МАУ ИЦ «Норильские новости»

Зачем Норильску «крылья»

Зачем Норильску «крылья»

Зачем Норильску «крылья»

Откровенно говоря, доводы о том, что сочетание комфорта и красоты в наших условиях – роскошь, уже надоело слушать. Хочется пожить как белому человеку: чтоб дома не рушились, балконы не падали, а на фасадах не висели таблички «Осторожно: идёт обрушение!». Противостояние архитектуры человечности и архитектуры рационализма в Норильске часто заканчивалось в пользу последней. Климат диктовал, как строить улицы, как закрывать дворы, даже как конопатить окна! Его не выбросишь из расчётов и в наше время, когда на подходе новый градостроительный план Норильска, первый с 1980 года. Вот о нём и в целом об особенностях норильской архитектуры мы попросили рассказать Валерия ТКАЧЕНКО, заместителя начальника управления архитектуры и градостроительства администрации Норильска.
Зачем Норильску «крылья»

Новый генеральный

– Новый проект очень интригует. Каковы основные его положения? Будет ли вестись новое строительство? Если да, то предпочтение отдадут мало- или многоэтажкам?

-Генеральный план города несёт в себе очень большой объём информации. Это основной документ, определяющий долгосрочную стратегию градостроительного развития, так сказать, руководство к действию на ближайшие 15 – 20 лет по всем направлениям. Это и перспективы жилищного строительства, культуры бытового обслуживания, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и многое другое.

В новом генплане запланированы обширные зоны общественного отдыха, реконструкция набережной озера Долгого с устройством парка, несколько крупных деловых центров в общественно значимых местах Норильска – одним словом, развитие города по всем направлениям. В ближайшее время прибудут представители ЗАО «Регул», которое выполняет проектную документацию, и по плану можно уже будет говорить конкретно и максимально полно. А увидеть и подробнее узнать о проекте горожане смогут во время презентаций и публичных слушаний.

– То есть перед тем, как «за» или «против» проекта проголосуют депутаты, его оценят горожане?

– Обязательно. Порядок утверждения генерального плана прописан в Градостроительном кодексе. Документы опубликуют в средствах массовой информации, разместят на официальном сайте администрации города. Кроме того, состоятся экспозиции демонстрационных материалов, а свои вопросы и идеи люди смогут высказать на встречах с разработчиками проекта и представителями органов местного самоуправления. В завершение планируется проведение публичных слушаний. Так что, я думаю, в стороне заинтересованные норильчане не останутся.

– Уже не раз говорилось, что разработанные в советский период архитектурные идеи были весьма ценны и многие пригодились бы в наше время. Но по какой–то причине о них благополучно забыли – о тех же запирающихся дворах, к примеру.

– Никто ничего не забыл, просто время вносит свои коррективы: что-то остаётся, что-то уходит. Первый генеральный план, на основании которого был построен Норильск в том виде, в каком мы его знаем сегодня, в сороковые годы прошлого века создал Витольд Непокойчицкий, будучи главным архитектором города. Впоследствии некоторые идеи воплотили, некоторые – нет, по разным причинам. В принципе, те же запирающиеся дворы при нынешней застройке можно создать, но только на Комсомольской улице. В остальных местах это невыполнимо, так как они не согласуются с требованиями к расположению многоэтажных домов. К тому же не уверен, что людям затея будет по вкусу: зачем пробираться вокруг закрытого на замок двора (особенно зимой), когда можно пройти через него?

Кстати, о «хорошо забытом» прошлом. Некоторое время назад много говорили о предложенном в те же советские годы строительстве стеклянного купола над городом. В прошлом году в рамках подготовки новой концепции столичными архитекторами была предложена «Стратегия-2020». Они идею повторили, задумав некий общественно-торговый центр «Форум» (первый остеклённый квартал, совмещающий общественные, торговые и деловые функции). И место для него подобрали в самом центре города – на улице Мира. Не могу сейчас говорить о том, насколько велика вероятность его воплощения, – ведь каким будет архитектурный облик Норильска, сейчас только решается.


