МАУ ИЦ «Норильские новости»

И Лермонтов — «тёзка» мэра Москвы

И Лермонтов — «тёзка» мэра Москвы

Одним из самых крупных провалов российской системы образования в прошлом году было названо школьное книгоиздание. Парадокс: книг выпускается всё больше, выбор всё шире, а качественной продукции всё меньше. То есть такой продукции, в которой отсутствуют ошибки — грамматические, пунктуационные, стилистические и, что всего важнее, фактические и идеологические.

С такого известия начались нынешние летние каникулы. И это, как пообещали федеральные чиновники образования, обязательно будет исправлено уже к новому учебному году: а то негоже, что дети учатся по учебникам, по содержанию напоминающим некачественное фэнтези...

Если учитесь в России

О том, что более 80% школьной литературы содержит фактические ошибки (а также прочие огрехи, но уже по части правописания и правил русского языка), заявил недавно даже министр науки и образования Андрей Фурсенко. То есть, по сути, он признал, что речь идёт об образовательной катастрофе в национальном масштабе.

Солидарен с ним был и председатель Совета Федерации РФ Сергей Миронов, воспринявший чуть ли не как личное оскорбление цитату из одного учебника: “если ваш ребенок идёт в школу не в Англии и не в США, а в российскую школу, то по этому поводу не стоит переживать”... Собственно, в его положении многие почувствовали бы то же самое: вот тебе и забота об образовании подрастающего поколения (нацпроекты и иже с ними)!

Решением проблем должен стать принятый Госдумой ряд поправок в закон о школьном книгоиздании. Главное предложение которых состоит во введении процедуры отбора издательств, имеющих право издавать учебники и учебные пособия, и утверждении перечня учебной литературы, используемого во всех школах страны в обязательном порядке. Качество и соответствие историческим событиям должна оценивать независимая экспертиза, а финансирование выпуска книг — вестись исключительно из федерального бюджета.

Между прочим, вовремя спохватились. Потому что ещё недавно за издание учебника мог взяться практически любой издатель (к примеру, сейчас таких в нашей стране аж четыре десятка). И при видимости огромного количества школьной литературы выбирать нынче стало практически не из чего: издательства занимались переманиванием авторских коллективов, а те, гонясь за гонорарами, не утруждались переписыванием собственных произведений, создавая клонов в разных обложках. Ко всему прочему, среди массы учебных пособий немало и таких, которые грешат материалами университетского уровня. Желание углубить знания школьников в определённом предмете приводили к тому, что в школьных книгах появлялись целые главы из вузовских пособий, осложняя и без того нелёгкий процесс обучения.

Не как раньше

В прежние годы контроль над тем, что пишут в школьных учебниках, был не в пример строже нынешнего. В советское время этим занимались более полутора тысяч экспертов. Причём не будучи объединёнными в одну бюрократическую структуру и не имея чёткой регистрации юридического лица, они вполне могли претендовать на определение независимых.

Сейчас же первыми читателями будущего учебника становятся учёные Российской академии наук, пишут рецензию и направляют её в Российскую академию образования. Там содержание оценивается с точки зрения методики преподавания. После положительной оценки учёных мужей рукопись направляется в издательство с грифом “Рекомендовано” или “Допущено”. Только после этого школы могут закупать учебники. Вот и попробуйте теперь найти инстанцию, где именно были допущены ошибки...

Однако есть ещё одна задачка: даже если книга соответствует образовательному стандарту и одобрена академиками, это ещё не означает, что она написана интересно и способна привлечь внимание детей. Поэтому экспертная комиссия РАН предложила создать единый рейтинг учебников. Выбирать лучшие, разумеется, необходимо для всех параллелей — с 1–го по 11–й классы. Из 1300 допущенных перечнем на ближайший учебный год.

Кстати сказать: не далее, как в январе этого года были приняты два документа, призванные внести ясность в сложившуюся ситуацию. Первый — “Положение о порядке проведения экспертизы учебников”. Второй — “Административный регламент Минобрнауки РФ по исполнению государственной функции”. И, как дружно сочли многие специалисты, документы получились... на редкость бестолковыми и бесполезными для проведения самой экспертизы.

– Первый сводится к двум основным пунктам, — объяснял в интервью федеральным журналистам глава ассоциации “Российский учебник” Борис Кузнецов, – заказчик направляет в экспертную организацию заявление; решение оной оформляется в виде заключения. “Административный регламент” — воплощённая мечта чиновника. В 69(!) пунктах заключается руководство по оформлению принятия экспертных заключений и приказа об утверждении федеральных перечней учебников. Государству бумага обошлась в 2,9 миллиона рублей! Если раньше существовала прозрачная общественно– государственная экспертиза, то сейчас появилась закрытая ведомственно–государственная, блюдущая свои интересы, своих экспертов и авторов...

