МАУ ИЦ «Норильские новости»

Сибирские авиаторы рвутся в большое небо

Сибирские авиаторы рвутся в большое небо

Весьма перспективными назвал губернатор Красноярского края Валерий Зубов результаты совершенного в начале августа при его участии прямого трансполярного перелета через "макушку планеты" от аэропорта Емельяново до Вашингтона.

Как уже сообщалось, этот рейс выполнен на восьмиместном реактивном самолете бизнес-класса "Хоккер", который принадлежит красноярской авиакомпании "Сибавиатранс". "Мы затратили на перелет туда и обратно в общей сложности 39 часов 55 минут, говорит руководитель Управления воздушного транспорта. - Это, беспорно, много. Но мы специально совершали много посадок даже тогда, когда они не требовались нам по техническим причинам. Просто важен был сам факт, что посадки возможны. Лишь один раз, попав на своей высоте в сильный ветер, мы сожгли много горючего, и вынуждены были попросить разрешения на дозаправку в одном из населенных пунктов на Шпицбергене. Кстати, все наземные службы и в Канаде, и в США, и на Аляске очень одобрительно отнеслись к нашей инициативе. Напомню, что рейс, скажем, из Сингапура до Вашингтона по прямой сокращает время пути более чем на три часа. Я хорошо знаю, что западные авиакомпании меняют маршруты, если новый позволяет экономить даже 20 минут..."

"Мне вообще показалось,- замечает Валерий Зубов,- что трасса уже готова к таким перелетам. Однако это мнение дилетанта. Нашу инициативу очень высоко оценил президент ИКАО Ассад Котайт, и уже дал необходимые поручения для изучения проблемы во всей полноте. У меня состоялись весьма полезные беседы в администрации президента США и в Госдепартаменте, а они не планировались заранее, просто хозяева территории сами проявляли интерес к нам. Позитивно оценили наш проект и многие авиакомпании США и Канады. Но это не говорит о том, что все пройдет гладко, без обычной конкурентной борьбы. Она будет обязательно, и нам необходимо к ней серьезно подготовиться. Не скрою, у нас есть множество уязвимых мест, особенно заниматься и этим, и решать вопрос с Китаем, ведь полеты из Сингапура и других южно-азиатских городов обязательно должны проходить над этой страной. Пока же мы не имеем гарантий, что руководство КНР нас поддержит. Хотя это им также выгодно, как и нам..."

Сейчас в Красноярске начато создание специального консорциума, который должен поставить свою работу так, чтобы уже через два года по самой кратчайшей трассе из Южной Азии в Америку начали летать грузовые и чартерные рейсы.

Б.ИВАНОВ, кор. ИТАР-ТАСС,

специально для "ЗП".


Седая Арктика

Где греки прошли -

русскоим достаются

испытания...

Только восемь стран имеют свои территории за Северным полярным кругом. У России в Арктике самое протяженное побережье - до шести тысяч километров по прямой. Адмирал Макаров назвал Арктику фасадом России.

Думающие люди на протяжении многих веков пытались привлечь внимание российской верховной власти к Арктике.

Вот что писал больше ста лет назад Дмитрий Менделеев: "Желать истинной, то есть с помощью кораблей, победы над полярными льдами Россия должна еще в большей мере, чем какое-либо другое государство, потому что ни одно государство не владеет столь большим протяжением берегов в Ледовитом океане... Победа над его льдами составляет один из экономических вопросов будущности северо-востока европейской России и почти всей Сибири". Короче, лучше и гораздо раньше эту мысль выразил М.Ломоносов: "Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном". Последние два слова как-то стерлись из памяти - укоротили Ломоносова.

В Арктике люди появлялись, конечно, давно, но европейское внимание Север привлек после того, как были открыты пути в Индию и Америку. Постепенно все торговые пути стала контролировать Испания, и остальным странам пришлось искать другой маршрут к сказочным богатствам. Если нельзя плыть на юг и запад, можно попробовать на север и восток.

В начале XVI века московский посол в Риме Дмитрий Герасимов рассуждал о том, что от берегов Северной Двины можно добраться до Китая морем. В 1525 году его предположения издали книгой в Италии. Возможно именно она побудила деловых англичан создать "Общество купцов-предпринимателей для открытия новых земель, островов, государств и владений неведомых и доселе морским путем не посещенных".

