МАУ ИЦ «Норильские новости»

Любимый китайский помидор

Любимый китайский помидор

В Костроме во-от такие огурцы, в Минусинске — помидоры...

В провинциальном, с 70–тысячным населением, городке, где верх мечтаний — зарплата в пять тысяч рублей, на ежегодном помидорном состязании, проходящем, к счастью, без непременной ныне шоу–шумихи, а славно так, по–домашнему, победитель удостаивается новеньким “жигуленком”.

Столь щедрой наградой, надо думать, отмечаются вовсе не гигантские размеры любимого всеми овоща, а большой и бережный труд, хранимые в поколениях традиции и “секреты” и, если хотите, щедрость сибирской земли, родящей такое чудо! Сегодня в сельскохозяйственных олимпиадах не звучит названий прежде знаменитых овощеводческих хозяйств южного Красноярья (ухайдакали их окончательно...). Все больше Анны Ванны, Агафьи Тихоновны да вдруг откуда ни взявшийся Афанасий Пульхерьевич вступают в борьбу богатствами своих садов–огородов. Стало быть, на их любовно возделываемых шести сотках и остался, сохранился ТОТ, всамделишный, минусинский помидор, славу которому не газеты и телевидения множат, а молва людская, желудок отечественный!

Путник, оказавшийся в здешних краях, обязательно везет с собой изрядное количество тугих, мясисто–сахарных, рябиново–красных здоровяков, нещадно переплачивая в аэропортах за багаж, только чтобы приятно поразить и порадовать родных и знакомых. “Ах, ах, — умирают от восторгов родные и знакомые, — какая прелесть... а вку–ус–с!..”. Усталый путник самодовольно цветет... Но не спешите цвести и восторгаться, помидорные чревоугодники.

Года три назад по патриархальным улицам и базарным рядам Минусинска вместе со слухами об очередном повышении цен на мясо, бензин и соль просочились невероятные: что знаменитый помидор, гордость и краса, символ города, черт побери, вовсе не тот, за кого себя выдает! Конфуз последнего известия удивительным образом совпал с бурно развернутой сельскохозяйственной деятельностью нарисовавшихся экзотическим табором китайцев. Теперь уже очарованный волшебством овоща путник с опаской и пристрастием допрашивал разбитного базарного коробейника:

– Да тот ли это, взаправду ли, хваленый помидор?!

– Тот, тот, — божился коробейник, – век свободы не видать! (Лучше бы ему ее в самом деле не видать...)

И верит наш наивный покупатель сегодня, как верил вчера, забывая прутковское назидание: “Если на клетке осла увидишь надпись “лев”, не верь глазам своим”, везя сомнительный подарок домочадцам.


Если в первый год своего сельскохозяйственного пребывания на сибирской земле китайские торговцы зазывно вещали нарочито противными голосами: “Каму люки–чесноки, каму?..”, то годом позже, смекнув, что здешний люд не в пример жителям Поднебесной “люки–чесноки” не потребляет в столь невероятных количествах, со свойственным восточным коварством посягнули на святыню здешних мест — помидор! И теперь уже визгливый голос завлекал–зазывал: “Минюсиньски–и памидор!”. Заметьте, уже в начале июня. Вопреки всем мыслимым законом ботаники, генетики, агрономии и чего еще там?! Базарный народ, торговавший доселе бишкекскими, ташкентскими, вмиг ставшими “бросовыми” помидорами, испытал огромную зависть — чувство низменное, надо сказать...

– Как так, откуда сие чудо? — удивлялись одни.

– Учитесь, — назидали чиновники, – как дело делать надо.

Устыдились некоторые... И только мудрые Анны Ванны с Агафьями Тихоновнами поняли сразу, что легендарным овощем здесь и не пахнет! В самом прямом смысле. Понюхать бы, кому по долгу следовало, — сразу бы и обнаружилось: обман! Опасный, заметьте, для здоровья. Бомба химическая.


