МАУ ИЦ «Норильские новости»

Долг

Долг

Долг

Поводом для этого материала послужил визит в редакцию «Заполярки» рассерженного человека. Рассерженного не нами — журналистами, а работой нашей государственной машины.
Долг

А речь о том, что когда страна вовсю готовилась отпраздновать юбилей Победы, когда политики, бизнесмены, звёзды всех величин выстраивались в очередь, чтобы засвидетельствовать уважение людям, вынесшим на своих плечах тяготы Великой Отечественной, имя одного из героев этой Победы, участника войны Хасяна Ибрагимовича Долотказина, оказалось втянутым в путаный механизм бюрократической машины российского государства.
Его сын Олег Долотказин с обидой за отца и понятным каждому возмущением рассказывал о работе чиновников разных ведомств — представителей государства, служителей закона. Вроде они честно делали своё дело, но однажды совершённая ошибка, пройдя бюрократический цикл, превратилась в анекдот, разрушить который одни не смогли за неимением информации, а другие просто не пожелали.
Хасяна Долотказина призвали на фронт семнадцатилетним мальчишкой из села Большие Поляны, что в Мордовии. Советский солдат уже шёл победным маршем по Европе, а Хасян отправился на Дальний Восток защищать наши рубежи от японского агрессора. Послевоенная судьба занесла фронтовика Долотказина в Норильск, где он трудился до самой пенсии, вырастил детей, а в середине 1990–х годов уехал на покой в Тамбов. Ничего особого Хасян Ибрагимович на Севере не нажил. Вот только в советские времена приобрёл автомобиль марки «Запорожец», который ещё до отъезда хозяина занял своё место на норильской свалке. Никаких налогов и сборов тогда с автомобилистов–ветеранов не взыскивали, поэтому Хасян Ибрагимович формальностями вроде снятия с регистрационного учёта не заморочивался и со спокойной совестью уехал.
А года четыре назад стали приходить на его бывший адрес, где теперь живёт дочь, уведомления о необходимости уплаты транспортного налога на тот самый ЗАЗ–966В в сумме нескольких сот рублей. Дочь, зная о папиных льготах, не обращала на них внимания. Да и с какой стати, ведь он давно проживает на тамбовской земле, а бегать по инстанциям, доказывая чужую ошибку, времени нет. История повторилась на следующий год, только уже с участием судебных приставов. Женщина объясняла им, что отец — ветеран войны и уже давно здесь не живёт, что ошибку надо исправить, но те и слушать не хотели, требуя одно: ПЛАТИТЕ ДЕНЬГИ.
Чаша терпения родственников переполнилась в декабре 2009 года при очередном визите судебных приставов в квартиру на Дзержинского, 7б. Согласно судебному приказу государство требовало с гражданина Долотказина, родившегося — внимание! — 29 февраля 1964 года в г. Норильске Красноярского края, в доход бюджета Красноярского края долг по транспортному налогу в размере 405 рублей и кроме этого государственную пошлину в сумме 100 рублей.
Хорошо, что Хасян Ибрагимович этого не видел. Я знаю, как пожилые люди реагируют на подобные требования. Моя мама, ветеран труда России, в свои почти 75 ежемесячно день в день в любую погоду добирается до захолустной деревенской почты, чтобы оплатить газ и электричество. А когда получает извещения о долгах, слёзы обиды наворачиваются на глаза, и её уже ничем не успокоить. А тут фронтовик...
Дочь опять попыталась объяснить, но на этот раз судебные приставы вцепились мёртвой хваткой, и женщина не выдержала, отдала 500 рублей — только отстаньте.
Возмущённый путаницей, за дело взялся сын Хасяна Ибрагимовича. Снял с учёта детище украинского автопрома. Встретился с судьёй, вынесшим приказ в отношении ветерана. Но стрелки вели в налоговую инспекцию — оттуда поступил иск. Олег честно пытался дозвониться до отдела камеральных проверок, телефон которого указан на уведомлении, но безрезультатно. Многие горожане жалуются, что публичные телефоны налоговой молчат всегда, и если хочешь урегулировать какой–то вопрос с фискальными органами, нужно только личное присутствие. А вот это российскому гражданину, проведшему в очередях лучшие годы своей жизни, сделать сложнее всего. Да и время у нас не казённое, для того чтобы тратить его на доказательства своей непричастности к верблюжьему семейству. Да и обидно, в конце концов, в век глобализации, электрификации, компьютеризации и прочих «–ции» ножками топать. Вот и пришёл Олег Хасянович в «Заполярку» обиду высказать — если уж к ветерану, да ещё в предъюбилейные дни, такое отношение, то как простым людям быть?
Стоило только заикнуться об этой ситуации в коллективе редакции, как сразу посыпались истории о сложных взаимоотношениях государства и гражданина — одна круче другой. Как имущественный налог на одну и ту же квартиру сразу и со старых, и с новых хозяев требовали, как человек доказать не мог, что продал свою квартиру, потому что новые владельцы в базе регпалаты не фигурировали, как налог на имущество сначала потребовали с жены, а потом с мужа, и каждый раз в полном объёме. Наслушалась я всего этого, прихожу домой, а в почтовом ящике письмо из налоговой с уведомлением о необходимости уплатить транспортный налог за ГАЗ–3110 в сумме 1950 рублей. Адрес мой, ящик мой, только вот машины такой у меня сроду не было, да и Николай Петрович Замогильный, которому адресовано письмо, у меня в квартире не проживает. По крайней мере, последние шесть лет...