В конце XVI века они снарядили несколько экспедиций, чтобы найти путь в Китай вдоль северного побережья Евразии. Англичанину Р.Ченслеру в 1554 году и голландцу В.Баренцу в 1594, 1595-м не удалось этого сделать. Зато они много общались с русскими рыбаками и охотниками. Из их рассказов был сделан вывод, что северный морской путь в южные моря возможен. Пока же все экспедиции застревали на Новой Земле...

Первые сведения об Арктике, как и обо всем другом, получили древние греки. Правда, кроме названия от них почти ничего не осталось - предполагаемую страну под созвездием Большой Медведицы греки назвали Арктос. В четвертом веке до н.э. астроном и мореплаватель Пифей прошел Гибралтар и двинулся на север. Там он увидел "свернувшееся" море (плавучий лед). Когда он рассказал об этом, ему не поверили, объявили вымыслом, и интерес к Северу надолго угас.

...Нельзя сказать, что до европейцев на российском Севере никого не было. Пока экпедиции застревали на подступах к Карскому морю, русские промышленники пересекли Ямал волоком и по рекам, вышли на правый берег Обской губы и создали на реке Таз центр меховой торговли. Мангазея стала российским Эльдорадо. Сюда стекались авантюристы из всех стран, и вскоре знаменитый "Мангазейский ход" сделался откровенной дорогой контрабанды. Пушнина, кость, рыба ценных пород беспошлинно вывозились за границу.

Царь Михаил понял, что так больше жить нельзя, и запретил "Мангазейский ход". Он так и написал в 1623 году тобольским воеводам: "...чтобы на те места немецкие люди в Мангазею дорогу не узнали и в Мангазею не ездили". Мангазея зачахла - должно быть, верховную власть в те времена уважали.

До середины XVIII века изучением Севера занимались отдельные экспедиции. Они спускались по рекам до океана, изучали доступное побережье и искали выход в Тихий океан. В 1730 году закончилась первая камчатская экспедиция В.Беринга, которая не убедила ученую общественность в существовании пролива.

К тому моменту было уже ясно, что по Северному Ледовитому океану можно попасть в Китай и в Индию. Нужно было только найти пролив между Азией и Америкой, а также изучить единственную серьезную затычку на трассе Севморпути - побережье Таймыра. Официально вокруг него еще никто не плавал, хотя позже там находили остатки поморских поселений.

В апреле 1732 года императрица Анна Иоанновна подписала указ об экспедиции, которая позже получила название Великой Северной. На подготовку ушло много времени, и только в январе следующего года обозы тронулись в Тобольск. Пришли туда в декабре. Там тысяча готовых на все людей сфрмировалась в три отряда.

Один должен был добраться из Тобольска до устья Оби и оттуда до Енисея. Два других спустились к океану по Лене. Там они разделились: один ушел на восток, а отряду Василия Прончищева предстояло изучить Таймырский полуостров. Контуры Таймыра начали ложиться на карту, на которой остались имена исследователей Арктики.

Прончищев смог выбраться в океан в 1735 году и добрался только до реки Оленек. На следующий год ему удалось довести корабль до устья Анабары - практически до восточного берега Таймыра, который теперь носит его имя. В пути Прончищев скончался от цинги, чуть позже умерла его жена Татьяна - первая известная полярная путешественница. Назад судно привел штурман С.Челюскин.

Новым начальником отряда был назначен лейтенант Х.Лаптев, которому в конце тридцатых годов удалось добраться до восточного побережья Таймыра. Из-за непроходимых льдов ему пришлось повернуть на юг и зимовать в низовьях реки Хатанги.

Там были организованы пешие походы по Таймыру, и часть отряда по рекам и озерам вышла на западное побережье полуострова.

В 1740 году моряки потеряли свое судно, и на следующий год Х.Лаптев получил из Петербурга разрешение изучать Таймыр пешком и на собаках. По долине реки Таймыры он достиг ее устья и по морскому побережью вышел к мысу Стерлегова, где встретился с С.Челюскиным. Отряд Харитона Лаптева выполнил часть задания - описал восточное и западное побережье Таймырского полуострова.

Северный Таймыр оставался загадкой. Однако скоро добрались и до самой северной материковой точки планеты. 9 мая 1742 года С.Челюскин достиг мыса, который теперь носит его имя. Так назвал его через сто лет русский путешественник А.Ф.Миддендорф.

Н.ЕФИМОВ.


15 сентября 1997г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.