МАУ ИЦ «Норильские новости»

И звезда от Гришковца

И звезда от Гришковца

И звезда от Гришковца

Норильск готовится отметить день своего рождения. У каждого, кто искренне любит наш город, есть в нем свое любимое место. Для коренных норильчан Александра и Елены Куленковых это театр. Возможно, они уже побили все рекорды посещаемости, потому что не представляют без театральных впечатлений своей жизни на Севере. Нам тем более интересно услышать «глас народа» в год 70–летия Заполярной драмы...

Елена и Александр Куленковы
Елена и Александр Куленковы

Сначала мы познакомились с Еленой, которая работает секретарем в приемной Норильского родильного дома. Однажды разговорились с ней о последних театральных впечатлениях. Оказалось, она много лет собирает программки спектаклей, которые любит обсуждать с мужем. Они лично знакомы и перезваниваются с нашими актерами, ныне работающими в труппах других городов, — Василием Решетниковым и Лаврентием Сорокиным. Нам захотелось пообщаться с театралами Куленковыми вне рабочей обстановки, вот мы и встретились в ресторанчике, окна которого выходят на Театральную площадь.

– Пожалуй, начнем с вашей норильской истории...

Елена: — Я норильчанка в третьем поколении. Мои бабушка и дедушка начинали здесь в поселке рудника открытых работ. У бабушки — она родом с Украины, отлично вышивала рушнички, уголочки — я в детстве переняла любовь к рукоделию. С тех пор стараюсь одежду мастерить сама, когда–то даже шила халатики для знаменитой норильчанки Марфы Ивановны Сапрыкиной. Об этом просила моя мама, которая работала в «Норильскпроекте» с дочерью Сапрыкиных — Ольгой. А с Сашей мы жили в соседних подъездах дома на Набережной Урванцева, познакомились, однако, лишь в июне 1989 года. Помню, во время первого свидания пошли белой ночью по железной дороге — на медный завод в столовую. А в этом году, 13 июля, исполнится 20 лет со дня нашей свадьбы. Чувствую себя счастливой и в браке, и в работе. Видимо, я секретарь по призванию: до роддома трудилась в этой должности 10 лет в филиале научного московского института, потом в мини–футбольном клубе «Норильский никель»...

Александр: — А я, наверное, за всю семью отучился — три высших образования. Инженер–механик и экономист, заочно учился и в международном университете менеджмента. Работаю главным инженером агломерационного цеха никелевого завода. У нас двое сыновей. Старшему Алексею — скоро 19 лет, он еще себя ищет. А трехлетний Михаил сейчас нам дарит свою детскую ласку. И мы этим упиваемся. Подрастет, может, и о дочке подумаем.

– А какие главные увлечения у вашей семьи?

Елена: — Без театра жизни в Норильске не представляем. Когда–то моя семья жила на Севастопольской, 11, напротив старого здания театра. Запомнила его темно–бордовые стены, белые колонны. Но в детстве особо театр не привлекал, были другие интересы.

Александр: — И мы жили неподалеку, на Ленинском, 3. В те годы школьников обязательно водили в театр, от моей 1–й школы путь к нему на Севастопольскую детям казался необыкновенно долгим, как на край земли. Меня тогда театральное искусство не трогало, хотя однажды играл в самодеятельности, в какой–то сценке по Аркадию Гайдару. В театре же мы пробирались с пацанами в курительную комнату, а оттуда на волю. Нас очень манили дворы. Я убежденный футболист до сих пор. Занимаюсь командой никелевого завода. Интересно, что с актером Василием Решетниковым мы познакомились не в театре, а как футболисты, на утренней тренировке в «Арктике». Стали общаться, сложились теплые отношения. И в театр стало интереснее ходить.

Елена: — В свое время мы познакомились и с Лаврентием Сорокиным. У нас до сих пор любимое место после спектакля — в театральном кафе на третьем этаже, где замечательные Юля и Тамара работают, мы там уже свои. Наш столик — первый справа у барной стойки. С мужем там часто спектакли обсуждаем. Раньше всегда старалась ходить с цветами, смотрела на любимых актеров как на небожителей. Правда, заранее не знала, кому буду дарить. Кто удивлял на сцене — тому и цветы. Сейчас в театре нет таких спектаклей, которые бы мы не посмотрели, некоторые по нескольку раз. В этом сезоне наверстывали после рождения малыша. Для нас театр — то место, где обо всех проблемах забываешь. Мы любим сидеть в первых рядах, мне особенно интересно рассматривать костюмы. Раньше думала, что актеры не видят зал из–за софитов. Но однажды в «Шуте Балакиреве» Лаврентий, узнав нас, так лихо подмигнул в сцене с удочкой, что показалось — приободрился и стал играть еще лучше.

Александр: — Думаю, в прежнем составе труппы было больше мэтров. Для меня любимцы, классические артисты — Василий Решетников и Валерий Оника. Эти актеры все что угодно могут сыграть. Сейчас, увы, не получаешь такого удовольствия от работы молодых артистов. Лена любила, как работали Анна Титова, Маргарита Ильичева. Жаль, что уехали. Почему–то так получается, что из нашего театра хорошие актеры, которые бы еще могли радовать публику, уезжают...

