МАУ ИЦ «Норильские новости»

Жить стало... как?

Жить стало... как?

Жить стало... как?

Я всегда подозревала, что экономисты и “обычные люди” смотрят на жизнь, мягко говоря, по–разному. Существуют в разных реальностях. Иначе Минэкономразвития и Росстат не рапортовали бы регулярно о том, что живём мы всё лучше и лучше. А “мы” при этом не жаловались бы на то, что живём всё хуже и хуже. И “нам” — хоть убей! — никогда не понять, как это: доходы за прошлый год у нас выросли на 8,7% (при инфляции почти в 11%), а жить стало лучше?

Параллельные миры

Ладно, пусть у всяких там грефов — “научная база” и “данные расчётов”, а у нас — “субъективные ощущения”. Но как–то хотелось бы, чтобы твоё видение жизни хоть в чём–то, хоть приблизительно совпадало с их “расчётами”. Мечты, мечты. Хотя тот же Греф недавно в очередной раз поразил. Министр экономического развития заявил, что всех россиян из списка “Форбс” нужно пересажать. Они должны не гордо красоваться в списке самых богатых людей планеты, а в тюрьме сидеть. Сильное заявление для государственного чиновника. Молодец министр. И совсем даже не популист, а просто учитывает растущее желание масс всё “отобрать и поделить”. Космической глупостью назвал бы такое заявление профессор Преображенский.

Думаете, мы такие умные?

Лексика экономистов — всё равно что китайская грамота. Вы вот знаете, что “прожиточный минимум” и “минимальная потребительская корзина” — это разные термины? В общем, предлагаю сначала разобраться с элементарщиной:

  • потребительская корзина (ПК) - набор продуктов питания, товаров и услуг, предназначенных для потребления населения или его групп. Потребительская корзина бывает минимальная (чтобы жить), рациональная (чтобы жить полноценно) и фактическая. В зависимости от цели в научных и социально–экономических исследованиях используют разные потребительские корзины;

  • минимальный потребительский бюджет (МПБ) - это стоимостное выражение минимальной потребительской корзины;

  • прожиточный минимум (ПМ) — это минимальная потребительская корзина плюс обязательные платежи и сборы. Поэтому обычно утверждается четыре разных прожиточных минимума: для трёх групп населения — трудоспособных, пенсионеров и детей, плюс средний ПМ.

    Кто “рисует” эти цифры?

    Прожиточный минимум и минимальный потребительский бюджет формируются на основе достаточно сложной системы расчётов, по данным Росстата, Министерства здравоохранения и социального развития и других ведомств. Вот вам и ответ на вопрос, ОТКУДА берутся такие странные цифры, как величина прожиточного минимума. Да, и ещё. Как пишут в учебниках экономики, “величина прожиточного минимума всегда достаточно условна”. Ну? Теперь вы всё поняли?

    Мнение эксперта:

    – Прожиточный минимум имеет под собой научную основу и служит системным элементом для анализа уровня жизни населения. Это особенно важно во времена инфляции и экономических кризисов, когда крайне сложно становится определить, чего же сегодня стоит ваш заработок. Прожиточный минимум как экономическая категория, собственно, и возник во времена больших революционных потрясений, когда скорость обесценивания денег достигала колоссальных, даже по нашим меркам, темпов. Например, более 15000% в первом полугодии 1919 года. Прожиточный минимум является основой для установления минимального размера оплаты труда, минимального размера пенсий, пособий, стипендий и других социальных выплат.

    По закону прожиточный минимум устанавливается раз в квартал региональными властями. В 4–м квартале 2005 года средний прожиточный минимум для северных городов Красноярского края, в том числе Норильска, был 5664 рубля.

    Мнение эксперта:

    – Законодательное право устанавливать прожиточный минимум для муниципальных образований принадлежит краю. Но есть и региональная, норильская, комиссия по экспертизе потребительских бюджетов, которая рассчитывает прожиточный минимум автономно. И местный ПМ отличается от того, который утверждают в крае. (см. таблицу—О.Л). В наши расчёты входят ежегодные расходы на авиаперелёт и санаторно–курортное лечение, которые отсутствуют в федеральной и региональной методиках расчётов ПМ. Но этот показатель не имеет законодательного статуса и для Норильска представляет только аналитический интерес.

    Скажи мне, какая у тебя зарплата, — и я не сделаю никаких выводов

    По данным отдела труда и уровня жизни, в 2005 году средний ежемесячный доход у работающих норильчан составил 29400 рублей. При этом у работников бюджетной сферы — 22700. Не так уж и плохо, если бы всё–таки не было “средней температурой”. Мне, честно говоря, трудно представить, как можно жить в Норильске, к примеру, на 15 тысяч. Или на десять. Не говоря уж о меньших доходах. Но так ли всё плохо, если сравнивать наши заработки с заработками в других, в том числе северных, городах?

