МАУ ИЦ «Норильские новости»

ЖИВОПИСЦЫ ОКУНИТЕ ВАШИ КИСТИ...

ЖИВОПИСЦЫ ОКУНИТЕ ВАШИ КИСТИ...

ЖИВОПИСЦЫ ОКУНИТЕ ВАШИ КИСТИ...

Зависть черна, печаль — светла, наивность и глупость бывают розовыми, мечты (почему–то и плутовство) — голубыми, как приснившиеся города. А ещё сны «про города» бывают цветными, но краски в них не всегда праздничные... Ведь города людей и во сне, и наяву «раскрашиваются» их настроениями. «Какого цвета наш город?» — задаю вопрос Нине КАРАСЁВОЙ и Юле ПЫСИНОЙ.

Нина Васильевна Карасёва профессиональный психолог, председатель благотворительного фонда «Кризисный центр социально–психологической помощи «69 параллель», Юля — её верный помощник, лидер молодёжного движения «Содружество», тоже психолог. Разговор наш не о работе Фонда, хотя...

 Нина Карасёва
Нина Карасёва

Нина Карасёва (Н. К.): — Белого, цвета чистоты и чистых помыслов.

Корр.: — Оптимистично. Вы, вероятно, из категории людей, которые наполовину наполненный стакан всегда оценивают как наполовину полный?

Юля Пысина (Ю. П.): — Конечно.

Корр.: — Что же делать с категорией людей — отнюдь не злопыхателей, ощущающих город по–другому, не празднично, в тревожных ожиданиях потерь?

Н. К.: — Тревога, может быть, и есть, но к нам в Фонд никто не обращается с проблемами, связанными с такими ощущениями. Чтобы кто–то из пришедших начал говорить о проблемах города, что надо побыстрее отсюда уезжать, что Север — это ужасно... нет, не припомню. Возможно, потому, что у нас собираются люди — сотрудники, волонтёры, посетители, стремящиеся к саморазвитию. Проекты пишут, путешествуют «за впечатлениями», учатся, общаются — жизнь кипит! И в числе этих людей не только молодёжь...

Корр.: — Это «кипение» маленького мира... Я же вам — об ощущении «температуры» пространства города.

Н. К.: — Я считаю, что мы активно влияем на жизнь города. Расскажу вот о чём. Не так давно я обращалась за благотворительной помощью, ходила в комбинат, пришла к заму по социальной политике — собрали консилиум, среди собравшихся — московский психолог. Я рассказала о том, чем мы занимаемся, о молодёжи, проектах... Тут московский психолог заинтересовался: «Хочу к вам прийти, посмотреть, что у вас происходит». Я собрала коллектив, молодёжь, пригласила специалиста администрации по молодёжной политике. А психолог этот нам заявил: «Ваш Фонд не нужен. И ваша деятельность никому не нужна. Что тут делать молодёжи? Езжайте отсюда... Всё, перспективы города исчерпаны». Вы бы видели, что началось! Слышали бы, какой был протест!

Ю. П.: — Всех возмутило поведение московского психолога...

Н. К.: — Его фамилия, кстати, Неверов...

Корр.: — Истина — штука не сладкая.

Ю. П.: — Как это нет перспектив, как это — нет жизни?!

Н. К.: — Елена Слатвицкая, специалист по молодёжной политике администрации, на это сказала: «Я убедилась ещё раз, что мы на правильном пути работы с молодёжью, по влиянию на всех людей города».

Юля Пысина
Юля Пысина

Корр.: — Смелое заявление. Но так ли уж не прав ругаемый вами московский гость? Ведь он лишь представил трезвый взгляд на реалии?

Н. К.: — Можно я договорю про Неверова? Он был из специальной команды, работающей с руководящим составом комбината, чтобы те реконструировали своё мировоззрение как приемлемое для Москвы. Так вот они признавались, что вынуждены сменить не одну команду: поживут здесь немного москвичи — и становятся другими. Город меняет их.

Корр.: — Как?

Н. К.: — Они начинают любить Норильск и понимать, что не надо проводить программы «реконструкции сознания».

Корр.: — Ничего подобного прежде не слышал, только вы опять ушли от ответа. История про «перевербованных» любовью москвичей столь мифологична... но Бог с ними. Чем же наполнена сегодня любовь к Норильску: жарками тундры, кирпичами многоэтажек, тающим в синей дымке (скорее, дыме) городе — чем?

Собеседницы в один голос: — Духом!

Корр.: — О–о, уж этот дух... Много раз упомянутый, он уже не столь привлекательно пахнет. Какие–то бестелесные химеры. Сентиментализм, если успели заметить, не в моде. Дайте нам осязаемое — весомо, грубо, зримо...

Н. К.: — Есть же у города история определённая, культура...

Корр.: — Вы говорите о традициях? История, извините, осталась в истории. Согласен, славной, непростой, притягательной, но «там», в прошлом.

Ю. П.: — А для меня прошлое города и есть основа для будущего и оптимизма.

