МАУ ИЦ «Норильские новости»

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Здравствуйте, уважаемая редакция!

... «Хочу выполнить свой долг перед памятью всех норильчан, кто строил Норильск, — пишет «Заполярке» житель нашего города Александр Горохов. — Мои дедушка и бабушка приехали в Норильск в 1952 году...».
Редакция газеты «Заполярная правда», 1957 год. Нина Балуева — в центре. Сергей Щеглов (Норильский) — крайний слева.Здравствуйте, уважаемая редакция!

Степан Петрович и Евдокия Фоминична Гороховы (познакомимся с ними поближе по газетной публикации, вложенной в письмо) прошли фронтовыми дорогами до Берлина. Дуся в 17 лет сбежала на фронт и стала ангелом–хранителем для многих солдат, вынеся их с полей сражений. Степан воевал в разведроте истребительной противотанковой бригады. Воевал храбро, награждён двумя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу». После победы отправился на Урал к девушке, с которой познакомился по фронтовой переписке. Судьба свела его в бегущем на восток эшелоне победителей с «высокой, дородной, настоящей русской красавицей» Евдокией. Поистине поездом счастья стал для обоих тот маршрут через всю страну.
В ноябре 1945–го в селе Смоленском на Алтае, откуда родом русская красавица, сыграли свадьбу да стали жить–поживать, народив и воспитывая троих детей. Степан и в мирной жизни был человеком надёжным, волевым; трудился много и крепко — знать, не зря в юности в донбасской Горловке прошёл шахтёрские университеты у знаменитого на всю державу Никиты Изотова. Пришлись они кстати, когда семья подалась на Север, в Норильск.
Жили Гороховы «в Соцгородке, где люди не закрывали дверей на замки, знали друг друга от и до; были как родня. Дедушка и бабушка работали на плавильном (вероятно, в плавильном цеху медного. — Авт.) заводе и МЦ–1 соответственно. Было тогда время, полное надежд. Все знали цену мирному существованию. Война оставила след в каждой советской семье».
Автор письма разделяет во многом оправданную тревогу: «Что наши дети будут знать о войне, что помнить? Какую память передадут своим детям? Не оставьте, пожалуйста, тему без внимания. Нельзя позволить поднять головы вандалам на почве забвения истории». Не сомневайтесь, Александр, не оставляли и не оставим. Патриотизм, история, судьбы–подвиги людей, историю эту делавших, ­— не «тема» для наших журналистов, а именно служение памяти. Что до вандалов, по скудоумию оскверняющих памятники и страницы нашей общей истории, то священная война с ними не прекращается, и, как и 65 лет назад, враг будет разбит, и победа будет за нами!
«Мои дедушка и бабушка, — заканчивает своё письмо Александр Горохов, — потеряли на ударном строительстве «Надежды» своего сына Сергея. Он помогал вытащить из грязи грузовик со стройматериалами, но погиб по вине пьяного водителя. После этого Степан Петрович и Евдокия Фоминична уехали жить на Алтай. Остались лишь память и фотографии тех лет».