    Мнение эксперта:

    - На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Это всё равно, что спросить у читателя: согласны ли вы с тем, что заработная плата в качестве вознаграждения за труд не отражает реального вклада работника в производимый им продукт? Кто–то найдет, что это именно так, а кто–то просто промолчит, осознавая, что его вклад в сравнении с другими, мягко говоря, преувеличен по отношению к вознаграждению.

    Другими словами, 15 тысяч имеют различную индивидуальную полезность, а если данная сумма представляет собой месячное вознаграждение за низкоквалифицированный труд, то это — по всем меркам очень приличные средства! В то же время такой размер вознаграждения за работу профессора, мягко говоря, неадекватен.

    В любом случае оплата труда — это результат достигнутых договоренностей между нанимателем и работником, и для любых её корректировок необходимы воля и желание обеих сторон.

    Проводить аналогию с другими территориями не так просто, а то и вовсе бессмысленно. Какой прок сравнивать Норильск, например, с Вологдой, Курском или Ярославлем? Хотя по показателю доходов основных категорий работников, исчисленных в единицах ПМ, мы выглядим значительно достойнее них. За 2004 год, например, 4,2 ПМ в среднем по Норильску против 2–3 ПМ в этих городах. Но мы существенно и уже, к сожалению, традиционно уступаем, например, петербуржцам, москвичам и хантымансийцам, для которых данный показатель представлен диапазоном 5,2–6,2 ПМ.

    По 2005 году любые межрегиональные сравнения возможны только во втором квартале текущего года, поскольку необходимая для этого информация находится только в стадии обработки, и по официальным каналам недоступна. Средние же ежемесячные доходы работающих норильчан (29 тысяч 400 рублей), по предварительным данным, в пересчёте на ПМ составили 4,88, для всей бюджетной сферы — 3,7, в том числе местного бюджета — 3,55 ПМ. Так что в целом по городу, не касаясь отдельных категорий работников, можно отметить положительную динамику.

    “Жаловаться на жизнь — народная “забава” норильчан”, -

    сказал мне один знакомый москвич. И если бы так считал он один! Может быть, у норильчан действительно завышенные притязания? Или, наоборот, уже слишком заниженные? По крайней мере, в массовых общероссийских акциях протеста у нас никто давно не участвует.

    Мнение эксперта:

    – Думаю, путь к пониманию —завышены притязания норильчан или напротив, лежит через индивидуальное осмысление каждым сути таких притязаний и сопоставления их со своим экономическим планом пребывания на Крайнем Севере. Полагаю, каждый из нас желает себе более достойной жизни, а большинство из нас напрямую связывает это с полнотой удовлетворения материальных потребностей. Рост доходов неизбежно приводит к росту потребностей. Как правило, вы просто продвигаетесь на более высокую ступень жизненных (в узком смысле — потребительских) стандартов. И то, что казалось невозможным ещё 10–15 лет назад, сегодня видится обыденным. Могли мы думать о мобильной связи? А прожившие даже менее 20 лет в Норильске в своё время и представить себе не могли, что свежие овощи и фрукты во всём многообразии станут доступны круглый год. Сегодня, вне зависимости от суммы, денег всегда будет не хватать!

    “Пока наука не одержит неизбежную победу, приходится выбирать между равным распределением нищеты и неравным распределением богатства”.(Джон Мейнард Кейнс, английский экономист.)

    Похвастаться достойными зарплатами не может большинство жителей нашей страны. Но для норильчан–то это не утешение: в Норильске, может быть, можно жить, но нельзя здесь заканчивать свою жизнь, а заработать на квартиры на материке могут далеко не все. Сейчас мало у кого есть денежные сбережения. Кто же “виноват” — правительство, судьба, жизнь или сами норильчане, которые неверно полагают, что им что–то “должны”?

    Мнение эксперта:

    – Действительно, подавляющая часть населения не собирается связывать с Норильском свою старость, и совершенно справедливо. Думаю, не стоит рассказывать, как в начале девяностых обесценились имеющиеся у населения сбережения, и мы (город) были предоставлены сами себе, а страна погрузилась в хаос и инфляционную лихорадку. Но именно в нашем анклаве в это время сложилась относительно благоприятная обстановка, связанная с особенностями международной торговли и валютного обмена. Для “Норильского никеля”, от доходов которого зависел бюджет города, сложилась благоприятная рыночная ситуация. Именно тогда, если помните, появились компенсационные выплаты для бюджетников.

    Сейчас многое изменилось. И в первую очередь — законодательство, в соответствии с которым финансово и институционально забота о благополучии нации лежит грузом ответственности на государственных органах исполнительной власти регионального и федерального уровня. И с сожалением приходится констатировать, что местная власть даже в отношении местных бюджетников утратила роль гегемона.

    Не опускаясь до уровня политической риторики, отмечу, что для тех, кто начинает самостоятельный жизненный и трудовой путь здесь, гарантированной возможностью обеспеченного жильём отъезда может стать ипотека.

