МАУ ИЦ «Норильские новости»

Легенда о дипломах

Легенда о дипломах

То, что образование в России одно из лучших в мире, — давно уже миф. Или вообще легенда, потому что сейчас многие говорят о том, что качественного массового образования у нас и не было никогда. Во всяком случае, образования высшего.

Не далее как прошлой осенью мне довелось пообщаться с бывшим преподавателем МГУ, известным газетным художником и дизайнером Михаилом Златковским (я в числе других журналистов была на его мастер–классе). Он так объяснил, почему ушёл из престижнейшего в стране университета: “Я не могу работать там, где журналистику преподаёт человек, ни дня в журналистике не проработавший. Журфак в МГУ — это чудовищное болото”. Я не хочу сказать, что все преподаватели вузов — сплошь некомпетентны и непрофессиональны. Но даже одного на кафедру достаточно, чтобы у студентов в головах образовался существенный пробел и — как следствие — не сложилось СИСТЕМЫ ЗНАНИЙ. Которая одна, собственно, и есть показатель качественного образования.

О низком качестве российского образования говорят и родители студентов. Окончивших, между прочим, не последние в стране институты и университеты. Известный политик Ирина Хакамада, чей сын окончил ни много ни мало МГИМО, однажды сказала: “Высшее образование в России очень плохое. Оно никакое. Я вижу по своему сыну. Пока он не стал работать и не приобрёл опыт, он был полным нулём”.

Если из именитых вузов, где есть по–настоящему сильная профессура и накопленная десятилетиями научно–техническая база, выходят неполноценные, извините, специалисты, то что уж говорить о филиалах, коих сейчас расплодилось по всей стране тысячи. Они не только плохо оснащены — в них зачастую работают некомпетентные преподаватели, и они почти не контролируются соответствующими ведомствами Министерства образования.

В Норильске сейчас действуют порядка десяти филиалов разных вузов. Наш рассказ об одном из них. Точнее, о студентке, которая училась в одном из них.

Vivat academia! Vivat professores!*

– Я поступила в Норильский филиал одного из гуманитарных вузов в 2003 году, — рассказывает Настя (название вуза пока не указываем, имя героини изменено по её просьбе. — О.Л.), — и отучилась там три полных курса. Когда поступала, нам говорили, что у нас будет всё: интернет, библиотека, чуть ли не спутниковая связь. По факту получилось, что компьютерный класс есть, но вне пары, то есть вне расписания, туда попасть невозможно. Этой библиотекой пользуются не студенты, а те, кто работает в вузе. Холод в аудиториях, безобразные туалеты и обшарпанные кабинеты ещё можно было бы перенести. Но как учиться, когда катастрофически не хватает учебной литературы? Да, можно найти интернет в другом месте. Но изучить 300–400 страниц только одного учебника в электронном виде, согласитесь, достаточно сложно.

Некомфортные условия и отсутствие учебной литературы — беда почти всех филиалов вузов в Норильске. Понятно, что вновь открывшемуся филиалу изначально не на что оснаститься хотя бы по минимуму. Но непонятно, почему в стране вообще возможна ситуация, когда филиал высшего учебного заведения (а по сути — высшее учебное заведение) может открыться при таких условиях. И это — не единственное, что вызывает вопросы.

– Тесты и экзамены, — продолжает рассказывать Настя, — мы сдавали на электронных пультах (вуз практикует дистанционное обучение. — О.Л.). Компьютер неоднократно ломался, теряя все данные, и приходилось сдавать заново. Все пересдачи — платные, зачёт и экзамен - 550 рублей, “домашка” и тесты - 290. Бывало, что преподаватели специально “заваливали”, я сама с этим столкнулась: преподаватель не захотела принимать у меня работу, мотивируя тем, что она не соответствует теме. Из–за этого меня автоматически не допустили на следующий день к тестированию. Потом я принесла эту работу другому преподавателю, и она сказала, что работа теме соответствует.

Очень много происходило непонятного, какая–то постоянная путаница. Часто терялись ведомости с нашими оценками. Часто мы сами не понимали, как у нас образуются долги — нам неожиданно объявляли о них за три дня до отправки итоговых ведомостей в головной вуз, в Москву. А в 2005 году в нашем филиале отменили зачётки, и мы вообще потеряли возможность контролировать, что мы сдали, а что — нет.

...За само обучение мы платили 25 тысяч рублей в семестр. Куда уходили эти деньги, нам никто никогда не удосуживался объяснить. Было незаметно, что деньги идут не только на зарплаты преподавательскому составу, но и на развитие филиала. Хотя в контракте написано, что внесённая плата используется на содержание и развитие материально–технической базы вуза.

...Качество образования, я считаю, было нулевое. Было лишь несколько сильных преподавателей, которым я благодарна (например, преподаватель по бухучёту), которые старались, даже тратили на нас личное время. Но таких - единицы. Основные дисциплины преподавали люди, не имеющие специального образования. Ну, если преподаватель на лекции открывает книгу и читает с запинками?! Задаёшь ему вопрос по данной дисциплине — человек не может ответить.

В прошлом году Настя решила перевестись в другой вуз. Казалось бы, всё просто: не устраивает качество одной образовательной услуги — можно воспользоваться другой. Но возникли проблемы даже с элементарным получением академической справки. Заявление Настя написала 15 ноября, справка должна была быть готова ровно через месяц — 15 декабря. В течение этого месяца мама Насти регулярно звонила и напоминала об академсправке. Но прошли декабрь, январь, февраль — документа не было. Когда Настя и её мама спросили у руководителя учебной части филиала, почему не проконтролировали, не проверили, руководитель ответила: “А почему я должна что–то проверять?”. Потом им сказали, что “так получилось”, что документы не отправили в Москву вовремя.

