МАУ ИЦ «Норильские новости»

Не все норильчане хотят уезжать

Не все норильчане хотят уезжать

IV конференция в рамках исследовательского проекта «Локальные истории: научный, художественный и образовательный аспекты» фактически начала свою работу 17 октября.

Общее название нынешней конференции «Колонизация или интеграция? История и опыт освоения северных территорий». 18 октября, в четверг, до обеда состоялось слушание и обсуждение двух любопытых тем. Первая касалась языковых проблем северной территории, вторая — создания вынужденно оседлого населения в Норильском промышленном регионе.

Наряду с красноярцами, норильчанами, питерцами и москвичами в живой и умной дискуссии участвовал Константин Анатольевич БОГДАНОВ, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русской литературы из Санкт–Петербурга. В перерыве между научными и не совсем бдениями состоялась беседа с питерско–немецким учёным:

– Интересно, когда этот разговор о Норильске вообще иссякнет (смеётся — М. К.). У меня ощущение, что никогда. Просто потому, что Норильск — это совершенно особенный город — и на карте, и в отношении культуры, экономики, всего.

Идея этой конференции — говорить о социальных и антропологических проблемах, связанных с экономическим освоением Севера, в частности такого чрезвычайного района, как ваш. Эти разговоры так или иначе ведутся: одно время они происходили с точки зрения самоощущения людей, как они себя здесь осмысливают. До этой конференции мы говорили о том, каким образом обучать детей истории этого района. Сегодня — разговор с новой стороны: в ретроспективе рассматривается, как исторический опыт этой территории складывался в связи с понятиями «колонизация» и «интеграция».

– Вы забыли упомянуть разговор о Норильске с точки зрения мифа и реальности происходящего.

– Да–да, ясно, что существование такого города, как ваш, связано не только с письменной или официальной историей, но и с историей легендарной, историей неких мифов, анекдотов, слухов и даже сплетен. Профессионалы – историки, филологи — не одни они создают историю, есть другие её источники и составляющие.

– Насколько научен подход в обсуждении вопросов конференции? Не перекатывается ли дискуссия в простые разговоры, обычный обмен мнениями?

– Иногда перекатывается. Но лишь иногда. Понятно, что выдержать такой... строго научный вектор крайне сложно, потому что мы имеем дело с аудиторией, представляющей самые разные не только точки зрения, а самое главное — профессиональные языки. Оставаться в пределах абсолютно спокойного и непредвзятого анализа часто не удаётся.

– Насколько темы первого дня конференции — об освоении Севера нынешним поколением людей — вам показались любопытными?

– В целом разговор идёт в нужном русле. Страхи, хотя они и есть, не захлёстывают аудиторию.

– Все тут послушали доклады, обсудили их, обменялись репликами на тему. Что дальше? На выходе, что называется?

– Как известно, процесс зачастую не менее важен, чем результат. Ведь если даже люди, которые просто живут здесь, начинают задумываться, где они живут, почему, что за этим стоит... Это само по себе лучше, нежели жизнь в прострации, без понимания прошлого и настоящего, как бог на душу положит... Здесь за каждым шагом, за каждым словом встаёт некоторый контекст, что само по себе важно.

Вот, например, выяснилось сегодня в процессе дискуссии, что кто–то совсем не хочет отсюда уезжать, кто–то мыслит Норильск как город миграционный, а кто–то — как место для постоянного проживания.

– Может, это для вас было новостью. Для нас — не совсем.

– Это прозвучало, понимаете? Это было артикулировано. Ведь это не просто мнения: за каждым, повторюсь, стоят определённые, вполне анализируемые, исторически обусловленные соображения. Это не просто столкновение или борьба мнений, это, я бы сказал, столкновение различных проектных типов мышления.

– Что ждёт участников конференции во второй половине встреч в музее? Иными словами, чего нельзя пропустить?

– Мы хотим немного оттенить разговор об истории и филологии художественными вещами и поговорить о других контекстах, из которых складывается представление о Севере. В частности, я сам буду делать вполне филологический доклад об анекдотах про чукчу. Не анекдоты меня сами по себе волнуют, а то, что за ними стоит, естественно (доклад Богданова носит название «Чудак, чувак и чукча. Историко–филологический комментарий к одному анекдоту» — М. К.).

Будет также презантация художественного проекта Саши и Оли Флоренских, прозвучит совсем уж неожиданный доклад о зоологических, ихтиологических проблемах, которые тоже связаны с освоением Севера, — тут есть что послушать.

– Конференция проводится в четвёртый раз, вы все четыре раза здесь?

– Да, все четыре. Мне тут нравится. С первого же раза, как приехал, влюбился в этот город.

Большей частью я хожу пешком: мне всё тут любопытно. В Санкт–Петербурге я уже давно не живу, — живу в Германии. Могу сказать, что между сорокаградусной с плюсом южной Германией и сорокаградусным по минусу Норильском расстояние не только температурное, а вполне жизненное. Интересно видеть, как люди совершенно в разных местах планеты решают какие–то житейские вопросы...

Вот и в этот раз я совершенно чётко ощущаю, что в истории этой страны сломалось что–то бесконечно существенное, что для многих людей сегодняшняя ситуация в России превратилась в реальную драму. Речь о людях той формации, старой советской закалки. Старшее поколение, помнящее гордость, льготы, пафос, героическое освоение Севера, — им больно видеть и мириться с тем, что вся страна, и они, норильчане в частности, живут сегодня совсем в других условиях. А люди, которым сравнивать будни особенно не с чем, они, на мой взгляд, гораздо более спокойно решают эти проблемы.

Приходите на другие обсуждения – ещё поговорим.

Марина КУЗНЕЦОВА.

Фото Владимира МАКУШКИНА.

19 октября 2007г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.