МАУ ИЦ «Норильские новости»

Миру – Ир!

Миру – Ир!

Миру – Ир!

Герой этой публикации — наша коллега, заполярковка со стажем, истинная норильчанка Ирина ДАНИЛЕНКО. Наши читатели с ней хорошо знакомы. Почти 35 лет назад её фамилия впервые появилась в числе авторов газеты. 14 лет (за исключением незначительных перерывов) она — штатный сотрудник «Заполярки». Но сегодня у нас есть особый повод рассказать о нашей Даниленочке.
Ирина ДАНИЛЕНКО

В юбилейный для неё год мы решили, что лучшей наградой за её без преувеличения самоотверженный труд, её преданность и бесконечную любовь к Норильску и норильчанам должна стать главная награда города — «Признание года».

Ира, выручай!

Представление героя — бесконечно сложная штука. С одной стороны, наша Ира в презентациях особо не нуждается. Кто хоть раз гулял с ней по норильским улицам, знает — каждый второй прохожий с ней знаком.

Даниленко — ходячий архив. В её голове хранятся имена, фамилии, профессиональные достижения и личностные характеристики тысяч людей. Но это не сухая картотека — вся информация пропитана её сердечным теплом, которого хватает с лихвой на всех. В общем, если говорить по–ленински, то Даниленко — это глыба. «Последний из могикан» норильской журналистики. Отразить все грани её личности фактически невозможно, так что самые талантливые из журналистской братии страшатся браться за это. Очень много тут потаённого, своего, искреннего до слёз. История её семьи — плотная масса героического и трагического, комок подступает к горлу, и мурашки лавиной по спине. Из такого замеса не могла получиться ординарность. И нужно обладать, по крайней мере, толикой её дарования, чтобы суметь рассказать об этом просто, без лишнего пафоса. Мы не рискнули. И как всегда в самых трудных ситуациях обратились к ней самой: «Ира, выручай!».

С крестником Даниилом Кузнецовым
С крестником Даниилом Кузнецовым

Моя семья

Из материала Ирины Даниленко, опубликованного в «Заполярной правде» за 26 ноября 2005 года:

«Я родилась в Норильске благодаря товарищу Сталину. Мою будущую маму (Клару Борисовну. – Авт.), участницу партизанского движения в Белоруссии, узницу одного из концлагерей, после Победы объявили врагом народа и отправили на Север, где она и познакомилась с папой...

Мама родилась в семье члена ЦК ВКП(б) Белоруссии. Дедушка Борис очень дорожил своей семьёй и товарищами по партии, которые сумели дважды в конце 1930–х вытащить его из сталинских тюрем. Дед, который так любил по ночам писать статьи в газету «Правда», после репрессий остался без зубов и волос...

Моя бабушка Евфросиния, по семейным преданиям, была лучшей матерью, супругой, настоящей хранительницей рода. Неутомимая Фруза, как её звали родные, в начале войны ушла с тремя детьми в партизанский отряд. Мама моя была старшей и самой боевой в свои 17, и потом до 1944–го она без страха ходила на задания, но однажды её предали...»

После войны освобождённая из плена Клара вынуждена была пройти через унизительные проверки со стороны своих, но отец, возглавлявший исполком города Гродно, сумел защитить любимую дочь. Спокойный период продолжался недолго. Клара жила в счастливом браке, когда её арестовали. Уже в лагере она родила своего второго ребёнка, но девочке Людмиле, как и первенцу Юрочке, выжить не удалось. Вскоре её отправили в Норильск.

В конце 1950–х она стала свободным членом общества, но возвращаться ей было не к кому...

Встреча на Ленинском
Встреча на Ленинском

Вокруг истории и кино

Из рассказа Ирины Даниленко:

«В школе я училась хорошо. И это не стоило мне никаких усилий. Одноклассники, видя, что я не корплю над заданиями, целыми днями гуляю и, тем не менее, получаю пятёрки, нередко меня поколачивали.