Кроме того, выяснилось, что за академсправку надо платить 1500 рублей. Когда мама Насти позвонила в головной вуз и сказала об этом, там очень удивились.

Сказанному НЕ верить?

Предыдущий рассказ записан со слов Насти. Мы умышленно не пишем ВСЕГО, что рассказала нам девушка: во–первых, в одном материале во всех возникших перипетиях не разберёшься. Во–вторых, и сказанного достаточно, чтобы понять, что у студентов Норильского филиала есть серьёзные поводы для недовольства.

У директора филиала, конечно, своя точка зрения на произошедшее.

– Вы понимаете, — возмущённо говорит она мне, — это всё наши двоечники! Учиться надо, а не дурака валять! (Настя, к слову, к “двоечникам” не относится. — О.Л.) Мы в самом начале проводим вводную лекцию, на которой объясняем, что такое дистанционное обучение и каковы особенности этого образования. У нас 300 брошюр об этом лежит! — студенты забрали только пять.

...Когда такое было, чтобы мы теряли ведомости, как вы себе такое представляете?! Их в принципе невозможно потерять, потому что все данные автоматически идут в Москву! Компьютеры — да, ломались, но это было всего один раз, и это не повод для жалоб. И об академической задолженности мы студентов не за три дня предупреждаем. Чтобы у нас работали неквалифицированные преподаватели — такого нет. У нас недавно была прокурорская проверка, и у нас не только нарушений не нашли, но даже замечаний к нам нет!

...А чтобы так долго делали академическую справку — это просто исключено. Макет мы делаем быстро, отправляем, и всё. За оригиналом, извините, надо ехать в Москву самим — это документ государственного образца, он выдаётся лично, таков приказ министра Фурсенко, и я не вправе его ослушаться. Денег за академсправку мы не берём.

Понятно, что когда “показания” двоих людей диаметрально расходятся, значит, один из них лжёт. Настя уверила меня, что готова подтвердить каждое своё слово в суде.

Качество, не известное науке

Жалобы на качество образовательных услуг звучат всё чаще. Случай Насти, увы! не единственный. Экономика страны развивается быстрее, чем образовательные стандарты. Сейчас работодатель предъявляет к вчерашним выпускникам профессиональные требования, которым соответствует далеко не каждый молодой специалист. И проблема эта назревает, как нарыв, уже много лет.

Сегодня в России действуют около 600 вузов и примерно 2000 их филиалов. В 2005–2006 годах Федеральная служба по надзору в сфере науки и образования (Рособрнадзор — подведомство Министерства образования и науки РФ) проверила 273 высших учебных заведения. Нарушения нашли в 126 (46%) из них. У 28 вузов приостановили действие лицензий, остальные получили предписания об устранении “несоответствий”.

Ещё больше нарушений специалисты Рособрнадзора нашли, когда стали проверять качество образования. Из 156 проверенных вузов и их филиалов низкий уровень преподавания обнаружили в 103 (66%). Эти учебные заведения получили соответствующие предписания. По результатам проверок ликвидировано 16 филиалов и 40 представительств вузов. Многие вузы, когда начались проверки, не дожидаясь комиссии, сами стали “оптимизировать” сеть своих филиалов. Таким образом “самоликвидировались” ещё 20 филиалов.

А вот какие данные приводит Научно–экспертный совет при председателе Совета Федерации по проблеме государственных образовательных стандартов: только 20% образовательных учреждений России дают качественное образование, из них лишь около 30% являют собой лучшие инновационные центры.

На этом фоне очень “мило” смотрится недавний скандал и с самим Рособрнадзором. Эта федеральная служба, оказывается, выдавала лицензии и аккредитацию липовым вузам, которые, соответственно, “кропали” липовые дипломы. Такие “вузы” представляли собой просто несколько комнат, в которых только выписывали документы.

В прошлом месяце руководитель Рособрнадзора Виктор Болотов получил предостережение от Генпрокуратуры: ему указали на многочисленные нарушения Закона РФ “Об образовании”. Генпрокуратура сделала вывод, что должный контроль над работой вузов и их филиалов в стране попросту отсутствует. Нужно ещё о чём–то говорить?

...Проблема, разумеется, гораздо шире, и причин у неё гораздо больше, чем можно изложить в одной газетной статье. Мы обращаемся к родителям и преподавателям: если вам есть что сказать по существу затронутой темы — обращайтесь в редакцию. Или пишите на электронный адрес автора этой статьи — ol@gazetazp.ru. В любом случае об образовании и его качестве мы говорим на страницах газеты не в последний раз.

Ольга ЛИТВИНЕНКО.

P.S. Студентам, которые считают, что их права нарушаются, мы сообщаем: в России уже девять лет действует общественная организация “Общество защиты прав потребителей образовательных услуг”. Её почтовый адрес — 109147, Москва, ул. Таганская, д. 31/22, тел. (495) 670–48–52. Адрес сайта — www.ozppou.ru (там много правовой информации, там же есть готовый шаблон для оформления претензии).

Кроме того, рады сообщить, что буквально на днях в Норильске появился профсоюз студентов. Он находится в здании Молодёжного центра Норильска по адресу: ул. Советская, 9, телефон 46–33–19. Председателя профсоюза зовут Дмитрий Дубров.

* Да здравствует академия! Да здравствуют профессора! — строка из старинного студенческого гимна “Gaudeamus”.

4 апреля 2007г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.