МАУ ИЦ «Норильские новости»

Обожаю статистику!

Обожаю статистику!

Если вы думаете, что статистика — дело левое, девяносто девятое и задвинутое государством в самый дальний ящик, то сильно ошибаетесь. Эта деловая штука на самом деле приходится практически двоюродной сестрой таким монстрам, как экономика и планирование с прогнозированием. При этом статистика относится к сфере деятельности, именуемой «оказанием услуг гражданам», которым надо свои отношения с государством как–то регулировать. И тут уж никуда не убежишь.

Статистика — это очень даже ого–го: дисциплина, отчёты, сроки, штрафные санкции. Это порядок. Это то, чем пользуется САМ Путин, ёлы–палы. Отделы статистики, налоговые органы, регистрационные и прочие, куда выстраиваются очереди и от которых, в принципе, зависит, кто ты без нужной бумажки — букашка или хозяин жизни, — всё это так называемый государственный профильный бизнес. Военкоматы, жилищные структуры, прокуратуры, жэки, школы, тюрьмы, суды, «Норильские новости» — все мы со статистикой работаем и все ею в какой–то степени «повязаны».

Попробуйте, будучи предпринимателем, сказать, что спокойно обходитесь и будете обходиться без этой с виду «серой мышки», и другие предприниматели сразу заподозрят скрученные крестиком пальцы у вас в кармане. Так как без помощи специалистов отдела статистики открывающим своё дело (любое!) вообще не видать жизни лучшей — когда человек регистрирует свой бизнес, никто в той же налоговой службе не внесёт нужный вид деятельности в нужный реестр. А статистики — пожалуйста: есть поп, есть приход. Однозначно: судьбы многих завязаны на этом, якобы незаметном, звене.

А ещё никто так, как статистика, не отвечает на вопрос о средней продолжительности жизни (медики и социальные работники не владеют всей информацией), никто не отчитается, как она, что там у нас с доходами населения, с инфляцией и прочими важными показателями уровня и качества жизни. Покажите мне заведение, которое бы в этот орган государственных услуг, ведущий учёт всего и всех, не сдавало все свои «секретные» данные, влияющие потом на общую картинку. Статистика контролирует то, как правильно информировать Родину. И в этом смысле она одна такая.

А ещё Гёте сказал: «Если статистические цифры не управляют миром, то они показывают, хорошо ли мир управляется». Как в воду ведь глядел.

Ну что, убедила я вас, что статистика — это ого–го? То–то же.

Норильск в цифрах

Ну, хорошо или плохо управляется мир, разложенный на цифры, судить не мне. А вот «на минуточку» разложить «цифровой» Норильск было очень интересно. Просто посмотрим и сравним. Интересно ли нам, например, что собой представляет средний норильчанин? А то.

Из тысячи и одной папки берём с Татьяной Михайловной Веневцевой, моим гидом–статистиком, ту самую одну, подходящую, заглядываем в столбики–столбики–таблицы и бесчисленные строчки, находим «зёрнышки»... Ага, вот.

На вопрос о «среднестатистическом» горожанине: «Какой он — молодой или очень молодой?» (город наш явно не пенсионерский — и это не обсуждается) есть совершенно чёткий ответ: среднему норильчанину 31 год с «хвостиком». Если точнее, возраст мужчины — 30,54 года, женщины — 32,79. Мы молоды и талантливы, ребята, остальное подскажет фантазия и возможности.

Смотрим другую папку. О, в ней численность населения по полу и отдельным возрастным группам. Интересно. Так, нахожу самое свежее — январь, 2007 год. В графе «Всё население» — 210 482 (по переписи населения 2002 года в НПР насчитывалось 221 908 человек); из них — 104 862 мужчины, 105 620 женщин (прекрасное соотношение: у одних небольшой стимул, у других — нормальный выбор).

Из разряда «другие категории» — тоже любопытно. Товарищей трудоспособного возраста в городе — 157 тысяч 512 человек. Не факт, что все они работают, но это уже другая тема. Лиц старше трудоспособного возраста — 13 033 (опять же не факт, что эти сплошняком дома сидят). Моложе трудоспособного — 39 937 человек. Среди них младенцы (6591), школьники (23 863) и дошколята (13 811). Норильчан от 15 до 49 лет — 136 293 человека, от 0 до 14 — 36 717. Около четырёх сотен наших горожан — люди старше 80. На пороге 90–летия — 55 человек, в возрасте от 95–99 лет — один, а вот 100–летних нет совсем.

* * *

Логично представить своим читателям другие цифры. Табличка называется «Ожидаемая продолжительность жизни по городам и районам Красноярского края». В ней — возможности и «гипотетичности», словом, то, что не всегда реальность и что тоже, оказывается, каким–то образом умудряются фиксировать статистики.

