МАУ ИЦ «Норильские новости»

Профотбор

Профотбор

Накануне первого сентября на заседании Госсовета РФ обсуждались вопросы профессионального образования и тех новшеств, которые нас ждут в этом учебном году. Сколько школ откроют свои двери? Что ждёт вузы, которые недобрали студентов? Сократится ли число преподавателей и вузов? На эти и другие вопросы ответил министр образования и науки РФ Андрей ФУРСЕНКО.

— Сейчас в России более 50 тысяч школ. Их станет меньше?

Андрей Фурсенко:

– Школы будут сокращаться. Но подобные решения принимаются, только чтобы обеспечить качественное образование всем детям независимо от того, где они живут. Пока мы находимся в демографической яме, у нас есть возможность тратить деньги не на поддержание морально и физически устаревших школ, а реорганизовать систему и создать современную школьную инфраструктуру, которая может обеспечить нормальные условия обучения всем детям.

Кстати, в регионах, которые участвовали в комплексных проектах модернизации образования, на сегодняшний день таких школ — 65–70 процентов. В них учится треть школьников страны.

Одновременно надо учитывать, что демографическая ситуация изменится. К 2016–2017 годам число школьников начнёт расти. Поэтому важно, чтобы школьные здания сохранились в системе образования. Сегодня на неиспользуемых площадях можно размещать учреждения дополнительного образования, можно создавать школу полного дня. Руководители образования на местах должны это понимать.

— Новые образовательные стандарты для начальной школы станут обязательными с 1 сентября 2011 года. Как поменяется профобразование в связи с этим?

– Уже сейчас меняется система подготовки и переподготовки учителей, вводятся новые аттестационные требования. С января 2011 года учитель обязан будет проходить аттестацию раз в пять лет. Одновременно у него появится право повышать свою квалификацию, для чего должны быть созданы все условия. Например, разработана система грантов, позволяющая педагогам самим выбирать, где и по какому направлению пройти повышение квалификации.

— Как вы оцениваете прошедшую вступительную кампанию? Все ли вузы набрали достаточно абитуриентов?

– Подавляющее большинство вузов на бюджетные места студентов набрали. Причём поступление в целом прошло более организованно, чем в прошлом году. Как и в прошлом году, сократился приём в негосударственные вузы и на платные места. Приятно, что наконец–то началось перераспределение интереса абитуриентов в сторону технических специальностей.

— Что ждёт те вузы, которым не удастся «закрыть» набор?

– Во–первых, объективно у них сократится финансирование. Во–вторых, мы будем думать о том, как организационно им помочь. Может быть, объединить с более сильными, может, изменить профиль подготовки или сузить направленность. Это повод для достаточно серьёзного обсуждения. Одновременно вместе с регионами мы будем заниматься сокращением количества филиалов. Но делать это тоже нужно очень аккуратно. Ведь каждое такое решение влияет на судьбы.

— Недавно вы сказали, что из–за демографического уменьшения количества студентов в ближайшие годы без работы могут остаться 100 тысяч преподавателей вузов. Как государство собирается им помогать?

– Проблема достаточно серьёзная. Сокращение количества студентов из–за демографических проблем неминуемо ведёт к тому, что уменьшится нагрузка на преподавателей. К сожалению, многие из них ничего не хотят менять, считая, что государство обязано им всё обеспечить. Хотя уже сейчас стоит задуматься о повышении квалификации, возможно, о получении новой специальности.

Вместе с тем требуется создание принципиально новых рабочих мест. Например, в области обучения взрослых. Причём не только в профессиональной сфере, но и в социальной, то есть когда человек учится для себя — осваивает иностранный язык, рисование или компьютер.

— В этом году, по словам многих ректоров, вузы «атаковали» олимпиадники, иногда занимая все бюджетные места и отпугивая простых абитуриентов с высокими баллами ЕГЭ. Некоторые ректоры предложили использовать олимпиадную льготу только в одном вузе. Как вы к этому относитесь?

– Я с ними согласен. Считаю, что будет разумно, если льгота призёра олимпиады будет «работать» только в одном вузе. Если абитуриент захочет, то может подавать заявления и в другие вузы, но там уже он будет участвовать в конкурсе на общих основаниях. Олимпиада означает, что ты выбрал себе путь и знаешь, чего хочешь. Пусть победитель или призёр олимпиады подаёт документы с олимпиадным дипломом в самый важный для себя вуз и там пользуется льготой. А в остальных будет обычным абитуриентом с хорошими баллами по ЕГЭ.

— Но не всегда олимпиадники имеют высокие баллы по ЕГЭ...

– Именно поэтому ректорское сообщество предлагает ужесточить требования к олимпиадам и сократить их количество. Этот вопрос находится полностью в ведении Союза ректоров. Считаю, что им нужно занять ещё более жёсткую позицию и безжалостно закрывать олимпиады, поставляющие «некачественных» призёров. Между прочим, заметьте, ни одной претензии к Всероссийской олимпиаде школьников нет. Все проблемы касаются региональных и муниципальных так называемых предметных олимпиад. Значит, по этому направлению надо серьёзно работать.

— Какие проблемы предстоит решать в новом учебном году?

– Первое и главное — сделать систему профобразования более нацеленной на внешний заказ. Но для этого он должен появиться. А у нас сегодня при составлении экономических прогнозов практически не уделяют внимания формированию заявки на подготовку кадров. Должны появиться профессиональные требования: чего заказчик ждёт от специалиста. Уже есть несколько таких перечней: по атомной промышленности, авиации, информационным технологиям. Но, увы, пока это не правило, а исключение. Надо двигаться в сторону консолидации вузов.

Предстоит сделать следующий шаг по разработке системы оценки качества образования: так ли мы учим и тому ли? Сегодня реально единственный инструмент такой оценки — ЕГЭ. А должно быть по крайней мере ещё несколько. И один из них — обязательно для оценки вузовской подготовки. Первый шаг уже сделали юристы — они хотят ввести экзамен на профессию. В какой–то мере это реализуется в медицине. Может быть, стоит подумать о создании аналога ЕГЭ для бакалавров. Чтобы это была единая независимая объективная оценка, которая покажет уровень каждого подготовленного специалиста, а косвенно через это определит качество обучения в вузе.

По данным МЧС, не предъявлены к приёмке (находятся в стадии капитального ремонта) — 59 школ.

Не приняты, а значит, пока не имеют разрешения на начало работы 1 сентября 879 общеобразовательных учреждений. Большинство из них находятся в Приволжском федеральном округе — 574 школы, 550 (!) из которых — в Башкортостане. Лучше всех дела обстоят в Сибирском федеральном округе: там не принята лишь одна школа. В целом работа по противопожарной защите школ не закончена в 24 субъектах РФ.

Будет закрыто 115 малокомплектных школ в Нижегородской области, 83 — в Рязанской области, 68 — в Курской области, 47 — в Алтайском крае. Откроется 123 новых школы (в Якутии, Дагестане, Татарстане, Москве, Пермском крае, Санкт–Петербурге). Сегодня центральное водоснабжение есть в 87 процентах школ, центральная канализация — в 83 процентах и центральное отопление — в 92 процентах школ. Самые холодные классы в республиках Саха (Якутия), Тыва, а также в Ненецком автономном округе. Там без центрального отопления до сих пор остаются до 57 процентов школ.

Подготовила Елена КЛЫКОВА

Фото Владимира МАКУШКИНА

1 сентября 2010г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.