Корр.: — Хорошо, что именно вы это сказали. Прошлое можно любить, восхищаться им, наконец, помнить о нём, но жить им нельзя.

Ю. П.: — Но это моё, личное. Я знаю, что здесь ещё многое мною не сделано. А перспектива?.. Мы её должны создавать.

Корр.: — Ой ли?

Ю. П.: — Да. Создавать реальностью дел, направленных на формирование климата уверенности людей в будущем. Эти дела — лучшее доказательство и лучшая агитация. Я считаю, что мы выходим на уровень, когда сможем влиять... не так, не влиять, а делиться своей верой с другими. У нас есть силы, чтобы город ожил, засветился оптимизмом.

Корр.: — Отправляясь к вам, я посчитал необходимым привлечь к разговору социологов или, по меньшей мере, статистиков и с удивлением обнаружил, что таковых в структурах города нет. Не совсем ясно, как при отсутствии таких спецов, их рекомендаций и анализов строить долгосрочные, да и всякие другие социальные программы?

Н. К.: — В уже упомянутых московских исследованиях каждый из участников наделён был какой–то функцией, ролью. Были «новый город», «старый город», «история», «власть» и «комбинат». Я выполняла роль «любви и счастья», но я никому не была нужна... «Власть» была сама по себе, «город» очень страдал, нуждался в общении, в единстве, «жил» ностальгией по былому, когда комбинат всех объединял. Тогда люди себя уютнее чувствовали. Образовавшийся вакуум заполняется отнюдь не духовными ценностями, люди же «в поисках друг друга», ищут объединения, подобные нашему. Посмотрите, как много в городе творческих коллективов, клубов, общественных организаций, как нигде! Накануне мы подводили итоги конкурса «Перспектива» и были обрадованы обилием удивительных проектов по совершенствованию жизни Норильска! В них нет места унынию. Напротив, взгляд на много лет вперёд! Кто бы ни приходил к нам: работники ли бюджета, комбината, пенсионеры, безработные или молодёжь, с какими бы житейскими проблемами ни обращались, никто не жаловался на «жизнь вообще».

Корр.: — Вполне понятно, что люди идут к вам за конкретной помощью, но какие социальные, экономические рецепты способны вы предложить?

Ю. П.: — Состоялся экспертный совет по конкурсу «Перспектива», были представители администрации, депутаты. Начали с того, чтобы за 10–15 минут всё закончить и разойтись. Чего тут рассматривать?!

Корр.: — Верно, и денег на эти прожекты нет.

Ю. П.: — В результате все настолько были заинтересованы (не без нашего упорства), что остались рассматривать все заявки. Конкурсанты работали над своими проектами несколько месяцев. И состоялся заинтересованный разговор, обсуждали, как воплотить эти проекты, как поощрить активность людей!

Корр.: — В двух словах: что в проектах?

Н. К.: — В номинации «Молодой предприниматель» предложено создание с нуля социально ориентированного предприятия, занимающегося благотворительностью, создающего новые рабочие места. Автору проекта 24 года.

Корр.: — «Бумажный замок»...

Ю. П.: — Живое дело!

Н. К.: — Лучший проект развития города выбрали. Ребята предложили создание школьных площадок

Корр.: — Вы меня напрасно убеждаете в наличии в городе хороших людей. Я о другом — о заданности обстоятельств и в связи с этим умонастроений людей...

Ю. П.: — Кстати, у нас есть проект, называется «Антикризисная классика». Написал его колледж искусств. Они предлагают во время кризиса посещать концерты классической музыки.

Корр.: — Представляю себе, как растрогаются многие, кто едва сводит концы с концами! А есть ли у вас ощущение борьбы двух противоположных по задачам сил — конструктивной и деструктивной?

Н. К.: — Знали бы вы, какое количество людей, возвращаясь в Норильск из отпуска, счастливо восклицает: «Дома!» Борьба? Фонд работает в очень непростых условиях — от непонимания его задач до агрессивности по отношению к нам. Вначале мы переживали, а потом решили: спасибо огромное всем недоброжелателям, они делают нас сильнее. И тех, кто идёт с нами вместе. Мы могли уйти в эту борьбу, неясную по цели и результатам. Время показало, что мы верно выбрали линию поведения — работать на благо города и его людей. И к нам приходит много людей, ещё и ещё, получается цепная реакция добрых дел.

Ю. П.: — На улице Завенягина, на стене одного из домов, кто–то написал: «Злой город». Мы сфотографировали и включили это фото в наш спектакль (о его премьере «ЗП» писала в одном из номеров. — Корр.). Сегодня эта надпись зачёркнута. И исправлено: «Добрый город».

Н. К.: — Вы спросили, по сути, счастливы ли мы. Я — счастлива. (Юля Пысина согласно кивает головой.) Счастливы от того, что даже в закоренелых бюрократах мы пробуждаем желание работать с нами заодно.

Беседовал Виктор МАСКИН

Фото Владимира МАКУШКИНА

11 ноября 2009г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.