МАУ ИЦ «Норильские новости»

Учить по-русски

Учить по-русски

Норильским учителям все чаще приходится общаться с детьми через переводчиков

Анекдот в тему:

Диалог в грузинской школе.

Учитель:

- Гоберидзе! Скажи мнэ, что такое "ос"?

- "Ос" - это балшой паласатый мух!

- Нэт, Гоберидзе, нэправилно! "Ос" - это то, вокруг чего вращается наш планэт!

Ежегодно в Норильск приезжают сотни уроженцев бывших республик Закавказья. Сотрудники силовых ведомств всеми правдами и неправдами пытаются отслеживать миграционный поток, регистрируя приезжих практически на выходе из самолетов. Но все же некоторым жителям Закавказья удается "проникнуть" в город, минуя регистрационные посты. По официальным данным, с начала нынешнего года Норильск осчастливили своим визитом пятьсот шестьдесят три жителя Азербайджана. По неофициальным данным - несколько тысяч. Как правило, уроженцы Закавказья кочуют по стране не в одиночку, а семьями, которые славятся своей многодетностью. Большинство из них абсолютно не знает русского языка. Сотрудники отделов кадров рассказывают о том, как к ним приходят граждане с Кавказа, а переговоры о трудоустройстве ведут их друзья-переводчики, и земляки, более-менее владеющие русской речью. Разговор по принципу "моя твоя не понимай" стал довольно привычным явлением. Однако не следует забывать, что еще есть дети, которые, как и их родители, в русском не бельмеса. Попадая в наши школы, они становятся головной болью для всего педагогического коллектива.

По статистике, в прошлом году в школах Норильска училось четыреста семьдесят маленьких выходцев с юга. За год эта цифра существенно не изменилась, по- видимому, Север слегка утратил свою привлекательность для жителей южных государств. Но проблема детей, не говорящих по-русски, осталась. Как говорят инспекторы управления образования, учиться должны все, не- зависимо от того, где человек родился, вырос и какой язык он слышит и знает с детства. Ежегодно специалисты общеобразовательной системы чуть ли не силком приводят в школы детей из кавказских семей, чтобы дать им возможность обрести хоть какую-то образовательную базу. Насколько это жизненно необходимо, не знает никто. Как говорят инспекторы управления образования, дети всегда остаются детьми, независимо от национальной принадлежности. Это тот самый непоколебимый принцип гуманизма. В прошлом году в одном из номеров газеты "О' кей" появилось объявление "Требуется педагог со знанием азербайджанского языка". Оказывается, в норильских школах обучают всех, в том числе и детей, приехавших из бывших республик Закавказья, даже если у инх нет норильской прописки, российского гражданства, и по-русски они говорят хуже коренных жителей Зимбабве.

В ходе рейдов, которые управление образования проводит каждый год, специалисты инспекторского отдела посещают общежития и квартиры, где живут азербайджанские семьи, и пытаются убедить родителей разрешить детям учиться в русских школах. В некоторых случаях инспекторов не понимают, иногда откровенно посылают, порой говорят, что не для учебы они сюда приехали, а для того, чтобы заработать. Иногда инспекторам все же удается войти в контакт с главой семейства и получить добро на то, чтобы ребенок начал посещать школу. Дальше ситуация развивается, как в пословице, "чем дальше в лес, тем больше дров". Девяти-десятилетний ребенок либо садится за одну парту с первоклассниками, либо, если ему тринадцать-четырнадцать лет, попадает в класс компенсирующего обучения - тот самый, где учатся дети с замедленным развитием. Классы коррекции рассчитаны на определенное количество детей от девяти до двенадцати человек. Только в этом случае учитель может полноценно работать с каждым ребенком. Когда количество детей превышает норму, школы вынуждены открывать новые аналогичные классы, в которые попадают "иностранцы". Учителя, по их собственному признанию, очень неохотно соглашаются работать с детьми, не говорящими по-русски не из-за национальной неприязни, а из-за сложности общения. Педагоги вынуждены либо объясняться при помощи знаков, либо прибегать к помощи переводчиков - детей-иностранцев, более-менее знающих русский язык. Самое большое количество таких учеников в шестнадцатой, семнадцатой и тридцать первой школах. Они расположены рядом с общежитиями, где в большинстве своем проживают кавказские семьи.

