МАУ ИЦ «Норильские новости»

«Каталина» летит на Север

«Каталина» летит на Север

«В 1953 году, в августе месяце, в 20–х числах, на реку Норилку п. Валёк против Гидроаэропорта и яхт–клуба приводнились одновременно шесть самолётов «Каталина», как я понимаю, американского производства. Самолёты были оснащены нашими опознавательными знаками, боевым вооружением, экипажи — наши военные. Самолёты были заякорены... и круглосуточно находился вооружённый часовой». Это выдержка из письма в редакцию «Заполярки» бывшего норильчанина Якова Желнина. Мимо такой фантастической истории мы пройти, конечно, не могли: с любезной помощью сотрудников архивного отдела ЗФ и Музея истории освоения и развития НПР провели небольшое расследование. Вот его результаты.

В солидной историографии Норильского восстания 1953 года, появившейся стараниями энтузиастов, участников и очевидцев в последние два десятилетия, немного, но сыщутся весьма оригинальные версии, похожие больше на мифы и мистификации, нежели на правду. И это совершенно неудивительно. Мирная, по определению з/к Л. А. Пожарского, «республика заключённых» с дней своего образования стараниями гэбистов обрастала злыми легендами, увы, живучими и по сей день.

В 1954–м на заседании Красноярского краевого суда, рассмотревшего дело о Норильском восстании, сержант ВОХР Цыганков, хладнокровно застреливший на этапе заключённого, спровоцировав этим первые волнения в Горлаге (каторжных лаготделениях), во время допроса покажет, что «восставшие контрреволюционеры» намерены были «развивать свои действия до захвата Норильска и Дудинки в свои руки, после чего связаться по радио с США»: «Нас беспрерывно предупреждали, что готовится к побегу большая группа заключённых. Когда и где будет побег, сообщить нам не могли...».

Тиражирование подобных «восстаний» — безотказная по результативности практика ГУЛАГа послевоенного времени, когда значительно изменился по составу «контингент» лагерей, а жестокость и беззаконие зон достигли чудовищных масштабов.

***

Приехав в Норильск в ноябре 1945 года, Яков Александрович Желнин, автор письма в «ЗП», о котором мы уже упоминали, поселился с родителями в посёлке Валёк и поступил в местный клуб Рыбпромхоза киномехаником. В течение четырёх лет «крутил кино» он рыбакам по промыслам аж до самого Карского моря. И уйдя однажды в отпуск, тут же был из него отозван — докладную «старшого» одного из промыслов, забавную по орфографии и содержанию, я читал лично: «Поскольку не хотит, значица, народ рыбалить, кина просит, верните нам Якова». Вернулся... Волшебная сила искусства.

В п. Валёк, в 12 км от Норильска (Рыбпромхоз в то время), — пишет нам Я. А. Желнин, — проживали мои родители, которых я навещал каждую неделю.

В 1949 году Яков Александрович сменил бескозырку киномеханика рыбацкого клуба на сухопутный ДИТР, где стал старшим киномехаником.

Так вот, в 1953 году, в августе месяце, – продолжает Желнин свой рассказ, — в 20–х числах, на реку Норилку п. Валёк против Гидроаэропорта и яхт–клуба приводнились одновременно шесть самолётов Каталина, как я понимаю, американского производства. Самолёты были оснащены нашими опознавательными знаками, боевым вооружением, экипажи — наши военные. Самолёты были заякорены... и круглосуточно находился вооружённый часовой.

Напомню: 1 июля 1953 года в пятом л/о Горлага расстреляли — средь бела дня! — по разным данным до 20 человек. 6 июля было учинено массовое избиение в шестой, женской, зоне — «малиновопогонники» били з/к лопатами, прикладами, поливали кипятком. Наконец, в ночь на 4 августа «восстание» (не могу не поставить кавычки, поскольку со стороны выдвигавших политические и экономические требования людей не было никаких противоправных действий) «подавлено» подлейшим расстрелом спящих в третьем л/о Горлага: убиты 57, ранены 98 человек. З/к вышли на работу, «комитетчиков» и руководителей политсопротивления «изъяли» из лагерей и отправили на судилище. Убитых схоронили под Шмидтихой.

Прибывшие «на подмогу» в июне–июле «синепогонники», выполнив кровавую работу, убыли, как и прибыли, пароходами по Енисею. Убыла и московская комиссия, прилетавшая на Ли–2 и садившаяся на «Надежде», а не в Гидропорту.

Тогда за кем же явилась эскадрилья?

При этом, — признаётся в необычайности описываемого Я. А. Желнин, — должен заметить, что за 10 лет присутствия в тех местах... подобного не случалось. Была одно время прикреплена летающая трофейная немецкая лодка (судя по описанию Дорнье–24 или BV– 138. — В. М.) по перевозке отдыхающих Валёк — Лама д. отдыха. Вскоре, правда, один из двигателей сгорел и самолёт поставили на прикол.

