МАУ ИЦ «Норильские новости»

ДОЛГая история

ДОЛГая история

ДОЛГая история

В Норильске проведена инвентаризация долгов горожан за жилищно–коммунальные услуги (ЖКУ). Общая сумма денег, которые квартиросъёмщики не заплатили за полученные тепло, электричество, санитарную очистку, вывоз мусора, обслуживание коммуникаций и так далее, превысила 1 миллиард (!) рублей. Если учесть, что в Большом Норильске 1041 жилой дом, то это значит, что на каждом доме висит должок размером в миллион рублей.
ДОЛГая история

Инвентаризацией задолженности специалисты управления городского и жилищно–коммунального хозяйства занимались почти полгода. Чтобы понять объём работы, пара цифр: согласно реестрам, в Норильске почти 90 тысяч квартир, у трети из них на лицевых счетах имеется задолженность по квартплате. Проще говоря, каждый третий жилец любого подъезда — неплательщик. На каждой лестничной площадке живёт должник. Понятно, что чьи–то неоплаченные счета неизбежно уменьшают долю платежей других соседей — добросовестных и ответственных. Впрочем, по порядку.

КОММУНАЛЬНЫЙ ХЛЕБ

Вопрос неплатежей населения за ЖКУ становился всё острее по мере того, как в структуре доходов жилищно–коммунального хозяйства увеличивалась доля денег, которые платят рядовые квартиросъёмщики.

Если заглянуть в недалёкое прошлое, то вспомним, что ещё в 2000 году норильчане платили всего 8 процентов от общей стоимости услуг, остальное компенсировалось субсидиями от комбината. Да и жилищный фонд тогда состоял на балансе Норильского комбината, так что даже если треть жильцов не вносила квартплату, на содержании жилфонда эта сумма (треть от восьми процентов) не сказывалась.

Весной 2001 года, согласно федеральному законодательству, началась работа по передаче жилищного фонда в муниципальную собственность. С 1 мая 2002 года городская власть полностью взяла на себя ответственность за содержание жилфонда. Практически сразу стало понятно, что в городском бюджете не хватит денег, чтобы субсидировать расходы на содержание ЖКХ на 90 процентов. Доля платежей квартиросъёмщиков с этого времени только росла.

Сегодня за жилищную услугу норильчане платят 100 процентов, а за коммунальные — 96. Тут уже недоборы с населения играют совсем другую роль. Денег стало не хватать на выполнение работ, на содержание далеко не нового жилья. Заместитель начальника управления городского и жилищно–коммунального хозяйства Нина НИКИФОРОВА говорит, что в людях не сформирована ответственность, они не могут понять, что тепло, свет, вода, уборка в подъезде — это такой же товар, как хлеб, — за него надо платить. Никому ведь в голову не придёт взять в магазине булку хлеба, а рассчитаться за неё через полгода, год. Но квартиросъёмщики не проводят таких аналогий.

Возьмём для примера несколько норильских домов (выбор случайный). В доме №3 по улице Московской 215 квартир, долг квартиросъёмщиков — 2 млн. 584 тысячи рублей. Или в Талнахе — дом №7 по улице Рудной: 108 квартир, долг — 1 млн. 341 тыс. рублей. В Кайеркане — Норильская, 2: в доме всего 70 квартир, зато долг — 2 млн. 712 тыс. рублей. И такие цифры можно привести по любому норильскому дому.

ПОРТРЕТ НЕПЛАТЕЛЬЩИКА

Но вернёмся к инвентаризации долгов. Исследование проводилось по нескольким параметрам. Специалисты классифицировали неплательщиков по месту работы, по форме собственности жилья (собственники приватизированных квартир или наниматели, живущие в так называемых ордерных квартирах на условиях соцнайма), сравнивали комфортность квартир и другие доступные параметры. Выводы получились очень интересные.

К примеру, задолженность по квартплате более трёх лет имеют люди, проживающие в квартирах по социальному найму (74 процента от общего числа), владельцы приватизированного жилья вносят плату более регулярно – таких среди должников всего 26 процентов. Объяснить эти показатели можно несколькими причинами. Собственники квартир в отличие от тех, кто проживает по договору соцнайма, либо купили жильё за собственные деньги, либо приватизировали с целью продажи в будущем. Это значит, что для них накапливать долги по квартплате — заведомо снижать рыночную стоимость своей недвижимости. Если на квартире висит долг по квартплате в 200 тысяч, её очень трудно продать с таким обременением. Да и отношение к жилью, которое куплено на свои кровные деньги, совсем другое, чем к квартире, которая получена, по сути, на халяву — по очереди от муниципалитета.