Часто межнациональная неприязнь кавказцев к своим "собратьям" выливается в скандалы и выяснение отношения со школьным руководством. Например, отец- дагестнец приходит к директору школы или завучу с претензиями по поводу того, что его ребенок учится в одном классе с азербайджанцами. Учителя вынуждены выступать в роли миротворцев, объясняя недовольным родителям, что в наших школах учатся все, независимо от классовой и национальной принадлежности. Чаще всего грозные отцы семейства не воспринимают объяснения педагогов и переводят детей в другие школы.

Сама детвора спокойно воспринимает соседство иностранцев. Детям все равно, кто с ними учится, дагестанец или азербайджанец. Даже так называемые "переростки", одиннадцати-двенадцатилетние первоклассники, не пугают ребятню и не становятся объектами для насмешек. Педагоги отмечают, что учащиеся старших классов (шестых-седьмых) часто сторонятся их, но конфликтов и драк между ними нет.

Больше всего поражает учителей в общении с такими детьми их отношение к старшим. Так относились к педагогам, наверное, только в дореволюционной России, считают они. Уважение, перемешанное с подобострастием, дикое желание угодить и заслужить тем самым похвалу. Родители в большей степени серьезно относятся к учебе своих отпрысков и внимательно выслушивают все доводы учителей. Но, как правило, детьми в таких семьях занимаются женщины, а они руссского языка, чаще всего, не знают вовсе. В роли переводчика выступают дети, а уж что они говорят родителям, учителя не знают.

Прошлым летом по инициативе управления образования в одной из норильских школ был создан класс для тех, кто не владеет русским языком. Учителей попросили перенести отпуск на более позднее время, трубили чуть ли не на каждом углу о том, что уроки проводятся для приезжих кавказцев абсолютно бесплатно. Пришло двадцать три человека.

"Кавказская проблема", считают специалисты управления образования, очень болезненна. Педагогам сложно работать с детьми, не знающими русского языка, но руководство школ не вправе дать им от ворот поворот. Без прописки и российского гражданства сегодня стараются не принимать детей в школы. А так как наша конституция гласит, что каждый гражданин имеет право на получение бесплатного образования, то учить приходится всех, в том числе и иностранцев. Кроме азербайджанцев и дагестанцев, в норильских школах учатся украинцы и казахи. Но с ними у учителей меньше проблем, так как большинство казахов худо-бедно знает русский язык, а уж уроженцы Украины тем более владеют русской речью.

Решить проблему обучения в школах тех, кто не знает руского языка, сложно. Открыть спецшколу можно, но многие боятся, что это послужит поводом для лишних межнациональных распрей. Отношение к уроженцам Кавказа у большинства горожан весьма неоднозначное. Кроме того, даже работники общеобразовательной системы Норильска говорят, что в том же Азербайджане с нашими детьми не стали бы так возиться и скрупулезно обучать.

Знак вопроса рядом с проблемой обучения в школах детей иностранцев останется стоять до тех пор, пока не устроится другая проблема - получение российского гражданства приезжими из бывших республик Закавказья. Родители, чьи дети учатся в одних классах с иностранцами, тоже неоднозначно воспринимают это соседство. Но в результате все шишки валятся на головы директоров школ и учителей. Поэтому последние были бы очень рады, если бы кто-нибудь избавил их не столько от иноязычных учеников, сколько от проблем, которые возникают из-за их присутствия.

А. БЫСТРОВА.


16 октября 2000г. в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.