МАУ ИЦ «Норильские новости»

В ритме текста

В ритме текста

В ритме текста

«Братьев Ч.» по пьесе Елены Греминой в постановке Тимура НАСИРОВА норильские зрители вновь увидели на средней сцене Заполярного драматического — уже не в качестве эскиза, а как детально проработанный спектакль.
В ритме текста

Черная сцена, черные одежды, условные декорации, большая часть из которых рисуется белым мелом на всех доступных поверхностях, и белые листки черновика так и не написанного романа. Это фрагмент истории жизни семьи Антона Чехова, его отца и двух братьев. По замыслу автора актеры играют черновик романа, который пытались написать все три брата Чеховы, — и Антон, и Николай, и Александр. Несмотря на то что история эта документальна, воссоздана из писем, записок и воспоминаний семьи Чехова, дошедших до нашего времени, на месте братьев Ч., по словам режиссера, с тем же успехом могли оказаться и любые другие персонажи. Основная цель тут — показать не историю семьи, а взаимоотношения людей. Отсюда и минимализм реквизита, и лаконичность одежды, которая только схематично отражает временной период повествования.

В театре им. Станиславского пьесу про молодого Чехова поставили «в простынях» — через сцену тянется веревка, на ней висят простыни, пододеяльники, подштанники — то самое белье, копаться в котором интеллигентным людям должно быть стыдно. Выходит горничная, снимает белье с веревок, освобождая пространство жизни, — стол, буфет, качели. Дача, лето, молодость, частная жизнь, семейные хроники.

 Тимур Насиров
Тимур Насиров

— Условность декораций — не новое явление в театре, но мне показалось, что это очень уместно для данного спектакля, — отмечает режиссер «Братьев Ч.» Тимур Насиров. – А монохромное исполнение спектакля стало очевидным, как только мы придумали дать в руки актерам мел.

Прием с мелом использовался разными режиссерами во многих театрах, да и сам Насиров применяет его уже не в первый раз:

— Когда–то я ставил сказку, в которой из декораций была только переворачивающаяся школьная доска. И все, что было нужно, рисовали на доске. Причем зрители из зала сами подсказывали, что следует рисовать. От актера не требуется быть художником, достаточно отдаленного сходства с предметом, — делится режиссер.

Отличие нынешнего спектакля от январского варианта, показанного в рамках творческой лаборатории «Полярка», заключается в том, что сейчас в канву постановки вплетены те находки, которые в ходе эскиза получились экспромтом.

— Есть в спектакле множество мелочей, которые еще не устаканились, — говорит Тимур Насиров. — Листки черновика с текстом — это часть реквизита спектакля, одна из его составляющих. Текст в принципе учится тяжело, но здесь такая форма подачи, что абсолютно неважно, знаешь ты текст или нет. Однако мы договорились с актерами, что хорошо бы знать его наизусть, а листочки все время перекладывать. Дело в том, что, когда в какой–то момент текст забывается, ритм спектакля снижается.

Тимур Насиров приехал в Норильск по приглашению главного режиссера нашего театра Егора Чернышова, причем вначале ему предлагалось в рамках лаборатории поставить вовсе не эту пьесу.

— Егор предлагал мне поставить «Парфюмера» Василия Сигарева (пьеса по мотивам романа Патрика Зюскинда. — Прим. авт.), но она ведь абсолютно безрадостная, о чем я, собственно, Егору и сказал. Нельзя в январе в Норильске ставить «Парфюмера»! В «Братьях Ч.» выдержан определенный стиль. А поскольку мы в свое время вместе учились на одном курсе, он знает мой почерк, возможности, то, надеюсь, в этот раз он не ошибся с предложением пьесы.

По мнению режиссера, в спектакле каждый артист оказался на своем месте: и Маргарита Ильичева, открывшая в постановке новую грань своего таланта, и Денис Ганин, и Николай Каверин, и Александр Глушков.

Для Анны Шимохиной роль Дуни Эфрос стала дебютом в нашем театре. Приехала она сюда из Ярославля, где работала полгода после окончания Красноярской академии театрального искусства. В день премьеры исполнилось три месяца с момента начала ее работы в Норильске.

— Это моя первая большая роль и, конечно, я волновалась, но работать было очень интересно — и с режиссером, и с такой прекрасной командой актеров. А характер моей героини мне чем–то близок, поэтому и роль далась достаточно легко.

— Мне нравится сложность моего персонажа, интересно было работать. Времени на то, чтобы что–то изменить относительно эскиза, у нас было очень мало, — делится Роман Лесик, исполнитель роли Александра Чехова. — Начальная канва, в любом случае, осталась, перед нами даже не стояла задача выучить тексты, потому что собственно текст является частью спектакля как описание жизни каждого персонажа пьесы.

Отвечая на вопрос о возрастной аудитории «Братьев Ч.», режиссер говорит, что постановка рассчитана не на школьников и не на тех людей, которые ходят на антрепризу:

— Наш зритель — взрослый состоявшийся человек, который умеет считывать театральные символы, знаки, текст, умеет складывать сюжет самостоятельно.

P. S. Режиссера Норильск ужаснул своим климатом, но, по его словам, театр здесь настолько хорош, что, если его позовут сюда снова, он обязательно приедет.

Марина АНДРИЮК

Фото Елены ХУДАНОВОЙ

19 апреля 2013г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.