МАУ ИЦ «Норильские новости»

Яблоко от Евфросинии

Яблоко от Евфросинии

Накануне Рождества по старому стилю, 24 декабря 1907 года, в Одессе родилась Евфросиния Антоновна Керсновская. Автор знаменитой книги "Наскальная живопись". Благополучная дворянская девочка. Успешный фермер в Бессарабии. Узница ГУЛАГа. Первая норильская женщина-шахтер. Чудаковатая пенсионерка из Ессентуков: Уникальная личность прошлого столетия, которую соотечественники почти не знают.

Во всяком случае этой осенью, путешествуя по бывшему Союзу, да и в Норильске, я многих спрашивала о ней. Люди пожимали плечами. Всего десять лет назад "Огонек" опубликовал ее сенсационную лагерную исповедь в рисунках. В Норильске о Керсновской немало писали, были интересные выставки. Ее правдивая, бесстрашная натура притягивает невероятно. Сейчас отдельными томиками вышли ее мемуары, "Сколько стоит человек", которые Керсновская писала в Ессентуках. Этот благодатный городок на Кавказских минеральных водах она выбрала после норильской ссылки. Здесь выращивала цветы и яблоки, которые потом просто раздавала. Тут и упокоилась весной 1994-го. Мне давно хотелось поклониться этой замечательной женщине. В минувшем октябре так и случилось. И все время меня не покидало чувство, что Евфросиния Антоновна ждала нас, норильчан:

Ессентуки всего в двадцати минутах езды от Пятигорска. Не поехала бы, если бы не знала, что это верный шанс попасть к Евфросинии. Судьба свела меня с экскурсоводом Ольгой Хейфец, знатоком этих мест. Она- то и вывела на известную тележурналистку Ирину Гамазину, которая в начале 90-х снимала передачу о Керсновской. В молодости Ирина проходила практику на Норильской студии телевидения, поэтому встретила как родных, передала для нашего музея копию рабочей видеозаписи. Копия чудом сохранилась, а вот передачу "смыли". Мы увидели, что во время съемки Евфросиния Антоновна не вставала (позднее оказалось, что у нее сломана нога). Она коротко, тихо и терпеливо отвечала на вопросы. Удивлялась, что кому-то еще может понадобиться.

В краеведческом музее в Ессентуках Керсновской посвящен небольшой уголок: несколько фото и публикаций на разных языках. Сотрудники рассказали нам, как добраться до местного погоста.

Вечерело, а нужной маршрутки все не было. На остановке разговорились с пожилой женщиной, которая оказалась знакомой Керсновской. Уговорив нас не ехать на кладбище на ночь глядя, она взялась проводить нас на улицу Нелюбина,3 (бывшую Тихую), где с конца 50-х и обитала Евфросиния Антоновна. Сюда из Румынии она привезла свою маму, с которой была в разлуке больше 20 лет. Тетя Лена показала магазин на углу, куда "странная гражданка" Керсновская часто выносила свои яблоки: "Берите даром!" А здесь, у дороги, она постоянно высаживала цветы - для всех, для красоты. Цветы постоянно вытаптывали:

Кличем через забор бабу Таню Озерову, они много лет делили с Евфросинией захудалый домишко, за которым теперь маячит дворец "нового русского". Сейчас половину Керсновской охраняет Евгения Николаевна, дочка бабы Тани. Ее попросила об этом москвичка Даша Чапковская, которая еще девочкой ухаживала за болящей Евфросинией. Она и глаза ей закрыла, ей же Керсновская и завещала свое скромное хозяйство. Отец Даши основал "Фонд содействия сохранению наследия Евфросинии Керсновской", благодаря которому появились публикации в "Огоньке", вышел альбом "Наскальная живопись" и книги "Сколько стоит человек". Даша стала скульптором и мечтает сделать памятник Евфросинии Антоновне в Норильске, где она в прошлом году побывала с экспонатами для выставки "Великий постриг Евфросинии". Сейчас она с выставкой в Ирландии.

Нас проводят в наискромнейшее жилище: "Тетя Фрося была во всем неприхотлива. Ходила в трико, рубаха навыпуск. Платье надевала только на выборы. Питалась скромно, говорила - мы такого в лагерях насмотрелись, что лучше всего выкопать картошки, в ведро насыпать, палкой помешать - и ешь. Больше всего любила садом заниматься, у нее там джунгли были - фруктовые деревья, смородина, множество цветов, особенно розы. Она могла пойти пешком в Крым за черенками. Сейчас деревья высохли, старые уже:"

Бродим в сумерках по дворику. Вот немыслимая халабуда, которую она называла "Индонезией", здесь она и зимой спала, в медвежьей шубе. Делала домашнее вино, соседей угощала. Из праздников отмечала только Пасху, а на поздравления отвечала так: "С 7 ноября не поздравляйте, это коммунистическая Пасха, ее не справляю. 8 Марта ко мне тоже не относится, т.к. не замужняя дама, в смысле девица:" Евфросиния Антоновна умерла 8 марта 1994 года. Ее хоронили в подвенечном наряде. Рассказывают, что в процессию чуть не врезалась огромная машина. На кладбище мы приехали на следующее утро. Если от центрального входа идти прямо, на первом повороте повернуть направо и отсчитать от огромной ивы десяток памятников, следующие светлый и темный кресты - дочери и матери Керсновских. Александра Алексеевна ушла на тридцать лет раньше. Фрося сама сделала черный крест, написала акварелью иконку Спасителя и букетик незабудок. На кресте, поставленном ей Дашей, нет никакой надписи. Мы молча поклонились и положили цветы от всех норильчан.

Добрые женщины нарезали нам на дорожку винограда - помянуть душеньку Фроси: "Нам казалось, что не будет ее, кто вспомнит? Здесь о ней мало кто знает. Приезжал человек из московского общества "Мемориал" - очень этому поражался - такая личность рядом жила! Почему-то о ней все больше "в заграницах" говорят. В Америке, Германии книжки издают. Она себя не афишировала. Такая сильная была, крепкая, никогда не жаловалась. За все время единственный раз заплакала, когда заболела. Упала на дорожке - инсульт. Она не плакала, даже когда маму хоронила. Все эта женщина перенесла. Да, она была не очень общительной. Хулиганы ее донимали, обрывали сад: Она многим помогала. Деньги в детские дома отправляла. Ребятам к 1 сентября лучшие цветы просто так срывала, когда деньги тянули, говорила, что не торгует. Ой, смотрите, к вам два яблока скатилось. Это, наверно, привет от Фроси. Езжайте в Норильск с Богом, кланяйтесь всем, кто ее помнит. У вас там уже снег, наверно. Она нам рассказывала, как в Норильске в шахте трудилась. У нее на коже даже крупинки руды были видны, навсегда в нее вошли:"

В сочельник, когда она родилась, взошла рождественская звезда. Добрая и мужественная звезда Евфросинии Керсновской светит людям и сегодня. Спасибо ей за все уроки. Ирина ДАНИЛЕНКО Норильск-Ессентуки-Норильск

28 декабря 2001г. в 13:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.