Самое интересное, что люди, проживающие в квартирах по соцнайму, зачастую даже не понимают, что в случае хронических долгов закон позволяет выселить их принудительно в какую–нибудь «гостинку».

Если смотреть по срокам задолженности, то больше всего квартиросъёмщиков не платят от года до трёх лет и более такие норильчане уже накопили долгов на 707 миллионов рублей. Здесь, по мнению специалистов, зачастую срабатывает эффект снежного кома: квартиросъёмщик пропустил один платёж, второй, третий и, когда сумма задолженности стала неподъёмной, не вступает в переговоры с жилищной компанией о возможности реструктуризации долга, а принимает простое решение — перестаёт платить вообще. Многие, как выяснилось, попросту стесняются пойти в жэк, если у них возникает большая задолженность.

В подобную ловушку чаще всего попадают семьи, где низкий среднедушевой доход. Более того, если в такой семье доходы на одного человека превышают бюджет прожиточного минимума на 200–300 рублей, семья уже не может претендовать на оформление федеральных жилищных субсидий для малообеспеченных. Работники жилищных компаний говорят, есть ещё и такое явление, как брошенные квартиры: человек не выписывается из квартиры, зная, что накопился внушительный долг, а попросту уезжает из Норильска, бросая жильё на произвол судьбы. Такие случаи сложны тем, что человека нельзя выписать без его ведома.

Самые ответственные квартиросъёмщики в Норильске — это пенсионеры, среди них должников — всего 2 процента. А вот молодёжь, наоборот, активно пополняет ряды неплательщиков. По мнению Нины Никифоровой, молодые люди, которым родители купили квартиры, часто просто не знают, что необходимо платить ещё и за жилищно–коммунальные услуги. Нередко удивляются — за что платить, мы ведь купили квартиру?

Ещё немного статистики: в Талнахе и Кайеркане больше должников, чем в Норильске. И этому тоже есть своё объяснение: в Кайеркане большинство квартир находятся в социальном найме, а в Талнахе много «гостинок» — в них неплательщиков больше всего.

ЛИЧНОЕ И ОБЩЕЕ

Все долги за жилищно–коммунальные услуги логично разделить на две части: долги за жилищную услугу и за коммунальную. Ежегодный оборот в сфере жилищно–коммунальных услуг — 4 миллиарда рублей, из них 2,5 миллиарда приходится на коммунальные платежи, остальное — на жилищную услугу.

Начнём с меньшего и чаще более заметного для норильчан — жилищной услуги. Утром мы выходим из квартиры и видим, убрана лестничная площадка или нет, обращаем внимание, есть ли на площадке свет или опять лампочки разбили, замечаем (или уже перестали замечать) обшарпанные и исписанные стены. Всё это — жилищная услуга по уборке и текущему ремонту подъезда. Дальше мы вызываем лифт — это тоже жилищная услуга. Выходим на улицу, видим контейнеры для мусора и двор — он тоже должен быть чистым. И это всё также входит в жилищную услугу. Из всего увиденного нами складывается оценка работы жилищных организаций.

И она, признаемся, зачастую неудовлетворительная. Но никто не думает, что неубранный мусор, покосившиеся перила и не крашеный десять лет подъезд, отсутствие лампочки в тамбуре — это не плохая работа коммунальников. А это тот миллион рублей, которые не заплатили жильцы дома. Это те соседи, которые упорно не хотят платить. Если ооошка 100 процентов денег по жилищной услуге получает за счёт собираемости квартплаты, и если эта собираемость составляет, скажем, 75 процентов — значит, ваш подъезд будет на 25 процентов хуже обслуживаться. Ооошки просто вынуждены экономить там, где можно. Сокращая то, что можно: затраты на эстетику и внешний вид ради обеспечения бесперебойной работы коммуникаций. Поскольку это важнее, это вопрос безопасности, нормального функционирования дома. Да и не просто здравый смысл — закон запрещает экономить на содержании, к примеру, теплоцентров или работе аварийной службы.

