МАУ ИЦ «Норильские новости»

«Согласие есть продукт непротивления сторон»

«Согласие есть продукт непротивления сторон»

А я сочувствую участникам «Марша несогласных». И я их уважаю. Хотя бы за то, что они — «в реале». Я читала их Манифест — «Вернём себе нашу страну». Это написано грамотно, без истерики, и под каждым пунктом я бы подписалась сама. Я читала резолюции, принятые предыдущими «маршами» в разных городах, и считаю их тоже убедительными. Как бы ни ссорились эти оппозиции — организаторы «маршей» — внутри самих себя, как бы ни перебегали от одной стороны баррикад к другой, как бы ни метались, «Марш несогласных» в итоге собирает тысячи людей. Разных возрастов и разных профессий. Один из главных лозунгов нынешнего «Марша» — возврат свободных выборов.

В Норильске всё спокойно

На вопрос «Как норильчане относятся к всероссийским акциям протеста?» можно смело отвечать, что уже как минимум лет семь норильчане к этим акциям «не относятся». Вообще. Сонное царство. Безразличие ко всему.

Местные интернет–форумы завалены злобными выкриками, обращёнными ко всем — к власти вообще, конкретно к Мельникову или Шмакову, к Прохорову, к «продажным» журналистам; завалены призывами не ходить на выборы, паковать чемоданы и валить из Норильска, пока не поздно; завалены «чернухой» и утверждениями о том, что жизнь в Норильске — это кабала и рабство, и остались здесь жить одни неудачники, которые пашут на «тех дядей». И вместе с тем, по скольким бы городам ни катилась очередная волна протеста, в Норильске — неизменно тихо. Где ж все эти неравнодушные, отчаянные люди, которые не хотят быть быдлом и стадом, покорными овцами, которые называют режим Путина антинародным и от чьих посланий на форумах стоит жар и дым? Где всё это, пусть и малочисленное, но считающее себя прогрессивным виртуальное общество? Почему они не «в реале»?

10 апреля, когда Федерация независимых профсоюзов России проводила всероссийскую акцию протеста «За достойную пенсию!», и во многих городах эта акция действительно собрала сотни и тысячи людей (хотя центральное телевидение сделало всё возможное, чтобы тысячи превратились в «несколько десятков») — так вот, в этот день прямо–таки сердечно порадовали ребята из профсоюза норильских бюджетников. Ни к чему, сказали они, устраивать «уличную» поддержку всероссийской акции. Мы лучше письмо куда надо напишем. А то перед выборами норильчане уличное выступление неправильно поймут.

Ну, разумеется. Норильчане — люди крайне не далёкие. Им если не разжевать и в рот не положить, они всё неправильно понимают. («Замолчать» акцию «За достойную пенсию!», надо сказать, получилось у большинства СМИ Красноярского края: у всех крупных информагентств — НИ ОДНОЙ новости о том, был ли обещанный профсоюзами пикет у здания краевой администрации.)

Сумма разностей

Центральные ТВ–каналы успешно «замолчали» последнюю масштабную акцию протеста — «Марш несогласных», которая прошла в субботу и воскресенье в Москве и Санкт–Петербурге. «Марши», организованные союзом оппозиционных сил «Другая Россия», собрали несколько тысяч человек (по разным данным — от двух до пяти). Очевидцы рассказывают, что для «сохранения порядка» в оба города привезли омоновцев из разных регионов. Их было в несколько раз больше, чем «маршировавших», — около десяти тысяч. Итог (для начала — кратко): участников «маршей» разогнал ОМОН, около 500 человек задержаны, многих продержали в милиции более 3–х часов без предъявления обвинений.

О «законности» таких задержаний и о телесных повреждениях, которые получили попавшие под горячую руку ОМОНа демонстранты, я расскажу чуть позже. А пока — про участников «Марша несогласных».

