МАУ ИЦ «Норильские новости»

Выстрел грянул

Выстрел грянул

Выстрел грянул

Агата и Манфреди – Наталья Лесниковская и Дмитрий Малашенко: ещё счастливы

Киносценарий, воплощённый в театральном проекте. Вместо щедрых возможностей синема, которыми некогда воспользовался знаменитый режиссёр Кшиштоф Занусси, — условность сцены. Где, чтобы задать границы мира на время спектакля, актёры в начале и в конце просто зачитывают авторские ремарки.
Спектакль, где счастье молодой пары одним выстрелом разрушает несчастный больной неудачник. Супруг, по–настоящему хороший молодой человек, убит, а супруга задумала месть — убийство убийцы.
Благодаря любезности организатора гастролей Сергея Лаврова «Заполярная правда» смогла получить ответы на возникшие после спектакля вопросы из первых рук — от самих актёров.
Наталья Варлей, Мать:
– Конечно, в моей роли доминанты — вера, любовь к дочери и желание спасти её от греха. Мать же с самого начала, едва увидев этого мальчика (своего зятя. — Т. К.) с дыркой в голове, понимает: дочь будет мстить, сейчас покатится снежный ком зла. И не случаен разговор о Боге с Блондином (убийцей. — Т. К.). Он несчастный падший ангел — его в сценарии так и именовали. От ангела до Сатаны — очень близко. Самое печальное, что в конце спектакля оппонент матери отвечает, что Бога нет.
И мне очень радостно, что падшего ангела играет Саша Бухаров. Мы дважды уже пересекались в работе. В первый раз он играл Волкодава, а я — мать Кендарат. Там тоже тема любви: он её ученик, и она всё время ему говорит: «Миром правит любовь». Здесь, в спектакле, зло покатилось, и его не остановить. И когда дочь убивает этого парня, она становится воплощением зла.
Боюсь, окажись я сама в такой ситуации, тоже не смогла бы простить убийцу. Я верующий человек, но верующий — не значит святой. А пожалеть людей, которые совершают зло, могут только очень чистые, светлые, близкие к Богу души.
Наталья Лесниковская, Агата (убивающая убийцу):
– В этом спектакле спор Бога и Дьявола. Дьявол говорит человеку, потерявшему любимого: «Борись, будь горделивым, не сдавайся!», а Бог говорит: «Бог дал — Бог взял. Нужно смириться»... У моей героини главная проблема — гордыня. Для меня спектакль как раз об этом грехе. О том, что моя героиня не может справиться со своим эго. Изменение характера от начала спектакля к концу просто потрясающее. Начинается всё с того, что героиня — просто романтичная девочка, у которой всё хорошо, которая живёт в полной любви. А в конце она — абсолютно животная самка, которая борется за своего так и не рождённого детёныша.
Наталья Варлей и Олег Фомин: беседа Матери и Следователя
Наталья Варлей и Олег Фомин: беседа Матери и Следователя
Хорошо, что некоторые ситуации мы, актёры, можем переживать не в жизни, а на сцене. Огромное количество ситуаций я переживала именно в сюжетах моих персонажей. Мне кажется, я уже готова к такой роли. Она, естественно, воспитывает меня. Думаю, что спектакль заживёт, обрастёт мясом, как это у нас называется. Роль мне, безусловно, интересна — материал потрясающий...
– Ваше впечатление от Норильска, наверное, ещё не сложилось...
– Сложилось! Город мне очень нравится уже потому, что здесь мы начинаем путь этого спектакля.
Ещё мне кажется, здесь живут очень добрые люди. С точки зрения того, как выглядит город, у вас цивилизация вовсю. Много молодёжи на улицах. Единственное «но»: я слышала, из–за производства у вас не очень хорошая экологическая ситуация. Это грустно... Но воздух у вас в тысячу раз лучше, чем у нас, в Москве.
А ещё меня поразило, что у вас перепад температуры за год больше 70 градусов. Я представила, что норильчанину нужно иметь в гардеробе и теплейшие шубы, и купальники, — впечатляет!
Александр Бухаров, Блондин (падший ангел):
