МАУ ИЦ «Норильские новости»

О чём кричат гагары

О чём кричат гагары

В Музее истории и освоения НПР 1 марта говорили и показывали нганасаны. Фольклорная этнографическая группа «Дентэдиэ» под руководством мудрой Светланы Нериевны Жавлицкой привезла в Норильск из Дудинки кусочек национальной северной культуры.

На гвозде вселенной

В генетической памяти хранителей этой культуры скрывается множество тайн. Согласно нганасанским поверьям древний человек выкован из оленя, в представлении этих людей есть верхний, средний и нижний миры, а основа основ — не только мать–Земля, но и мать–Солнце и мать–Луна (есть ещё начала — мать–Огонь, мать–Вода и мать–Дерево). Полярная звезда, по их разумению, прибита небесным гвоздём, на коем висит огромный свод. При этом койко — идолы — оберегают лишь тех язычников, кто им поклоняется в течение жизни, пока нарты не увезут его на «пастбище мёртвых», под лиственницу.

По одной из древних версий они произошли от оленя, по другой — от краснозобой казарки. Однако нам они интересны в любом случае.

Дети Солнца

Перед зрителями в музее развернулась не только экранная презентация нганасанского этноса, но и живые картинки, представленные в красочном исполнении. Краешек мира, который показали норильчанам, был окрашен в три традиционных нганасанских цвета: красный, белый, чёрный (они в обязательном порядке присутствуют на роскошных зимних парках) и озвучен многовековыми мотивами о приметах, причудах, мифах и легендах исконной земли детей Таймыра.

Кроме песенной и музыкальной, «Дентэдиэ» активно «собирает» и сохраняет танцевальную культуру. Концерт открылся традиционным нганасанским медвежьим танцем (и это отнюдь не было политической рекламой). С любопытством норильская публика всматривалась в монотонные ритмичные движения, роскошные наряды, разнонациональные лица артистов (увы, в составе нганасанского ансамбля только половина нганасан).

718

Этнографы говорят, что в мире всего–то осталось 718 представителей этого народа (к примеру, долган около 6 тысяч) — цифра, конечно, потрясает. Ассимиляция рода происходит за счёт браков с представителями других национальностей. О борьбе за чистоту рода тут уже не говорят — лишь бы сохранить этнос, его культуру. Судя по всему, наибольшая проблема даже не в том, что некому рожать, а в том, что не от кого — мужчин–нганасан детородного возраста почти вдвое меньше, чем женщин.

Спрашиваю у зрелых нганасанок, кто у них мужья, и слышу один за другим ответы: русский, русский, русский, немец... Чисто биологически от межнациональных браков генофонд нганасан крепчает, а вот нация при этом теряет идентичность, индивидуальность, размывается, растворяется в других.

Но нганасаны не считают, что они теряют корни.

— Пока я пою, — говорит пожилая солистка «Дентэдиэ» Евгения Чебяковна Сидельникова, — мой народ будет жить. Оптимистично звучит и её песня собственного сочинения о кочевом образе жизни, и это жизнеутверждающее послесловие.

Она и вправду заводная, эта нганасанка: владеет несколькими специальностями, шьёт, мастерит, умеет охотиться на дикого оленя и ставить капканы, сотрудничает с дудинской газетой «Таймыр», где заведует рубрикой новостей на нганасанском языке. Уже «за кулисами», не переставая мять в руках сушёные копытца оленя с колокольчиками (нехитрый инструмент, имитирующий звук мчащейся по тундре упряжки), она рассказывает мне о том, что в её родительской семье было 12 детей: семеро мальчиков умерли в разном возрасте, пятеро сестёр живы–здоровы до сих пор. У Евгении двое детей, две внучки, муж — хакас (их любовь выросла из курортного романа).

— У нас на рыбалку, — переходит она на воспоминания юности, — женщин с собой брать нельзя: считается, что это к несчастью. Помню, отец нас, пятерых дочек, всё равно рыбачить брал, а старухи шипели вслед: «Ой, грех Чебеку делает, полну лодку девок насадил». Но возвращались мы всегда с богатым уловом, тут уж бабки молча и уважительно кивали отцу.

Последний шаман

Стилизованный шаман с настоящим бубном, обтянутым кожей, и лопаткой–колотушкой исполнил ритуальный танец. После дети из зала спросили: почему, мол, у него глаза закрыты бахромой. Ведущая концерта, руководитель ансамбля, она же составительница первых нганасанских букварей и учебных пособий, Светлана Жавлицкая, объяснила:

— Охраняя благополучие своих сородичей и общаясь для этого с духами, шаманы в своих песнях–просьбах, песнях–заклинаниях закрывают бахромой глаза. Это своего рода техника безопасности: когда шаман в экстазе и обращён внутрь тех, с кем он контактирует, то его взгляд может быть опасен, и даже смертельно.

Кстати, нганасанские шаманы считались сильнейшими шаманами в мире. Для того чтобы вызвать шамана к себе в балок или чум, нужна была очень веская причина: в основном шаман камлал на рождениях, праздниках и похоронах. На сегодняшний день жив лишь один «колдун, экстрасенс, духовник», последний шаман из рода Костыркиных — Дульсимягу Костыркин.

Спасибо за рыбу

Редкое для Норильска зрелище в музее закончилось мастер–классом по тому, как делать строганину. Вкуснейшая свежайшая рыба, нарезанная стружкой, разошлась по залу даже без соли. Заключающий и всеобъединяющий незатейливый северный танец «Хейро» закружил в хороводе не только артистов, но и норильских почитателей этноса.

А в фойе в это время на ура раскупались диски северной музыки (варган), художественные альбомы Мотюмяку Турдагина и Бориса Молчанова, сувениры из бивней мамонта, кости оленя, обрезков оленьей шкуры. И только расшитые кожей и бисером унтайки никто не брал — семь тысяч: дорого, однако...

Марина КУЗНЕЦОВА.

Фото Александра ГРИШИНА.

6 марта 2008г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.