Исторически сложилось так, что по архитектуре Норильска можно судить об архитектуре страны в целом: как провинции, так и столичных городов. С одной стороны, в исполнении многих зданий прослеживается стилистическое сходство с Ленинградом, с другой – основной массив зданий представляют «хрущёвки», традиционные для любого материковского города. Правда, все норильские застройки – с поправкой на ветер. В буквальном смысле. Здесь улицы строились перпендикулярно направлению ветра: для ослабления его силы устроены перепады уличных осей. Замкнутые дворы и контуры микрорайонов также способствовали созданию «ветровой тени», защищая дома от снежных заносов.

– Согласно одному из принципов градостроительства, «каждый квартал должен иметь свою неповторимую идентичность. В этом случае жители квартала гордятся местом обитания и стремятся облагородить и благоустроить его»...

– С тезисом я абсолютно согласен, только облагораживать и благоустраивать – задача всё-таки в первую очередь городской власти. Ну а активные горожане (в том числе предприниматели и спонсоры) должны ей в этом помогать. Или, во всяком случае, бережно относиться к сделанному. Я вообще считаю, что у наших людей (у детей в частности) надо воспитывать любовь к своей малой родине. Тогда и вандализма будет меньше, и мусора на улицах, подъезды станут чище, а кварталы будут не похожи друг на друга.

– И тем не менее сейчас стиль застройки Норильска представляет собой достаточно монотонный пейзаж...

– Я не согласен. И в Норильске, и в Талнахе, и в Кайеркане большое количество общественных и жилых зданий, построенных по проектам наших архитекторов, действительно украшающих город.

Конечно, с годами фонд стареет, изнашивается. Требуется масштабная реконструкция многих зданий. И в генеральном плане она предусмотрена. С учётом выбывания ветхого и аварийного жилья это будут районы среднеэтажных домов (4 – 6 этажей), многоэтажных (от 7 этажей и выше) и небольших участков с 3-4-этажными жилыми домами.

– Раз уж о строительстве заговорили, расскажите, какова судьба недостроенных домов в Оганере, в Норильске на улицах Пушкина, Набережной Урванцева?

– Давайте будем реалистами. Панельный дом без окон и дверей стоит под открытым небом более десяти лет. В каком состоянии его закладные? Кто даст гарантии его надёжности? Скорее всего, такие здания ждёт демонтаж. Сейчас в них лишь зашили окна, ограничив доступ вовнутрь.

Загвоздка в том, что в бюджете на это денег нет и в ближайшее время не будет: коробки ещё являются собственностью комбината. В своё время городу передали только готовое эксплуатируемое жильё, а недострой до окончания работ остался на балансе градообразующего предприятия. Так зачем городу самому напрашиваться на расходы по демонтажу?

– В Норильске относительно мало высотных домов – около десятка на весь город с районами. Насколько они вообще уместны на такой территории, как наша?

– Замечу, что 12-этажный дом ещё не является высотным. Их строительство началось в первые годы 80-х, когда возникла острая нехватка жилья и в силу плотной застройки свободных участков становилось всё меньше и меньше. Тогда жилую застройку уплотнили за счёт строительства во дворах одноподъездных точечных домов 112-й серии и 12-этажек серии НК-12. Но последние дороже и в плане строительства, и в плане эксплуатации. В них требуется устанавливать два лифта, один из которых грузовой, специальное инженерное оборудование, обеспечивающее подачу воды и тепла на все этажи, и т. д. В то время как самые экономичные дома – пятиэтажные «хрущёвки», где не нужен ни лифт, ни мусоропровод. Так что, думаю, вывод о нужности 12-этажек напрашивается сам собой. Хотя для выразительности силуэта города их наличие вполне оправданно.

– В последние годы в Большом Норильске появилось много новых магазинов: от крупных до совсем небольших палаток. Может ли получиться, что они не впишутся в готовящийся градостроительный план?