– Когда мне предложили роль, я вообще подумал, что собираются снимать кино: это был именно сценарий, а не пьеса. Прочитав сценарий, я сразу сказал: «Да», потому что по сценариям обычно спектакли не делают. И потом, обычно я спасаю мир, а здесь надо спасать моего героя — было интересно попробовать себя в такой роли.
Что же касается антрепризы, я не сторонник «заколачивания денег». Поэтому — да, спектакль далеко не типичный. Но мне кажется, что нашему зрителю, перекормленному всякими «камеди», такого рода театральный материал необходим. Ведь надо, чтобы там, под коркой (показывает на голову. — Т. К.), что–то было. Надо же размышлять не только о деньгах. И не только хохотушки хохотать — у нас же есть проблемы, и одна из них затронута в этом спектакле.
Немногие спектакль поймут. Немногие примут. Но если два–три человека после задумаются на тему Бога, человеческой сущности, границы Зла и Добра — это уже победа.
Олег Фомин, Следователь:
– Я думаю, в этом спектакле никто не врёт. Чем мне симпатична эта история, так это тем, что в ней все участвуют реально, выкладываются до конца. Наверное, это действительно шикарный сценарий. И потом, у нас так много веселья: по телевизору, везде. И мне давно хочется сказать: «Ребята, хватит считать нас идиотами» — всем, кто занимается редактурой.
Почему если антреприза — это значит плохо? Я два года возил спектакль «Калигула»: 25 человек, 650 кг декораций. Это было уважение к зрительному залу. И сегодня мы — во всяком случае, хочу на это надеяться, — не отнеслись халтурно к своей работе.
Спектакль всегда состоит из зрителей и актёров. Когда я прихожу на спектакль, я хочу, чтобы у ребят, которые на сцене, получилось. И здесь, в вашем зале, этот настрой публики чувствуется. Абсолютно театральный зал. Я видел слёзы в глазах. А, извините, заставить заплакать зрителя — дорогого стоит.
Дмитрий Малашенко, Манфреди (убитый Блондином):
– Такие люди, как Манфреди, действительно существуют. Мой герой — человек, у которого было всё, но который не мог даже этого счастья понять. Мы часто не замечаем: счастье — оно рядом. А мы суетимся, зарабатываем деньги...
– Вы сами счастливый человек?
– Да. У меня ещё нет всего, но есть всё для того, чтобы у меня было всё.
* * *
Актёры покинули Норильск. А спектакль «Любовь, которая не кончается никогда» продолжает свою жизнь здесь — в сердцах и умах зрителей. И знаете, что впечатляет? Что к этой непростой истории не остались равнодушными зрители очень молодые — например, студенты Норильского педагогического колледжа. Они даже специально обратились в редакцию «ЗП», чтобы поделиться своим мнением о спектакле.
Полина ГУСЯТНИКОВА: – Любовь, слёзы, боль, ненависть, месть, смерть — всё было настолько правдиво, что я поверила, будто сама переживала всё это. Наталья Варлей — невероятная, восхитительная, талантливая. Казалось, её сердце разорвётся от горя. И, конечно, меня поразила игра Натальи Лесниковской и Александра Бухарова. Слёзы были не только снаружи, но и внутри меня.
Максим ШТРЕЙМАН: – Сначала я даже не понял, какую роль играет в этой истории Наркоман (Александр Бухаров): то ли отрицательную, то ли положительную. Но когда убил мужа, то мне стало жаль этого человека: он всего лишь хотел, чтобы молодожёны почувствовали ту же боль, что и у него. Наталья Варлей была великолепна. Как она сыграла, мне запомнится на всю жизнь!
Маша ИВАНОВА: – Я редко хожу в театр, и даже не рассчитывала, что будет так здорово. В конце спектакля мне показалось, что весь зал был готов зарыдать.
Больше всего мне понравилось, как играла Наталья Варлей: столько эмоций, материнских чувств. И большой плюс был в том, что спектакль непродолжительный, но за это время актёры передали всё, что было задумано.
С актёрами и зрителями беседовала Татьяна КРАМАРЕВА
Фото Владимира МАКУШКИНА и Александра ВАКУЛЕНКО

26 марта 2010г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.