школы, я взяла с собой фотографию Александры Николаевны в окружении ее любимых учеников и свою тетрадку по зоологии класс за пятый–шестой. Эту тетрадку Александра Николаевна неожиданно принесла мне на работу перед своим отъездом из Норильска, в начале 90–х. Она хранила ее четверть века...

Я люблю вас, моя прекрасная Учительница. Спасибо за все.

Всегда ваша ученица Ира Даниленко.

P.S. Среди бывших учеников Александры Николаевны Цыпленковой–Семеновой — певец и музыкант Александр Нагорный, инженер Сергей Изместьев, архитектор Михаил Журавлев, энергетик Бирута Ивушкина– Безрядина, работник банка Людмила Дубинина и еще без счета норильчан. Надеемся, что все мы будем живы и здоровы и 9 января нового года соберемся вместе помянуть свою учительницу. Царство ей Небесное...

13 октября 2006г. в 15:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.