МАУ ИЦ «Норильские новости»

Наше украинское "всё"

Наше украинское "всё"

Наше украинское "всё"

Расхожую фразу «Слабонервных просят удалиться» в минувшую субботу в театре следовало бы произносить так: «Голодных просят закрыть глаза». Чтобы не видеть копчёные окорока, да кавуны, да галушки, да колбасные круги, да иные соблазны для желудка, которые в изобилии украсили сцену.
Маргарита Ильичёва – «гарна жинка, щира жинка», а главное – цыганам есть чем поживиться на её ярмарочном столе

Что вы хотите: вечер в честь 200–летия со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. А уж он знал толк в украинской кухне и упоминал о национальных блюдах в своих произведениях с бо–ольшим вкусом.

Троица настоящих «козаков»: Сергей Ребрий, Иван Розинкин и Андрей Ксенюк – в поисках чуда забрела на «Сорочиньский ярморок»
Троица настоящих «козаков»: Сергей Ребрий, Иван Розинкин и Андрей Ксенюк – в поисках чуда забрела на «Сорочиньский ярморок»

Однако капустник по знатному поводу интересен прежде всего не бутафорскими, а одушевлёнными «ингредиентами» – составом участников. Кроме актёров Норильского Заполярного театра, любимых и таких колоритных в шароварах, вышиванках (национальных вышитых сорочках) да телогрейках, на сцене появлялись представительницы украинской диаспоры – активистки общественной организации ОКНО, блистал (без преувеличения!) ансамбль «Оганер». И отнюдь не путались под ногами у взрослых дети. Как сказал авторитетный информированный источник, дети были и театральные, и украинские, но главное – очень артистичные. Особенно «цыганчата».

Представьте себе нечто алое, чёрное, слегка лохматое, мельтешащее и так и стреляющее жгучими глазами: где бы чего стащить? Таков мини–табор – «семейка» в составе Дениса Гончарова, Варвары Бабаянц, её дочери (настоящей!) и ещё пары детишек. Они подали всего одну реплику, однако это вовсе не было хрестоматийное «Кушать подано!». Они сказали: «Ай, нанэ–нанэ, что в переводе означает: «Ай, люли–люли!» – и ушли, прихватив недоворованное, чтобы уступить место ансамблю «Оганер» с великолепным цыганским танцем.

Ноздрёв (Дмитрий Кугач) – «подлечику» Чичикову (Денис Чайников): «Я тебя, брат, насквозь вижу!»
Ноздрёв (Дмитрий Кугач) – «подлечику» Чичикову (Денис Чайников): «Я тебя, брат, насквозь вижу!»

Поскольку принцип капустника – тематическое избранное «в нарезку» – был соблюдён с похвальным прилежанием, в гомоне сорочинской ярмарки явственно звучали нотки:

А. «Шинели»;

Б. «Вечеров на хуторе близ Диканьки»;

В. «Мёртвых душ»;

Г. «Вия» и даже «Ревизора».

Не обошлось и без Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем. Ссорились Роман Лесик и Валерий Оника весьма убедительно: первый закатывал глаза и почти что плевался от ярости, а второй бросил знаменитое гоголевское оскорбление «Гусак!» с поистине королевским презрением. И всё это – с милым малороссийским акцентом.

Актёры вообще, чувствуется, немало внимания уделили южному говору. Особенно убедительным хохлом в этом смысле оказался Андрей Ксенюк. Зато Иван Розинкин – ну до чего хорош с чубом–«оселедцем», тем более когда говорит, что, мол, всякая баба – ведьма. С хвостиком.

Ну, нет возможности сказать о каждом актёре, о каждом участнике столько добрых слов, сколько они заслужили. Ведь ладони–то болели! От аплодисментов! И пусть наша театральная публика всегда доброжелательна, но отличить вежливую овацию от искренней, право же, труда не составит.

Но ещё две актёрских работы не могу замолчать.

Во–первых, фатоватый и скользкий – настолько же, насколько его набриолиненные височки, – Чичиков. Он не подлец, он... «подлечик». Такой, знаете, подленький кузнечик: сегодня здесь, а завтра там. Денис Чайников, с детским колесом на палке пробегающий по сцене торопливой рысью официанта, – воистину человек «верхом на палочке», воплощение голытьбы с претензией.

Цыганская страсть в трактовке «Оганера». Обратите внимание на безукоризненную линию плеч
Цыганская страсть в трактовке «Оганера». Обратите внимание на безукоризненную линию плеч

А во–вторых, трагический чиновник Акакий Акакиевич из «Шинели». Если бы это слово не затёрли до дыр, я бы сказала «Браво!» Александру Глушкову. И ведь ничего особенного за те несколько минут, что он был на сцене, актёр не делал. Он «всего лишь» абсолютно перевоплотился. Стал не просто «маленьким человеком», но мелким чиновником теперь уже позапрошлого века. Его дребезжащий голос, словно напуганный собственным звучанием, шаркающая походка бесконечно обиженного жизнью человека на мгновение погрузили зал в пучину беспросветной серости Петербурга доходных домов и заплат на мундирах. Какое счастье, что это длилось лишь мгновение. И как убедителен был Александр Глушков.

А знаете ли вы, что капустник в честь Н. В. Гоголя – одновременно «яичница» из режиссёрских находок. Ведь в постановке Анатолию Кошелеву «ассистировали» Владимир Фролочкин, руководитель ансамбля «Оганер», Александр Исаков, сейчас репетирующий в Норильском Заполярном «Мистификатора», Тимур Файрузов, дипломированный не только актёр, но и режиссёр. Наконец, Сергей Ребрий, без которого просто не было бы этого капустника, потому что кто бы написал сценарий?

Эх, жаль, что 200–летие Гоголя всего раз отмечается. Хотя на носу 310–летие Пушкина. Может, всё–таки что–нибудь?.. Пусть даже не в июне, а осенью? Народ ждёт.

Татьяна КРАМАРЕВА

Фото Владимира МАКУШКИНА

28 апреля 2009г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.