– Конечно, изначальный генплан не предусматривал застройку дворовых территорий торговыми павильонами. Их массовое строительство началось в 90-е годы, причём абсолютно бессистемно и с многочисленными нарушениями. Во многих случаях не соблюдено расстояние до ближайших зданий, установленное противопожарными нормами. В качестве фундамента использовалась бетонная плита без обеспечения проветривания, что вело к растеплению мёрзлых грунтов. И если для одноэтажного небольшого магазина это несерьёзная угроза, то для расположенных рядом жилых зданий может стать большой проблемой. Да и внешний вид этих сооружений не больно-то украшает наш город. Так что в дальнейшем в Норильске должны остаться лишь те торговые объекты, где устранят все нарушения.

– А что касается «зелёного строительства» – будет ли тут что-то новое? Достроят ли скверы и парки в Кайеркане и Талнахе?

– Конечно же, все эти работы будут продолжены. Депутатами утверждён план мероприятий по улучшению архитектурного и эстетического облика, благоустройству и озеленению города на 2008 – 2011 годы. Завершится устройство зоны отдыха на набережной реки Талнашки, сквера в Кайеркане, благоустроят территорию озера Городского. А к юбилею Победы, в 2010 году, будет реконструирована площадь Памяти героев. Планируются и другие работы.

– У нас территория специфическая – сложная для экспериментов. Может, есть смысл перенять какой-то опыт застройки северных территорий у скандинавских соседей?

– Насколько я знаю, в скандинавских странах нет большого опыта строительства городов за Полярным кругом. Мы находимся в разных условиях и имеем свой опыт и свою градостроительную культуру, которую, на мой взгляд, целесообразно развивать. Хотя чужой опыт тоже надо изучать и, если там есть что-то полезное, применять в нашей практике.

А “крылья” обрежем!

– В нашем городе достаточно много ветхого жилья. Где можно узнать адреса таких домов и что с ними предполагается делать в дальнейшем?

– Надзор за объектами жилого фонда ведут УНСОФ и Норильский научно-исследовательский институт оснований и подземных сооружений. Там можно получить информацию о состоянии домов. А судьбу аварийных зданий решает специальная комиссия управления городского и жилищно-коммунального хозяйства.

– Цокольная часть зданий и сооружений также влияет на облик города. В настоящий момент многие ростверки выглядят далеко не лучшим образом. Есть ли возможность изменить это?

– Мы уже этим занимаемся. Разработаны варианты благоустройства ростверков после демонтажа аварийных зданий с обустройством цокольной забирки. Эта проблема очень давняя и сопряжена с рядом объективных проблем. Забирка должна быть достаточно проста и технологична в изготовлении, надёжна в эксплуатации (учитывая, как у нас убирается снег) и при этом ещё и красива. Пока что стопроцентный результат не достигнут, так что у нас есть над чем работать.

– Что до красоты, то многие горожане убеждены, что модный нынче сайдинг – решение всех проблем, тем более в наших условиях. Есть примеры, когда здания, отделанные сайдингом, несколько лет выглядят как новые. Возможно ли использовать его для всех домов или хотя бы кирпичных пятиэтажек?

– Во-первых, сайдинг – уже устаревший материал, и проявил он себя в Норильске не лучшим образом. Сейчас применяется более современная отделка – полиалпан, краспан, алюкобонд, которыми облицованы здания ЗАГСа, автовокзала, ГЦК. Конечно, облицовка ими жилых домов и улучшит внешний вид, и уменьшит теплопотери зданий, но насколько экономически выгодно вкладывать значительные деньги в модернизацию морально устаревшего жилья, которое в обозримом будущем будет сноситься?

– Ну ладно, облицовывать все дома невыгодно, но покраска – иной раз тоже выход, какое-никакое обновление здания. Но пока создаётся ощущение, что дома красят без какого-либо чёткого плана: то в ядовито-розовый цвет в Кайеркане, потом снеговские «крылья»-«солнышки». Теперь – лимонные фасады. Какова конечная картина города? И не будут ли выбиваться из неё уже существующие «крылья» и «волны»?