История авиации Норильского комбината (в марте 1955 года авиаотряд НК был передан Аэрофлоту СССР) старательно не привлекала к себе внимания по причинам тотальной секретности. Однако попытаемся собрать воедино известное. Прежде всего необходимо сказать об истинно интернациональном по технической оснащённости авиаотряде комбината. Чего здесь и сюда только не летало! Гидроплан (наш) Г–1, пилотируемый летчиком А. П. Завенягина Степаном Верибрюсовым, летающая лодка «СССР–54», гидроплан Х–300. В военные годы на подмогу прилетали два ТБ–1 и... МП–1. МП–1 — не что иное, как одна из модификаций «Каталины»! С вводом в эксплуатацию аэропорта «Надежда» в 1946–м полетели и самолёты на шасси — Ли–2, СН–47, и разные «трофеи»: «Хенкель–111», Ю–52, С–2, большинство из которых были старенькими, ненадёжными.

В отчёте о работе комбината за 1951 год о производственных достижениях авиаотряда читаем: «Грузов перевезено 750 тонн, 3740 пассажиров. Учебная подготовка авиаотряда остаётся низкой...». Но как добиться высот подготовки «на честном слове и одном крыле»?! Да ещё с топливом черт–те каким, и того — вечный дефицит!

Прежде чем перейти к рассказу о «Каталине», упомяну ещё об одном факте Норильского восстания. Сказано вскользь, что над лагерями разбрасывались администрацией Горлага листовки, но то, что это делалось с помощью самолётов, — весьма сомнительно. Вообще о небе над Норильском в те тревожно роковые дни — ни словечка.

Американский гидросамолёт PBY–1, где РВ означает патрульно–бомбардировочный, окрестили «Каталиной» англичане. Летающая лодка активно участвовала во Второй мировой войне. У нас «Каталину» называли ГТС или МП–7; большое их количество в варианте с трёхколесным убирающимся шасси (PBY–5A) передано нашей стране по ленд–лизу. Взлётный вес около 13 тонн против пустого в 6,6 тонны вполне позволял при необходимости взять на борт большой груз. При дальности полёта в 4300 километров и высоте 7650 метров «Каталина» тогда не имела себе равных.

Каталины провели в гавани неделю и так же неожиданно, как явились, стаей снялись, взяв курс на Пясино, на Север, — продолжаем читать письмо Якова Желнина. — И, как говорится, концы в воду: Вся эта история меня определённо заинтересовала... и до сих пор интересует.

Ещё бы! Но обратимся к фактам. Пребывание «Каталин» на Норилке при известных обстоятельствах и эпохальности не зафиксировано ни в одном из имеющихся в наличии на территории архивных документов. Нет информации об этом и в мемуарной серии «О Норильске, о времени».

Теперь — внимание! — самое интересное:

Вскоре мне рассказал один человек (курсив мой. — В. М.), которому нельзя не верить, что эти Каталины связаны с готовившимся побегом из Выделенной зоны каторжан. Указанная зона находилась в 8 км от реки Норилки.

«Выделенная зона» — а если речь о каторжанах, значит, относящаяся к Горлагу — известное краеведам место: радиостанция и два барака, от которых ныне остались лишь торчащие обломки деревянных свай в изумрудной болотине близ бывшего профилактория. Или это всё же Вальковский лагпункт?

Якобы (ах, вот как — якобы? — В. М.) заключённые в строжайшей тишине ночью через подкоп должны покинуть зону и пешими прибыть на Каталины — 100–120 человек. Однако накануне побега на территории лагеря подкоп обрушила ассаназационная машина (ассенизационная, вероятно; сомнительно, что в небольших зонах пользовали такую технику, но допустим. — В. М.). Подкоп проводили из барака, землю расталкивали под полы и выносили с собой за зону. Вот так было (курсив мой. — В. М.).

Напрашивается сам собой вопрос: кто же этот могущественный человек, направивший шесть Каталин в то напряжённое и бурлящее время?.

Весьма кстати вспомнить по поводу «подкопа» отчёт горного инженера А. Н. Родионова, зафиксировавшего в 1935 году в районе «выделенной зоны» суглинки с перемежающейся с глинами и выходящей к поверхности вечной мерзлотой. Вести подкоп в таких условиях можно, имея насосы для откачки воды. Что до выноса земли, то подозреваю, что в карманах у копателей была просто грязная жижа. Это так, к слову...

Но без иронии — мог ли существовать могущественный человек, способный организовать нечто подобное? Мог. И существовал до 6 июля 1953 года, пока соратники по партии не арестовали его. Звали его Лаврентий Берия. Но зачем бы ему понадобились люди из «выделенной зоны», если он тысячами превращал их в лагерную пыль? Что за «выделенные» вели подкоп в духе Голливуда? И 120 человек уместились бы в одной «Каталине»?!

...Я. А. Желнин навсегда уехал из Норильска в октябре 1953 года, увозя с собой — невольно — плотный шлейф легенд, слухов, былей и небылиц, которыми обросло Норильское восстание. И сегодня не всё известно о жарком лете 1953–го, о роли органов и государства (списочно, поимённо), о героях и злодеях...

К какому Северу могли улететь «Каталины»? К любому. В Воркуту (летали ж таким маршрутом из Норильска ещё в 1940–е по производственной надобности); на Новую Землю, где полным ходом велись секретные ядерные испытания и... геологоразведка; патрулировать побережье (хоть «холодная», а война); могли лететь в Корею — там готовился к перманентным войнам воинствующий друг Ким Ир Сен...

Не будь этой красивой истории, надо было бы её придумать.

Автор благодарит Музей истории НПР и работников Архивного отдела ЗФ ГМК за помощь.

Виктор МАСКИН

30 марта 2010г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.