МАУ ИЦ «Норильские новости»

Дотянуться бы до «Кабалы»...

Дотянуться бы до «Кабалы»...

Дотянуться бы до «Кабалы»...

Сегодня — премьера. В репертуар Норильского Заполярного театра входит ещё один спектакль из числа тех, о которых говорят с невольным восхищением уже потому, что пьеса того заслуживает. Михаил Булгаков. «Кабала святош». Уже хочется увидеть — правда? Предпремьерное интервью с режиссёром–постановщиком Анатолием КОШЕЛЕВЫМ получилось совсем не дежурным, хотя и дало ответы на традиционные вопросы: «Что?», «Как?» и — главное — «Почему?».

– ...В этой пьесе нет плохих ролей, — говорит Анатолий Леонидович. — Любая — подарок артисту. Текстовые обороты Булгакова отличаются от любого другого текста — это видно на примере каждого его произведения. И в «Кабале святош» эта стилистическая уникальность на сто процентов сохранена: каждое слово «вкусное». Это красивый, умный, благородный, высокохудожественный текст.

Угадайте с трёх попыток: кто играет Мольера? Сразу можете сказать? Если так, это подлинное признание многогранного таланта Сергея Ребрия. Две жены Мольера — старшая и молодая, бывшая любовница — Елена Кузьменко и Маргарита Ильичёва. Ещё две важные персоны — король и архиепископ Парижа. Их роли исполнят Сергей Игольников и Роман Лесик. Остальные роли, по выражению режиссёра, «ничуть не хуже». Обратите внимание: занята вся мужская часть труппы.

– Анатолий Леонидович, не страшно ставить такую великолепную пьесу? Ведь ответственность на режиссёре ещё больше, чем в случае со скромным драматургическим материалом...

– А что же тогда делать с Шекспиром, Чеховым?.. Мы так хотим хорошей литературы, что работа с «Кабалой святош» — огромное счастье. Получится или нет — другой вопрос. Конечно, есть момент мандража, как при любом спектакле, как вообще при любой работе. Если мандража нет, значит, человек просто выполняет повинность. А если волнение уходит, ничего уже сделать нельзя.

Вера Комиссаржевская, хозяйка театра, ведущая актриса, появлялась всегда за час до спектакля и очень волновалась. Когда у неё спросили: «Что вы так волнуетесь?», она ответила: «Как только я перестану волноваться, я перестану быть актрисой». И она права: с холодным носом в театре делать нечего.

– В последнее время при обращении к классике её нередко полностью «перекраивают». Вы идёте за Булгаковым или...?

– Драматический театр вне драматургии, вне слова невозможен. Придумать за автора просто. А вот достучаться в самом себе до того, что хотел затронуть автор... Попробуйте разгадать «Мастера и Маргариту». Попробуйте «сформулировать» для себя «Кабалу святош»... Думаю, это неблагодарная работа — переворачивать с ног на голову тексты Булгакова. Дай нам Бог до него дотянуться.

– С чего началась работа над этим спектаклем?

– Работа над любой пьесой начинается с того, чтобы определить: нужна она сегодня или не нужна. Если этот момент... стыковки с автором — классическим ли, современным ли — происходит и театр считает, что это надо сегодня ставить, спектакль репетировать интересно.

Перечитывая «Кабалу святош», я подумал: очень важно сегодня сказать о том, какое место в нашей жизни занимает художник. К сожалению, сегодня плёвое отношение к человеку, который занимается творчеством. Недавно мы с большим вниманием, уважением и интересом слушали и читали Послание президента Федеральному Собранию. Я узнал всё про нашу страну, но там не было ни одного слова о культуре и искусстве. Я хорошо отношусь к сегодняшней власти, но почему про военных, учителей говорить надо (и я понимаю, что надо), а про искусство — нет? Значит, наверное, думаю я, власть чего–то не понимает. Значит, наверное, можно сегодня об этом говорить.

Но «Кабала святош» — не какое–то программное заявление нашего театра. Это нормальный спектакль, который мы выпускаем, потому что хотим порадовать зрителя. Спектакль должен быть ярким, интересным, умным, заставляющим людей задуматься.

– Однако современный зритель не хочет только «грузиться»...

– Вы правы, и потому мы хотим сделать спектакль, где зритель будет ждать: что дальше? Я убеждён, что 90 процентов людей, пришедших в зал, за исключением наших любимых театралов, пьесу Булгакова не читали. Более того, мы очень опасаемся, что многие зрители не будут знать, что такое пьеса «Тартюф», а для понимания «Кабалы святош» это знать очень важно. Если кому–то захочется после спектакля прочесть «Тартюфа», это уже будет хорошо.

Как сделать спектакль ярким? Вот рецепт, который хорошо зарекомендовал себя в Норильском Заполярном театре драмы:

взять костюмы «от Мокрова»;
добавить музыкальное оформление Андрея Федоськина — «человека точного и тонко чувствующего драматургию», по словам А. Кошелева;
не забыть о хореографии «от Реутова»
и, конечно, не поскупиться на главное — игру актёров. Которым в «Кабале святош», как показали репетиции, работать интересно.

– А что зрителю стоит знать, идя на премьеру?

– Надо просто оставаться норильским зрителем, который любит свой театр, и ждать, что театр в очередной раз хочет подарить праздник.

«Кабала святош» — не единственная премьера в декабре. Совсем скоро в нашем театре наступит Новый год. «Вот Америку открыли!» — скажете вы и будете не совсем правы. Ведь в Норильский Заполярный праздник волшебным образом придёт 27 декабря! С этого дня здесь «пропишутся» Дед Мороз и Снегурочка: они не только с удовольствием поиграют с ребятами, но и подарят им сказку Симона Осиашвили «Как Колобок ума–разума набирался». Кстати, это единственный, и очень удачный, драматургический опыт известного поэта–песенника.

Татьяна КРАМАРЕВА. Фото Владимира МАКУШКИНА

12 декабря 2008г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.