Десятый класс я оканчивала в городе Сумы, куда на пенсии уехали мои родители. После школы решила поступать на истфак в Киеве, но угораздило меня в этот период влюбиться, а любимый что–то письма перестал писать. В расстроенных чувствах не до экзаменов было. Вернулась в Норильск. Нужно было на работу устраиваться, а 17–летнюю девчонку никто не хотел брать. Однажды по радио услышала о том, что киноклуб «Ракурс» проводит конкурс по названиям фильмов. Кино всегда было одним из главных моих увлечений, поэтому я пошла и оказалась единственной, кто ответил на все вопросы. Мне предложили работу в кинодирекции, так и определилась моя профессия.

Потом я поступила в Киевский театральный институт имени Карпенко–Карого на киноведа. Училась там со многими ныне знаменитыми актёрами и режиссёрами. Никита Джигурда признавался в любви. А вот замуж вышла за сына своего сумского учителя истории. Так вот вся жизнь вокруг истории и кино вертится.

Родился у нас Серёжа, я была очень счастлива. Не доставало только одного — моего любимого Норильска. А муж ни за что не хотел уезжать из тёплых мест. Так мы и расстались. В 1983 году я вернулась в родной город с трёхлетним Серёжей, корзинкой помидоров, чемоданом книг и тремя рублями в кармане.

Серёжа очень трудно привыкал к жизни на Севере. «Не хочу я быть мужчиной на твоём Таймыре», — со слезами кричал трёхлетний малыш на уговоры мамы. Так доводили его ветра, всегда свирепствующие на Ленинградской улице, где они жили. Но мужчиной, сильным, самостоятельным вопреки трудностям или, наоборот, благодаря им, он всё же стал. После школы заработал денег и уехал поступать в Питер в педагогический университет им. Герцена. Отучился и остался в Северной столице.

У ворот храма
У ворот храма

Из рассказа Ирины Даниленко:

«В начале 1990–х становилось трудно с деньгами. Мы с Серёжей возвращались из отпуска. Ехали через Красноярск, потому что на прямой авиарейс денег не хватило. Я на последние купила билеты на теплоход до Дудинки. А оплатить еду смогла только для сына. Но больше никогда в своей жизни я не была такой сытой, как в том путешествии. Когда наступало время обеда, рядом с Серёжиной тарелкой на столе всегда оказывалась лишняя пайка. Кто–то из матросов отдавал свою. Чтобы как–то отблагодарить людей, я лепила и дарила им разные игрушки из солёного теста. Взрослые мужики смущались, но радовались.

Из Дудинки до Норильска добирались на попутной машине. Я продала водителю свои золотые серьги, и на вырученные деньги мы с Серёжей в первое время и жили».

Александр Невский помог

К 1995 году норильская кинодирекция успешно развалилась, работы не стало. Тогда на выручку своему постоянному автору пришла «Заполярка». Ответсек редакции Валерий Самуилович Ронин в торжественной обстановке вручил новой штатной единице ручку, и с тех пор перо Ирины Даниленко не останавливается. Ещё Ирина является прилежной прихожанкой православного храма. История её прихода в церковь — это тоже чудо. Ведь выросла она в семье истинных коммунистов.

Из рассказа Ирины Даниленко:

«К вере я пришла тоже благодаря кино. В окружении моём верующих людей не было, но в конце 1980–х эта тема начала открываться и вызывала большой интерес. В 1989 году я была на курсах повышения квалификации в Питере, а там в это время происходило перенесение мощей святого благоверного князя Александра Невского. Я очень люблю кинокартину Сергея Эйзенштейна и поэтому пошла посмотреть. И когда я приложилась к мощам, вера ко мне пришла. Это не шутка. Я почувствовала, что такое благодать. Не знаю, как это объяснить, но как будто я прикоснулась к своим корням и память предков во мне всколыхнулась и ожила.

Теперь у меня есть большая мечта: поехать в Белоруссию, откуда происходит наша семья, засесть в архивах и собрать, насколько возможно, свою родословную. Сейчас я знаю своих родичей только до прадедушек, но, тем не менее, молюсь за всех. Мне кажется, что именно от них я получила главную свою силу, которая помогает мне радоваться жизни вопреки всем трудностям».

Сегодня Ирина, как она сама говорит, в бессТрочном отпуске в городе Сумы. Поднимает на ноги старенькую больную маму и ждёт нового свидания с любимым Норильском.

Татьяна СВЯТКИНА. Фото из архива редакции

26 ноября 2009г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.