Ожидаемая средняя продолжительность жизни в Красноярске — 63 года (мужчины — 56, женщины 70). В Минусинске — 61, в Абанском и Иланском районах почему–то больше 55 лет в среднем народ не живёт (мужчины и вовсе — 49 лет). В Шарыпово и Шушенском — 64 и 63 соответственно, а вот в п.г.т. Кедровый — уже 72 (одно название чего стоит).

Норильск на общем фоне выглядит неожиданно хорошо. У нас ожидаемая продолжительность жизни при рождении — почти 68 лет (притом что в Дудинке — 66, а в Хатанге — 62). Тут, понимаешь, жизнь длиннее, а мы всё: «Газ, газ, биоритмы»... Похоже, статистика способна перевернуть некоторые представления, на примере со мной ей это явно удаётся.

Погрешность

«Все приведённые в этих таблицах цифры обрабатывает край и Москва, что–то им идёт от нас, а что–то и мы от них получаем. Сводим, опять обрабатываем, дополняем и снова переправляем «наверх», — объясняет мне г–жа Веневцева этот круговорот цифр и букв. С минуту на минуту ей должны звонить из Красноярска, чтобы выяснить данные по поводу километража очистных магистралей в нашем городе (что–то там со статистикой прошлых лет и новыми норильскими сведениями не заладилось). Веневцевой предстоит крупный разговор, и меня опять оставляют наедине с ворохом папок, и я опять зарываюсь в бумаги (а говорят, журналист — работа не пыльная).

Вот миграция — то, что я хотела, смотрим цифры: в «город на Норилке» в 2007 году прибыли 3459 человек (большинство из России (2860), из стран СНГ и Балтии — 587). Число выбывших норильчан в ушедшем году — 7734. Путём нахождения разности исчисляется миграционный прирост: –4275. Погрешность в расчёте общих данных по числу жителей региона можно исключить, отняв четыре тысячи из тех 210 с лишним тысяч живущих в Норильске, о которых речь шла раньше (ловлю себя на том, что забавно в свете кадровой политики некоторых производств говорить о людях — четыре с лишним, двести десять тысяч с лишним: да простят мой чёрный юмор всепонимающие норильчане).

Без вопросов. Национальных

Пять лет назад население Норильска с подчинёнными ему административными пунктами насчитывало в большинстве своём русскоязычное и русское население (165 393 чел.). Приведём интересную статистику других народов и национальностей, населяющих эту мёрзлую землю (перечень далеко не полный):

абхазы — 7
албанцы — 2
австрийцы — 1
аварцы — 137
агулы — 15
адыгейцы — 49
азербайджанцы — 7992
армяне — 633
ассирийцы (халдеи) — 4
балкарцы — 27
евреи — 138
киргизы — 310
китайцы — 21
курды — 8
корейцы — 168
кеты — 18
лакцы — 207
латыши — 81
лезгины — 1138
молдаване — 1078
монголы — 2
мордва, мордвины — 548

Данные взяты из информации о последней переписи населения России. Кстати, семь с половиной тысяч норильчан предпочли в 2002 году не указывать в переписном листе свою национальность. Предстоящая перепись народонаселения случится у нас в 2010 году. К ней уже усердно готовятся соответствующие службы.

Горшков меньше, чем детей

Перейдём к позитивному. Например, к тому, что цифры смертности в нашем городе никогда не поспевают за рождаемостью — та всё время стремится почти вдвое перегнать грустный показатель. И это здорово. Соотношение колеблется в пределах от 1,5 до 2 в пользу рождаемости (иногда даже больше двух).

Объясню на примере последнего отчётного месяца. Беру март 2008–го, смотрю официально зарегистрированные смерти: 39 в Норильске, ещё 31 по районам Талнах и Кайеркан, итого 70. За тот же «отчётный период» в роддоме Норильска на свет появились 180 детей. 180 делим на 70 — получаем коэффициент выше нормы, два с копейками. Раз на раз не приходится, но поводов для радости в Норильске несомненно больше, чем поводов горевать.

Любопытны данные по детским садам. Например, численность детей, состоящих на учёте для определения в детский сад, — 5996, устроенных на начало этого года — 1956 человек. Число мест в детсадах — 6899, а посещает 390 существующих в НПР групп более 8 тысяч малышей (места более чем востребованы, отсюда и переполненность в группах).

Потому что на десять девчонок

Кое–что после разглядывания таблиц проясняется. Мир цифр, чёрт побери, трезвее и логичнее эмоциональной сферы нашей жизни. И всё же я предпочитаю второе. Вот даже материал писать устала. А стихи бы мастерила — и усталости бы не почувствовала. Кстати, надо по отчётам посмотреть, сколько там мужчин моего возраста приходится на одну ранимую женскую душу? Девчонки 35–39 лет, трепещите: нас всего 9667, а их почти на 800 больше — 10 466. Обожаю статистику!

Марина КАЛИНИНА.

11 апреля 2008г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.