***

Жили–были... Магия писем! Она заключается в том, что по прошествии лет письма людей прошлого удивительным образом заставят, пусть на миг, ожить и заговорить ушедшее, как и эта, на полторы странички, хроника рода Гороховых. Но вот уже другое письмо ждёт нас. Оно пришло от постоянного нашего автора Якова Александровича Желнина, поведавшего однажды загадочную историю о появлении летом 1953–го — года для страны и Норильска незабываемого — в акватории гидропорта «Валёк» эскадрильи гидропланов «Каталина» (с реконструкцией событий и версиями по этому поводу «Заполярка» выступила 30 марта этого года).
Добросовестно дотошный Яков Александрович не раз после звонил, справлялся о судьбе письма и публикации, а, получив газету, уточнил кое–что ещё одним письмом: «Близ профилактория лагерной зоны не было. Я это прекрасно знаю: в Вальковском лагпункте главным бухгалтером работал мой отец. Там же, а также в профилактории мне приходилось демонстрировать кинофильмы». Подискутировав таким образом с «Заполяркой», Яков Александрович одарил нас новой порцией замечательных фактов: «Это о работе в рыбпромхозе в 1945/48 годах. Директор — Пивень Александр Самсонович, зам. дир. — Сёмин, зам. по хозчасти — Мамедов, парторг — Полосухин, профком — Коваль, комсорг — Пискарёв. Инициалы утрачены памятью. Иногда наводили критику — Пивень, Силин и Мамед, почему же рыбы нет? Это было приличное рыбохозяйство, от берегов Карского моря (мыс Входной) до озера Лама и т. д. Имело флот, порт, причалы, базы и, главное, кадры».
Над «приличным хозяйством» столь основательно поработали перестроечная круговерть и вороватые новые хозяева, что от упомянутых богатств и следа не осталось; об обломках крушения рыбпромхоза наша газета рассказывала в 2005 году. И вот, спасибо Якову Александровичу, ещё одна история, косвенно связанная с рыбпромхозом:
«23 апреля 1947 года. В этот день стояла отличная погода, было солнечно, на небе ни облачка. Первым рейсом на Г–1 (самолёт закреплён за рыбохозяйством, доставлял продтовары и собирал выловленную рыбу) в 10 утра лечу в дом отдыха «Лама» по вопросу подбора и обустройства помещения для демонстрации кинофильмов. Командир самолёта — Иванов Пётр Гордеевич. Вторым рейсом, около 16 часов, возвращаюсь обратно на Валёк, благодарю экипаж за перелёт и приглашаю вечером в кино. «Спасибо, — сказал командир, — но мы сегодня не сможем, так как через некоторое время вылетаем в Дудинку». Вечером самолёт взял на борт три лётных экипажа во главе с командиром авиаотряда Норильского комбината. По каким обстоятельствам Ли–2 этих экипажей квартировали в Дудинке, мне не ведомо.
Утром 24 апреля стало известно, что Г–1 потерялся. Я лично собрал человек шесть вальковских ребят, и мы на лыжах пошли в розыск вниз по Норилке, вышли на озеро Пясино и углубились дальше километров на 6–7, предполагая вынужденную посадку самолёта. С большим трудом проделали мы этот безрезультатный поход. Только на третьи сутки Г–1 был найден пилотом самолёта Ли–2 Штегманом в окрестностях Дудинки. Погибли 12, а может быть, и более человек, в живых остался бортрадист Борис Лебедев. Ему было 26–28 лет. Выяснилось позже, что при подлёте к Дудинке резко изменилась погода и была потеряна посадочная полоса.
Погибшие похоронены в Красноярске, на кладбище в Каче, с правой стороны от кладбищенской церквушки. Также в 1940–х на мысе Входном, в Пясинском заливе, при приводнении гидроплана погибли все члены экипажа и пассажиры, в том числе и директор комбината Алексеев.
Вот какой ценой осваивался Север».

***

Согласитесь, замечательное, от свидетеля (и участника!), письмо, раскрашенное печалью и эмоциями автора, тем единственно возникающим состоянием сопричастности, сопереживания, из–за которых писатель Исаак Бабель называл письма самым привлекательным чтением.
Закончить обзор писем мне хочется стихами из письма–воспоминания С. Л. Щеглова (Норильского), стихами его жены, Нины Ивановны Балуевой, в 1950–е годы заведовавшей отделом промышленности и транспорта в «Заполярной правде».
Сергей Львович — молодому читателю, боюсь, это имя не знакомо — безусловно, событие и человек в истории и культуре Норильска значимые. Если коротко, он автор первой справочно–хронологической книжки «Норильск» (1958 год) и пронзительно правдивой истории «Сталинская премия».
Его воспоминаниям о «романе и любви за колючей проволокой», написанным специально для нашей газеты, мы намерены посвятить отдельную публикацию, а сейчас стихи той, с кем норильлаговская судьба С. Л. Щеглова связала неразлучно, до конца её дней...

Раскрывшихся ладоней чашу

Я серебром живым наполню.
И о своём добре напомнит
Мне родничок в таёжной чаще.
Пускай живительной прохлады
Не истощится бег хрустальный.
И утомленный путник дальний
Найдёт здесь бодрость и отраду.

Луна зажгла свою свечу,

И ветерок свободно дышит.
А я кричу, кричу, кричу
И верю, что меня услышат.
Я говорю: луне — светить,
Не гаснуть звёздам в чёрных дырах,
Злу доброты не победить,
И милосердью править миром.

Как ожерелье с плеч снимаю

Те незабвенные года.
Я ухожу, я исчезаю
Из вашей жизни навсегда.
Благословляю всё, что было,
Вам — много света и тепла.
Я вас так преданно любила,
Сгорала в нежности дотла.

Верьте, милосердье правит миром. Пишите письма, друзья. Родным, любимым, в детство и юность, в будущее. Чтоб не пропасть поодиночке. И нам, в редакцию...
Письма читал Виктор МАСКИН.
Фото и документы предоставлены авторами писем

12 мая 2010г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.