Елена: — В последние годы поняла, что во время спектакля редко получаешь эстетическое удовольствие. А так хочется интересной драматургии, необычной работы художника, композитора. Сейчас немало приглашают режиссеров на постановки, но их имен не запомнили, спектакли особо не впечатлили. Есть свои звездочки среди актеров и сейчас — Варвара Бабаянц, Роман Лесик, Павел Авдеев, который еще до конца не раскрылся... Но с теми, кто раньше работал, не поставишь в один ряд. Без Дмитрия Кугача некоторые спектакли уже не так интересны. Но Андрея Ксенюка за его большой талант считаю красавцем. На этого замечательного актера, особенно в постановке «Оркестр «Титаник», хочется смотреть и смотреть. Сергей Ребрий — потрясающе универсальный актер, без которого наш театр представить сегодня невозможно.

– Вы так же активно смотрите спектакли и на материке?

Александр: — Летом почти не получается, поэтому очень важны были показы в «Норильских сезонах» лучших отечественных спектаклей. Мы старались ничего не пропустить. Самое сильное впечатление — «Жизнь и судьба» в постановке Льва Додина. И нам очень близко творчество Евгения Гришковца, дома есть его книги, просматриваем диски с записями. Этот человек вдруг стал так просто рассказывать со сцены о том, о чем думает каждый из нас... Мы с ним с удовольствием пообщались во время гастролей в Норильске. Он даже Лене на счастье подарил звездочку из своего спектакля.

– Поделитесь как зрители–родители, есть ли, на ваш взгляд, достойный репертуар для юношеской аудитории в нашем театре?

Елена: — Нет хороших спектаклей для молодежи. Нас однажды отругали за то, что сына привели на зрелищную постановку «Сказки Арденского леса» по мотивам Шекспира. Но дети смотрели этот спектакль для взрослых как завороженные. Помню и постановку «Вверх по лестнице, ведущей вниз», ее очень хорошо молодые зрители воспринимали. Наверно, деятелям театра надо особо задуматься — как молодежь в театральные стены привлекать. Интересные результаты получаются у Тимура Файрузова, еще со времен спектакля «Зима» по Евгению Гришковцу, который мы ходили смотреть в ГЦК. В этом сезоне раскачалась малая сцена. Но молодые артисты могли бы показывать здесь и свои творческие программы, ведь многие не так уж и заняты в постановках.

Александр: — Нашему театру надо сегодня меняться. Мы сейчас все чаще наблюдаем, что люди просто отрабатывают свое на сцене, долг исполняют. Наверное, у актеров накопилось много проблем — и отсутствие хорошего репертуара, и нежелание с каким–то режиссером работать. Но зрителям–то хочется не надрыва, а душевного полета, обмена энергией, который только в театре возникает. Мы можем только догадываться о внутренней атмосфере в театре, но, возможно, на данный момент она не столь хороша, если такая текучка кадров. Раньше труппа была стабильной, держалась очень долго. И, кажется, свободы было больше. Сейчас в буфет после спектакля актеры редко заходят пообщаться со зрителями. Наверное, настроения нет. Похоже, быстро грим смыли и ушли. В прошлые же годы был шанс их повстречать, автограф взять. А надо бы по горячим следам сесть и обсудить за чашкой кофе увиденную работу. Неужели это не интересно?

– К антрепризе как относитесь?

Елена: — Без особого интереса, было много разочарований. Нет доверия, хоть и артисты иногда приезжают хорошие. Сейчас стараемся по каналу «Культура» интересные постановки не пропускать. А вообще, надо в Норильске качественные театральные гастроли организовывать. И в свои спектакли деньги вкладывать. Судя по некоторым работам, они как будто изначально запрограммированы на короткую жизнь: сдали — и ладно. Мы с интересом заполнили в театре анкеты, где оставили свои отзывы о спектаклях, пожелания. Надеюсь, что к ним прислушаются.

Александр: — Мы уже сейчас ждем нового сезона, обещанного фестиваля искусств северных городов мира. Хотел бы пожелать нашему театру помнить свою историю и не забывать тех актеров, которые совсем недавно приносили ему успех, славу, зрительский интерес. Мне кажется, что много неиспользованных мест в театре, где можно разместить интересную информацию о театральной истории и современной его жизни. И в юбилейный год сделали бы спектакль, возможно, старый возобновили, в который бы пригласили кого–то из тех талантливых людей, которые уехали, — Решетникова, Тягичева, Сорокина, Титову, Черкашина, Кугача...

Елена: — И очень хочется открыть ту заветную дверь в театральную гостиную с камином, которая давно закрыта. Зрителям хочется общаться и с нашими театралами, и с критиками, режиссерами, которые приезжают. Так будет гораздо интереснее жить в нашем замкнутом пространстве. А в отпуске планируем встретиться в Красноярске с Василием Решетниковым. Однажды, как в фильме «Офицеры», он принес мне цветы прямо с клумбы, это очень в его духе.

Наш Норильск — уникальный город и в смысле почитания, поэтому всю свою любовь люди отдают театру и его людям. И поэтому мы темными, холодными вечерами, женщины часто в одном капрончике, устремляемся к театру, который сияет огнями в городе, который мы считаем своим самым любимым местом на Земле...

Беседовала Ирина ДАНИЛЕНКО

Фото автора

30 июня 2011г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.