Теперь о том, что обходится дороже — коммунальные услуги: вода, тепло, свет. Здесь ещё непонятнее: почему получая эти блага цивилизации, норильчане считают их бесплатными и само собой разумеющимися.

Вспоминается праведный гнев горожан, когда на неделю отключают воду для того, чтобы запустить отопление. Или бесконечные жалобы в жилищные компании, пока энергетики осенью регулируют параметры и в квартирах прохладно. Или можно вспомнить возмущение по весне, когда вдруг на неделю раньше обычного отключают тепло. И не дай бог какой–нибудь перебой с электричеством — всё превращается в катастрофу вселенского масштаба. Зато тот факт, что жители почти на треть эти услуги не оплатили, никого из горожан не волнует.

Главное оправдание неплательщиков: за что платить, если они всё равно ничего не делают. Ответ коммунальников — сколько вы платите, столько мы и тратим на содержание жилфонда. Пока только взаимные упрёки — и никакого понимания.

Жилищным компаниям было бы проще и по закону, и без угрызений совести отключать от коммуникаций всех должников и ждать, пока те не рассчитаются. Другой законный способ — выселение. Но и здесь для города нет особых преимуществ: выселенный в «гостинку» неплательщик начинает точно так же накапливать задолженность.

Борьбу с неплательщиками ведут во всех городах России, методы и способы применяют разные: выселение, отключение воды, электричества и т. д., опись и арест имущества. Пытаются пробудить совесть и вызвать стыд: публикуют списки должников в газетах, а неплательщикам, как знак позора, присылают квитанции красного цвета. Осенью стали использовать ограничения для должников по выезду за границу — раз не платишь, значит, и не отдыхаешь.

Но вся эта борьба с неплательщиками пока не приносит ощутимых результатов. Реформа ЖКХ не достигает главной цели — она не делает людей более ответственными. Нина Никифорова считает, что нужны серьёзные социологические исследования. Только полное понимание причин неплатежей поможет разработать действенные методы по снижению задолженности.

1. Олег МАЛАХОВ, заместитель генерального директора ООО «Жилищная компания»:

– На сегодня почти 1 300 квартиросъёмщиков, проживающих на территории нашей жилищной компании, имеют задолженность по квартплате. Для нас единственный способ получить деньги с нерадивых жильцов — подать иск в суд. Именно так мы и поступаем, иски направляются два раза в месяц — это огромная работа, большой документооборот, а в штате у нас всего один юрист. Сейчас получили исполнительные листы на взыскание долгов по 181 квартире на общую сумму 9,5 миллиона рублей. К сожалению, в большинстве случаев у квартиросъёмщиков даже брать нечего в счёт погашения задолженности. Кроме того, сейчас нам приходится взыскивать не только долги за жилищную услугу, но и за коммунальную для ОАО «НТЭК». Это тоже лишняя работа. Думаю, ситуация может измениться после того как в Норильске выберут модель управления жилфондом. Я считаю, что с точки зрения сокращения долгов за жилищно–коммунальные услуги оптимальным вариантом является непосредственное управление. Тогда организации — поставщики услуг напрямую заключают договоры с квартиросъёмщиками. То есть у нас как у жилищной компании голова будет болеть только за те деньги, которые норильчане задолжали конкретно за нашу работу.

2. Геннадий ОВЧИННИКОВ, заместитель генерального директора ООО «Энерготех»:

– Задолженность норильчан перед ООО «Энерготех» на 1 июня составила почти 185 миллионов рублей. Мы не пользуемся судебной практикой, чтобы взыскать долги, считаем, что это слишком долго и не всегда эффективно. Мы выбрали другой способ: согласно Правилам предоставления коммунальных услуг, которые действуют с июня прошлого года и утверждены правительством РФ, мы имеем право ограничивать подачу электричества в квартиры, где задолженность за коммунальные услуги более 6 месяцев. Правда, мы должны предварительно уведомить жильцов. Сразу оговорюсь, что до отключения дело у нас не доходит, большинству должников хватает предупреждения для того чтобы они явились в жилищную компанию. А здесь я лично разговариваю с каждым неплательщиком, обычно предлагается сразу внести в кассу 20 процентов от суммы долга, остальную часть можно погасить с рассрочкой. Личные беседы, конечно, отнимают много времени, но, на мой взгляд, пока это самый эффективный способ убедить норильчан заплатить долги.

Дарья ТОЛСТОВА.

25 октября 2007г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.