– Раньше разработкой паспортов покраски зданий занимался целый отдел в ПО «Норильскбыт» и институт «Норильскпроект». Сейчас это бремя легло на управление архитектуры, хотя мы не проектная организация! Существуют эскизы окраски фасадов приблизительно на половину зданий в городе. Концепция для каждой его части разная и учитывает сложившуюся градостроительную ситуацию. Я знаю, что очень много споров вызывают цвета фасадов: ярко, мол, слишком. Но, во-первых, яркие цвета очень недолго остаются таковыми в норильских условиях – вспомните, сколько разговоров было о покраске домов на Комсомольской, а посмотрите сейчас, насколько они поблекли! То же будет и с лимонными домами, вокруг которых столько шумихи. А во-вторых, специалисты сходятся во мнении (и я с ними полностью согласен): тёплые, яркие цвета Норильску нужны. Поэтому изначально и делается поправка на повышенную интенсивность колера.

Что до «крыльев» и «волн» – они будут выбиваться из любой концепции. Беда их в том, что они бы хорошо смотрелись на ровной поверхности здания, без окон. А так красивые линии изрезаны четырёхугольниками оконных проёмов. Теряется вся задумка. Так что если для внутридворовых фасадов они и приемлемы, то в общественно значимых местах будут перекрашиваться. Потому что всё должно быть выполнено в едином ключе.

– Будет ли что-то сделано для приведения к тому же единому ключу и скопищ гаражей, так уродующих город?

– Строительство гаражей и их состояние – одна из проблем и тема для отдельного разговора. Каждый год в Норильск приходит до полутора тысяч новых машин, так что автомобильный парк очень быстро разрастается. А под строительство гаражей свободных подходящих площадок практически нет. Да и база строительных материалов очень небольшая, будем откровенны. Кирпичного завода нет, строительные комбинаты закрылись, и лишь предприятия ЗФ производят стройматериалы в весьма ограниченном количестве. Из чего остаётся строить гаражи? Из разбираемых гостинок и так далее – кто во что горазд. Иного выхода у владельцев гаражей нет: чтобы строить из кирпича, его нужно завозить с материка. А это очень дорого.

– Но ведь есть же какие-то нормы, согласно которым можно привести гаражи к единообразию?

– По нынешнему законодательству оговариваются только габариты постройки. А из чего она должна быть выполнена – частное дело строителя. В эксплуатацию гараж вводится даже без проектной документации. А уж после введения хозяин – частный собственник, и договариваться с ним гораздо сложнее.

– Странное противоречие: сначала – полная вседозволенность, затем – попытка с ней бороться...

– Об этом очень много говорилось, не один год, но пока действенных рычагов воздействия не найдено. В Норильске существует проблема собственности: когда выделяется земельный участок, люди объединяются в гаражный кооператив с председателем во главе. Но после ввода гаражей в эксплуатацию и получения права собственности кооператив сам собой разваливается, каждый становится сам за себя. Отсюда, кстати, и проблемы с замусоренностью прилегающих к гаражам территорий, ведь виновных ни за что не найти. На материке всё по-иному: кооперативы живут, ведь есть один хозяин земли, он строит гаражи, потом сдаёт их в аренду. И раз есть владелец, с него есть и спрос.

– Норильск – это не только жилые и общественные здания, но и промышленные помещения. Применимо ли к нашему городу понятие «промышленный дизайн»? Есть ли возможность у города договориться с компанией о планомерном изменении внешности её объектов?

– У нас много предложений по дизайну промышленных зон. Я думаю, вопросов о взаимодействии города и компании по так называемому промышленному дизайну быть не должно. И мы рады, что появляются интересные объекты, как, например, переходная галерея или стела возле АБК медного завода, которые, на мой взгляд, украшают город. Так что планы у нас большие, город будет меняться. Надеюсь, не только лицом, но и душой.

Беседовала Татьяна ЗАЧУПЕЙКО.

Фото Владимира МАКУШКИНА.

11 сентября 2008г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.