МАУ ИЦ «Норильские новости»

Эдуард ТАРАКАНОВ. Дорогие мои норильчане

Эдуард ТАРАКАНОВ. Дорогие мои норильчане

Вряд ли оспоримо, что если кто-то рассматривает свою работу лишь как средство к существованию, он не доставит ею удовольствия и радости решительно никому, в том числе и самому себе. Не кривя душой, могу твердо заявить, что наше поколение занималось работой на телевидении прежде всего реализуя себя творчески, каждодневно испытывая чувство удовлетворения или, напротив, неудовлетворенности собой, искренне радуясь достижениям и успехам как своим, так и своих коллег. Телевидение - творчество сугубо коллективное. Сбой на каком-то из его "переделов" неминуемо смазывает впечатление от общей картины.

С появлением видеозаписи появилась и возможность заготовки "впрок" любого количества передач любых жанров с тщательной проработкой всех компонентов. Увы, при этом исчезает элемент импровизации, тех непредвиденных ситуаций, блестящих или неуклюжих экспромтов, доставляющих телезрителям неизъяснимое удовольствие, этакое подспудно лелеемое каждым ожидание: ага! Прокололись! Вот это не кино, - это как в жизни!

Вспомните скандальное интервью Любимова с В.Жириновским и Б.Немцовым. Лимонадно-минеральный поединок депутатов был записан на пленку, но запись- то была произведена во время прямого эфира! Увидели бы мы фрагмент, когда бы не живой эфир? Вряд ли. Между тем, повредил ли позорный инцидент имиджу "дуэлянтов"? Да ничуть! Разумеется, кто-то из телезрителей "до глубины души" возмутился, но наверняка нашлись и такие, кто с удовольствием крякнул: во дает мужик! Вот ведь как верен себе скандалист! Психанул, невзирая на многомиллионную аудиторию!

Подобный афронт во времена СССР был абсолютно невозможен. Ибо у любого тогда интуитивно срабатывало чувство самосохранения, безобманно ощущались критерии внутренней цезуры. Или, может быть, дело в том, что МОИМИ собеседниками в то время были люди гораздо более интеллигентные, нежели Жириновский?! Их было много, неординарных личностей, связавших свою судьбу с Норильском:

Виктор Леонтьевич ДЕЕВ (председатель горисполкома) и Владимир Иванович ВЕНГЕРОВ (отдел культуры), стараниями которых появилось в городе здание, послужившее затем базой для организации самого северного в мире музыкального училища. Теперь уж неизвестно, кто именно из строителей вроде бы вполне обычного здания, оказался уникальным специалистом: все профессионалы знают, что по своим акустическим свойствам наш концертный зал не уступает лучшим концертным залам страны. Что и отмечалось неоднократно выдающимися гастролерами, гостями города.

Подвижница народного хорового творчества, заслуженный работник культуры РСФСР Нина Григорьевна УСТИНОВА. Энергичная, целеустремленная женщина была заботливой "мамой" созданного ею самодеятельного коллектива при Дворце культуры комбината. Она не только ревностно опекала свою "семью", не только уверенно вдохновляла ее за дирижерским пультом и не только самозабвенно пела сама. Нина Григорьевна сочинила несколько собственных песен норильской тематики. Ни одно сколько-нибудь значимое событие культурной жизни Норильска не обходилось без участия популярного в городе русского народного хора под управлением Н.Г. Устиновой. Смею утверждать, что на Таймыре вообще НЕТ концертной площадки, где бы ни выступал славный коллектив энтузиастов народного хорового творчества. И не однажды:

Вот элегантный, лукаво-ироничный резонер Олег Леонидович РАССАДИН. Музыкант. Профессионал. Запросто, как газету, читавший клавиры и сложнейшие партитуры. В 50-е годы практически все спектакли драматического театра оформлял именно он.