О том и рассказала местной газете “Власть труда” журналистка Нина Савкина (между прочим, много лет работавшая в “Таймырке” — наш человек...) в репортаже “Минусинский помидор?” В живописном рассказе было все: невесть как и откуда в количествах просто фантастических привезенные и используемые агрохимикаты (к ввозу в Россию законодательством запрещенные категорически); земля в теплицах белая, как смерть, и прочная, как бетон, остающаяся после китайских “мичуринцев”; и сами “мичуринцы”, чувствующие себя при очевидном и опасном нарушении законов неуязвимыми — словом, все было в этом пугающем репортаже. Не было одного — ответа на вопросы, ПОЧЕМУ это происходит на нашей земле, и КТО за это ответить должен? Я уж не говорю о том, что если с такой легкостью через границы ввозится сомнительная агрохимия, то почему не ввезти заодно компоненты взрывчатки?! Селитра и посейчас удобрение... Но главное в репортаже читателя ждало впереди: отринув всякие сомнения и остатки совести, минусинские коробейники толпами кинулись скупать химией напичканную муру, выдавая ее за минусинский помидор! Поистине, деньги не пахнут.

Теперь, наезжая в Минусинск, я иду по своим ведомым мне явкам и огородам, где живут милые сердцу Анны Ванны, и у них покупаю наметившееся к исчезновению кулинарное украшение. Старенькая Анна Ванна при мне топает в райские огородные пахучие кущи и выносит оттуда теплых красавцев, но... трудно уже топать так–то старушкам, труднехонько управляться с землей... Садоводческое же движение “шестисоточников” по многим причинам, среди которых жуткая дороговизна всего и МАССОВОЕ ОГОРОДНОЕ МАРОДЕРСТВО, скорее, мертво, чем живо; про овощеводческие хозяйства лучше не вспоминать...

Что же останется? Ну, правильно: “пять” вам за сметливость — минусинский же, в смысле китайский помидор! И не в дурном сне, а по логике выходит, что именно за этого химического монстра в недалеком будущем начнут дарить на конкурсе шедевр отечественного автопрома. Шедевр за шедевр, так сказать. Впрочем, процесс “вымывания” с продовольственного рынка отечественных товаров начался не вчера и набирает обороты. А что взамен?!

У вас есть уверенность, что вместе с псевдоминусинскими помидорами не вкушаете нынче генномодифицированную етьбу? То–то. Дело не в недобросовестности норильских контролеров — они, хочу верить, на страже. Но российским законодательством обозначать особо такой продукт не предписывается — и прут, прости господи, через дырявые границы государства в соблазнительных упаковках всяческое дерьмо. Развесистая клюква кулинарной и продовольственной туфты малость пожухла. Пали один за другим мифы “у них там во!”, и поумневшие гастритчики вместе с теми, кто их ряды пополнить не успел, вмиг образумились, “убедившись” в натуральности и качественности доморощенного.

Правда, открылось множество приверженцев восточной кухни. Но это пройдет, пройдет...

Да, я квасной патриот, чего скрывать не собираюсь, и уж точно предпочту квас или на худой конец “Крем–соду” (о, напиток детских грез моих!..) “Пепси” (писающих кипятком в восторге от ее употребления в рекламах видел, человечьей, простой рекламы старорусского напитка — нет). И хлебушка ДОМАрощенного вкуснее не едал! Заметят: о вкусах не спорят. Не спорю... однако вкус еще иметь надобно: “Вы любите ли сыр?” — спросили раз ханжу...” — помните?

Впрочем, я ж сегодня не о продовольственной безопасности державы — откуда ей взяться, при таких–то делах? — я про “мелочи”, которые символизируют (символизировали?) наши малые родины, про глубокие корни души, что незаметно для нас самих питаются традициями, культурой, языком, уважением к памяти.

В медицинских учреждениях на шкафах с медикаментами обыкновенно висит предупреждающее: “Смотри, что берешь”. Недалек тот день, когда в современных лабазах, блещущих никелем, длинноногостью продавщиц и сомнительными изысками, появится: “Смотри, что ешь!”.

Виктор МАСКИН.

17 августа 2006г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.