Я ещё пару лет назад даже предположить не смогла бы, что мне станут симпатичны некоторые коммунисты. И что приятные мне люди Гарри Каспаров (лидер движения «Объединённый гражданский фронт») и Владимир Рыжков выступят по одну сторону баррикад с крайне не приятным мне человеком Эдуардом Лимоновым. Что флаги «интеллигентной» партии «Яблоко» будут развеваться рядом с флагами «лимоновцев», сочетающими в себе советскую и нацистскую символики. (В коалицию «Другая Россия» входит разношёрстная оппозиция, даже слишком.) И уж чего я совсем не могла предположить, что буду всем им сочувствовать.

А я сочувствую участникам «Марша несогласных». И я их уважаю. Хотя бы за то, что они — «в реале». Я читала их Манифест — «Вернём себе нашу страну». Это написано грамотно, без истерики, и под каждым пунктом я бы подписалась сама. Я читала резолюции, принятые предыдущими «маршами» в разных городах, и считаю их тоже убедительными. Как бы ни ссорились эти оппозиции — организаторы «маршей» — внутри самих себя, как бы ни перебегали от одной стороны баррикад к другой, как бы ни метались, «Марш несогласных» в итоге собирает тысячи людей. Разных возрастов и разных профессий. Один из главных лозунгов нынешнего «Марша» — возврат свободных выборов.

В новостях Первого канала и канала «Россия» «несогласных» называют «экстремистами». И говорят, что они устраивают «беспорядки» (как это было, когда «Первый канал», канал «Россия» и НТВ «освещали» предыдущие, мартовские «марши несогласных», которые прошли в Москве, Санкт–Петербурге и Нижнем Новгороде).

С мартовским нижегородским «маршем» получилось интересно. Власть пыталась запретить его, аргументировав запрет тем, что в это же время, на том же месте будет проходить детский праздник «Город мастеров». Потом какая–то газета иронизировала: для охраны порядка во время проведения детского праздника в Нижний Новгород привезли 20 тысяч омоновцев...

Нестабильные элементы

Это очень удобно власти — считать протестующих экстремистами и дестабилизаторами. Ну, посмотрите хоть на того же Гарри Каспарова, или на Марию Гайдар, или на Шендеровича! — экстремисты чистой воды! С лицами, сильно обезображенными интеллектом.

Между тем «экстремисты» (а именно — «Другая Россия») накануне прошедших «маршей» написали открытое обращение к президенту Путину, министру внутренних дел и главам исполнительной власти Москвы, Санкт–Петербурга и Нижнего Новгорода: «Мы, члены коалиции «Другая Россия», обращаемся к вам с требованием обеспечить свободное проведение гарантированных нам, гражданам РФ, статьёй 31 Конституции РФ мирных демонстраций и митингов. ...Митинги российской оппозиции никогда не сопровождались насилием — не разбито ни одного стекла, не перевёрнуто ни одной машины. Все эксцессы были связаны только с нападением на митингующих тех, кто призван их защищать.

Для обеспечения безопасности в эти дни требуем ограничиться силами обычной милиции. Требуем оставить отряды милиции особого назначения (ОМОН) в казармах. Применять ОМОН, созданный для борьбы с организованной преступностью, для подавления мирных демонстраций граждан под политическими лозунгами (как это случилось в Санкт–Петербурге и в Нижнем Новгороде в начале марта) и аморально, и преступно».

Умные–умные, а — наивные, ей–богу... В Конституцию верят. Борются за её исполнение. А потом валяются с сотрясением мозга, как один японский журналист, получивший до кучи от нашего расейского «правоохранителя» дубинкой, или переломом носа, как зампред фракции «Зелёная Россия» партии «Яблоко» и кандидат социологических наук Ольга Цепилова.