Впрочем, экспертиза — ещё не панацея: учебник в идеале вообще не должен иметь ошибок. А коль скоро они есть, добро пожаловать на доработку (между прочим, бессчётное количество раз — плати только деньги за экспертизу). Непонятно, то ли денег на это не хватает, то ли ещё чего, но в любом случае книги с ошибками попадают в школьные портфели столь часто, что странно уже слышать о банальных “опечатках” или “недосмотре корректоров издательств”.

Впрочем, есть и другая вполне возможная причина появления “несуразностей” на страницах книг. Можно сказать, намеренная.

– Взять, к примеру, русский язык. Есть московская и питерская фонологические школы, — объясняет Оксана Кочергина, ведущий специалист отдела лицензирования, аттестации и аккредитации образовательных учреждений управления общего и дошкольного образования администрации Норильска. — Они не сходятся во взглядах по многим вопросам. Понятно, что есть и приверженцы этих разнонаправленных течений. Так что они пишут учебники, ПРАВИЛЬНЫЕ С ИХ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ.

И потом, ведь учителя — грамотные люди. Даже у тех, кто преподаёт первый год, есть своя методика работы, и давать материал они будут в соответствии с ней. Ведь, посмотрите, не происходит же такого, чтобы сегодня учитель сказал так, а завтра, прочитав другую книжку, наоборот.

А что касается необходимости всем учиться по определённым, обязательным для всех книгам, то пока право выбора учебно–методического комплекса гарантировано тем же Законом “Об образовании” — пунктами 23 и 32 — о праве выбора из федерального перечня рекомендованных и допущенных к обучению учебников.

Да, и ещё. Представьте, что все школы перевели на одни и те же учебники. Появляется и чисто практическая неувязка: куда деть такую массу, ставшими невостребованными, книг?

***

Остаётся только добавить, что учителя практически пропорционально поделились в этом вопросе на два лагеря: одни уверены, что существующее море литературы помогает в обучении, другие, напротив, считают, что это скорее помеха, чем реальная помощь. Впрочем, в одном они сходятся: в большей части качество знаний, полученных ребёнком, зависит от педагога. Так что смело заверяют, что даже при самом абсурдном выборе учебной литературы без достойного образования никто не останется.

Цитаты из школьных учебников

– “Физика: 10–й класс”, В. А. Касьянов (М.: “Дрофа”, 2003): “время — это мера скорости”, а “структура аморфных тел напоминает макароны”. Третья страница в пятом издании того же учебника поражает другим, весьма образным, определением: “Сама природа, подобно бесконечной рулетке, выбрасывает повторяющиеся события”. Ну, и ещё: “...перемещение звёзд и планет по звёздному куполу”.

– В одном из учебников по ОБЖ автор советует в случае опасности хватать стол и наносить противнику “тычковые удары ножками стола” или “махать им вправо и влево, расчищая путь к выходу”. В пособии по ОБЖ, рекомендованном Минобрнауки (И. Торопов. — М.: “Просвещение”), одну из глав о переходном возрасте открывают строки: “В это время жизнь обогащается новыми чувствами. Вы ощущаете, что определённые участки тела особенно чувствительны к прикосновениям. Такие участки называются эрогенными зонами. Прикосновение к ним вызывает сексуальное возбуждение”.

– Хрестоматия по литературе для пятого класса, автор Т. В. Курдюмова. Детям предлагается пересказать, как приходят жеребцы из морских пучин на запах кобыл, и выходят они на сушу и осматриваются... “Но никого не видят, и тогда они вскакивают на этих кобыл, и удовлетворяют этим свою мзду, и слезают с них, и хотят увести их с собой. Но кобылы не могут уйти с ними. Потому что они привязаны...”.

– В учебнике немецкого языка “Контакты” для 10–11–х классов под авторством Г. Ворониной и В. Карелиной написано: “Мне 14 лет, я поссорилась с родителями и ушла жить к сирийцу”.

– Учебник “Мы и окружающий мир” для 2–го класса начальной школы авторов Н. Я. Дмитриевой и А. Н. Казакова (Самара: “Учебная литература”, 2003). Издание “третье, исправленное и дополненное”. Параграф “Россия — родина космонавтики” начинается словами: “4 ноября 1957 года наша страна открыла миру новую эпоху — космическую”. Авторы отняли целый месяц из четырёх, которые тогда обеспечили родине приоритет в космосе.

– Учебник по “Физической культуре” для 10–11–х классов (В. И. Лях, Л. Е. Любомирский, Г. Б. Мейксон. — М.: “Просвещение”, 2001): “Косметологи для улучшения внешнего вида ног советуют протирать волосяной покров голеней и бёдер кисточкой или ватным тампоном”.

– “Биология”, 5–й класс: “Пока тело спит, душа ведёт напряжённый образ жизни...”.

– Ну, и, наконец, “Букварь” (М.: “Просвещение”, 1996), раздел “Шутки”: “Шапка и шубка — вот и весь мишутка”.

Татьяна ЗАЧУПЕЙКО.

В материале использованы тексты интернет–изданий.

25 августа 2007г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.