    В целом я, конечно же, считаю, что заработки в нашем городе должны быть максимально рассчитаны на наличие сбережений. По данным управления труда администрации города, норильчане в среднем за 2004 год сберегали 14,5% доходов, при оценках на 2005 год — 13,5%. Это значит, что недостающие проценты до 100 (86,5% и 87,5%) мы традиционно используем исключительно для потребительских нужд. Думаю, теперь читатель в состоянии понять первопричину отсутствия личных сбережений у подавляющего большинства. И это — отнюдь не норильский феномен, уверяю вас!

    Вопрос, который наверняка волнует практически каждого норильчанина: какой должна быть минимальная зарплата в нашем городе?

    Мнение эксперта:

    – Для работы, не требующей вообще никакой квалификации, — всё же несколько выше, чем прожиточный минимум. Поскольку в экономическом смысле исчезают границы между ней и пособием, а вместе с тем и стимулы к труду. Средние заработки в бюджетной сфере, я считаю, должны быть выше нынешних на 30–50%. Рынок, конечно, одномоментно “съест” это увеличение. И только в среднесрочной перспективе будут возможными положительные эффекты. Но если бы это была единственная, характерная для Норильска и ключевая проблема, она была бы решена на самом высоком уровне, поверьте. Корень этих проблем — гораздо глубже, чем просто Норильск и налоговые поступления в бюджеты всех уровней.

    Редкостные профессионалы

    “Согласны ли вы с мнением, что у чиновников в Норильске — непозволительно высокие доходы? Так считает большинство “простых людей”. Правы ли они, или это издержки менталитета: раз человек у власти — значит, обязательно вор и хапуга?”

    Это вопрос, который я, в разной интерпретации, регулярно задаю нашим чиновникам. Потому что слишком много нехороших слухов. Чиновники отвечают примерно одинаково. Примерно так они отвечают:

    – Давайте всё–таки разделим вознаграждение за труд и уголовщину. По поводу последней — это не ко мне.

    Специалисты, работающие в администрации города, в большинстве своём — настоящие профессионалы своего дела. Сколько может стоить труд редкого профессионала? А если от его компетентности и объективности зависит принятие ключевых решений, последствия которых трудно, а зачастую невозможно устранить годами, а возможный ущерб от его действий может исчисляться миллионами казённых рублей?

    Специалисты с аналогичной или схожей структурой человеческого капитала, например, в Заполярном филиале “Норильского никеля” оплачиваются выше.

    В среднем по администрации ежемесячные заработки чиновников в 2005 году не дотягивали даже до 6,0 ПМ!

    Шесть умножить на прожиточный минимум — это что–то около 35 тысяч рублей в месяц. Представляю, что сейчас испытывают читатели. Ух, что они испытывают! Но официальные цифры есть официальные цифры. Будете спорить? Пишите автору этой статьи на ol@gazetazp.ru.

    Кстати, о “среднем классе”

    Означении “среднего класса” для экономики любой страны говорить ничего не буду — уж и так говорено–переговорено.

    Сейчас “миддл класс” в России переживает второе рождение. После дефолта 1998 года он, как ни странно, довольно быстро оправился. Глобальное многолетнее исследование “Стиль жизни среднего класса”, которое проводит в разных городах маркетинговое агентство “Эксперт–ДАТА”, показало, что в 2002 году “середняков” в России было 12%. Сейчас — 30–35%. Ну и темпы, однако.

    Российские “середняки”, конечно, сильно отличаются от американских или европейских. Но нет никакого смысла нас сравнивать: в каждой стране — свои критерии определения “среднего класса”. Даже в Эфиопии есть свой “средний класс”, и, поверьте, наш на их фоне выглядит классом уже олигархическим. Есть среди критериев даже такой (немаловажный), как самоидентификация — причисляет ли сам человек себя к “среднему классу” или нет.

    Что такое “миддл класс” по–норильски? Отличается ли он от “миддл класса” других регионов?

    Мнение эксперта:

    – Такие исследования в Норильске не проводят из–за их дороговизны и бессмысленности — с точки зрения реализации практических задач, стоящих перед руководством города. И потом — что сравнивать? Если очень состоятельные люди зарабатывают свой капитал в Норильске, но прописаны в других городах, — норильчане это или нет? Работающее население, предприниматели в подавляющем большинстве представляют собой средний класс.

    Сейчас авторы исследования “Стиль жизни среднего класса” видят российского “середняка” таким: его доход — от семи тысяч рублей в месяц (для Москвы — от 12–ти); у него высшее образование — одно или два; у него есть возможность регулярно обновлять бытовую технику; его средний возраст — 35–38 лет; его профессия — хорошо оплачиваемый госслужащий, квалифицированный рабочий или предприниматель. Заметили, что нет среди “середняков” “носителей духовности”? — учёных, писателей, библиотекарей? Впрочем, это я так, к слову.

    Ольга ЛИТВИНЕНКО.

    P.S. Автор благодарит своих собеседников, приближенных к власти, которые пожелали остаться инкогнито, но поделились ценной информацией.

    16 февраля 2006г. в 17:15
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.