Информационная блокада

Всю прошлую неделю интернет–ресурс «Марша несогласных» — namarsh.ru — был недоступен (это называется DDoS– атака — отказ в обслуживании сайта). Заблокирован он и сейчас. Центральное телевидение, как я уже сказала, пока участников «маршей» обрабатывала милиция, мирно вещало про праздник Красной горки и акцию «Молодой гвардии» (это молодёжный «отпрыск» «Единой России») под названием «Марш согласия». Лозунги у молодой единоросской поросли были говорящие. Например, «Нам не нужна другая Россия!».

Совсем смолчать не смогли разве что некоторые московские и питерские ТВ–каналы. Потому что это уж совсем ни в какие ворота — ничего не сказать, когда мирных людей дубасят вооружённые люди в спецодежде, с дубинками и щитами, и многие другие мирные люди это видят. От моей питерской подруги я получила письмо. Вот отрывок из него:

«Специально посмотрела все итоговые выпуски местных новостей. Первой новостью о «Марше» начали только на питерском НТВ (скандалисты!).

Сразу скажу, о самом «Марше» они не сказали НИЧЕГО — только о том, чем всё это мероприятие закончилось. Прикольный сюжет, из которого я поняла следующее: тусили спокойно себе несогласные на площади перед ТЮЗом. По официальным данным — 500 человек, по неофициальным — полторы тысячи. Потусили — и пошли к метро Пушкинская. Идут себе, никого не трогают, а тут омоновцы. Не разошлись они на узком тротуаре.

Показали немецкого журналиста, которого за шиворот затаскивают в милицейский автобус, как омоновец бьёт фотокора из окна автобуса дубинкой по голове...

(После прошлого «Марша» был большой скандал — избили фотокора одного из информагентств. Ему потом перед камерой извинения приносили. СМИ в экстазе были. Так вот, раздали всем журам в этот раз жилетки с надписью СМИ, чтобы не было такого больше. Не помогло...)

Потом ОМОН начал прижимать ВСЕХ, кто шёл по улице к решетке сада по другой стороне улицы. Мужчине одному стало плохо, его СМИшник откачивал. Никого не волновало, что это центр города, и, кроме участников «Марша», здесь ходят люди, которым просто в метро или на вокзал надо...

В этот раз большинство омоновцев привезли из других регионов. Подкрепление, блин.

«Вести–Петербург» — компания взвешенная, государственная. В итоговых новостях о «марше» — ни слова... Вообще. В городе тоже особого резонанса нет. В транспорте не обсуждают. Матвиенко, насколько я слышала, поутру обсуждала с милицией это происшествие. Но, судя по отсутствию информации в официальных СМИ, ничем это не кончилось. Прилюдной порки не будет».

Между тем интернет–агентства распространили такую информацию. Председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы Рене Ван дер Линден заявил, что считает «недопустимым применение силы для разгона демонстраций в Москве и Санкт–Петербурге, если страна — член Совета Европы». На прошедшем в понедельник заседании бюро ПАСЕ Ван дер Линден обратил внимание на свою позицию главы российской делегации Константина Косачёва.

ИА REGNUM пишет, что руководство Германии назвало «неприемлемым» задержание нескольких зарубежных корреспондентов, включая журналистов германских государственных телеканалов. «Подобная форма чрезмерного насилия беспокоит нас, а нападения на представителей прессы, которые выполняют свою работу, если следовать нашему представлению о соблюдении свободы прессы и права на информацию, являются неприемлемыми», — заявил Томас Штег, представитель канцлера Германии Ангелы Меркель.

Недоумевающая Европа ждёт объяснений от России. А Россия (та, что за территорией Кремля) живёт себе и, «спасибо» государственному телевидению, ничего не знает. Или не хочет знать?

Не только в Норильске — в стране всё спокойно. Якобы спокойно. Но где–то нарастает сила, которой душно от режима фальшивой стабильности и которая готова оказывать сопротивление. Просто пока мы будем сидеть каждый в своей норе, эта сила будет слабее ОМОНа, а мы и не будем ничего знать — ни о «маршах», ни об их последствиях.

Ольга ЛИТВИНЕНКО.

19 апреля 2007г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.