Ситуация прямо–таки брала за горло, требуя разбора. И «Заполярка» взялась за дело. Дозвониться до налоговой, чтобы получить консультацию о том, что делать людям, чтобы без особых жертв выпутываться из подобных ситуаций, нам тоже не удалось. Но нужно отдать должное, специалисты оперативно откликнулись на наш письменный запрос.

Начальник отдела урегулирования задолженности ИФНС России по городу Норильску Ольга КОРНИЛОВА согласилась ответить на наши вопросы.
– Ольга Алексеевна, как получилось, что личные данные ветерана войны были искажены?
– Мы очень сожалеем об этой ситуации. Но в том, что сведения были неверными, нашей вины нет. Налоговая инспекция в этом случае пользуется базами данных паспортных столов, органов ЗАГС и регистрационных органов, поэтому ошибка идёт оттуда.
– И как теперь её исправить?
– Мы свяжемся с родственниками Хасяна Ибрагимовича, откорректируем свои данные, отправим запрос тамбовским коллегам. Если будет заявление о предоставлении налоговой льготы, то сделаем перерасчёт и вернём уплаченные средства.
– Так всё–таки ветераны пользуются правом на льготу по транспортному налогу?
– Да, в соответствии с п. 1 ст. 4 Закона Красноярского края «О транспортном налоге» № 3–676 от 8.11.2007 ветераны и ряд других категорий граждан полностью освобождены от уплаты налога на одно транспортное средство мощностью двигателя до 100 л. с. Правда, чтобы воспользоваться льготой, нужно ежегодно подавать заявление в налоговую инспекцию. Но если от ветерана будет хотя бы одно заявление, мы готовы работать в индивидуальном порядке с каждым.
– Понятно, что от ошибок никто не застрахован, но можно ли было на законных основаниях разорвать этот порочный круг и не доводить ситуацию до абсурда?
– Конечно, судебные приставы должны были составить акт о вновь открывшихся обстоятельствах, и на этом основании мы исправили бы ошибку. Огромное спасибо «Заполярке» за информацию, потому что в ином случае всё бы продолжалось дальше, ведь оплата в 2009 году (те 500 рублей, которые вынудили заплатить приставы. — Ред.) прошла, и на будущий год процедура бы началась заново.
– Почему ранее подобной активности со стороны налоговой не было и с ветеранов не требовали никаких заявлений?
– Мы начали администрировать транспортный налог с 2005 года. Ранее им занимались другие ведомства. Каким образом тогда отрабатывалась процедура, мне не известно, сегодня в законодательстве утверждены требования, согласно которым мы работаем.
– Что же делать другим льготополучателям, ведь многие из них пожилые люди и им тяжело обивать пороги госучреждений.
– Необязательно приходить лично, можно отправить заявление и копию документа, удостоверяющего право на льготы, почтой на наш адрес: ул. Талнахская, 34, ИФНС России по городу Норильску.
– А простым гражданам, ставшим жертвой ошибки, что делать? К примеру, мне в случае с гражданином Замогильным?
– Если уведомление приходит по адресу, по которому указанный гражданин не проживает, нужно или позвонить нам, или сделав надпись прямо на этом же конверте: «По данному адресу не проживает», бросить его в ящик для корреспонденции, который стоит у нас в общем зале. Мы сделаем повторный запрос в паспортный стол. Если уведомление пришло человеку, уже продавшему то имущество, с которого требуют налог, достаточно написать на наш адрес письмо с разъяснениями. При этом нет необходимости прикладывать какие–то подтверждающие документы. Мы в любом случае будем производить проверку.

P. S.: Пока материал готовился к печати, досадная ошибка в отношении ветерана ВОВ была исправлена и по новым сведениям сделан перерасчёт.

Антонина САШИНА

14 мая 2010г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.