Вот ничем внешне непримечательный Борис Николаевич ТАТАРИНОВ. Усталые глаза за толстенными стеклами очков. Негромкий, "надтреснутый" голос. Про него я точно знал - 58 статья: "Заработана" в 1943 году. В том самом году, когда, в оккупированном еще Киеве положил он на музыку пронзительные симоновские строчки:

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы. Да, можно голодать и холодать. Идти на смерть. Но эти три березы При жизни никому нельзя отдать!..

Тем же ветром занесло в Норильск на редкость смешливого, но и насмешливого Ивана Александровича БАЧЕЕВА. Бывшего джазмена. Ударника в оркестре самого Цфасмана! Искусник и виртуоз. Ноты на пюпитре перед ним можно было поставить и вверх ногами - сыграет. Мастер.

Не нужно было быть опытным физиономистом, чтобы, только взглянув на Леонида Николаевича КУЗЬМИНА, тотчас не убедить себя в его смоленско-ельнинском происхождении. "Простак". Да он как будто даже и бравировал эдакой мужиковатой угловатостью. И речь его - только что не косноязычна. Однако сверкнет вдруг из-под рыжих бровей хитро сощуренными глазками, да и выдаст такую меткую, такую образную сентенцию, что невольно чертыхнешься про себя: э! да ты не так прост! Впрочем, музыку-то он сочинял как раз незамысловатую.

Трагична, но и прекрасна судьба блистательного журналиста Гунара Робертовича КРОДЕРСА. Вкусивший все "прелести" насильственного переселения прибалтов за Уральский хребет и лишь в пятнадцать лет получивший первые уроки русского языка, Гунар Кродерс в совершенстве овладел славянской речью, письменностью и культурой русского народа: Право, неловко вспоминать, но в 63-64 годах, когда Кродерс активно сотрудничал с редакцией норильского радио, я то и дело, возмущенно потрясая его, Кродерса, материалами, влетал в кабинет директора или главного редактора и заполошно вопил: "Да что ж это такое?! Это ж опять не по-русски! Что я, каждый раз должен переписывать кродерсовские опусы?!"

Надо заметить, что эти мои петушиные наскоки, в общем-то, имели под собой основание - латышские идиоматика и лексика частенько вступали у Кродерса в противоречие с нормами русского языка. Но боже ж мой! Через несколько лет никто, решительно никто не мог сравниться с ним в создании театрально-музыкальных рецензий, очерков и обозрений. Глубочайшие энциклопедические познания в области истории искусства, отменный художественный вкус его вполне, по-моему, сопоставимы с сочинениями И.Бэлзы или Е.Грошевой. Меня, обладателя внушительной фонотеки, тщательно подбираемой аж с 1955 года, всегда разбирала жгучая зависть к феноменальной по объему фонотеке Г.Р. Кродерса. Второй такой, верно, не было ни у кого в России. Ах, как мне хотелось одним из первых поздравить Гунара Робертовича с 75-летием в первом году XXI века. Увы. Архиталантливого журналиста-искусствоведа, почетного гражданина Норильска, заслуженного работника культуры России, не стало в августе 1999 года.

Теплые воспоминания сохранил я о военном комиссаре города полковнике Николае Яковлевиче ТРИЖИЧИНСКОМ. Анекдоты о тупости, твердолобости воинских начальников - это не о нем. Интеллигентный, корректный в обращении с подчиненными и, естественно, вне стен военкомата, Николай Яковлевич проявлял неподдельную заботу о военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения. С его подачи был осуществлен на телевидении цикл "военных" передач "Мальчишки, мальчишки", "Мальчишки Севера", телевизионный конкурс по гражданской обороне "ГТО, ГТО, ГТО!", вызвавший немалый резонанс в городе. Девять (девять!) передач этого цикла (самую первую написал А.ЛЬВОВ, остальные восемь сценариев мои, ну и, естественно, вел их тоже автор этих строк) прошли под девизом "Нет на свете прекрасней одежи, чем бронза мускулов и свежесть кожи!"

После 150-дневного марафона, в финале, 7 мая 1973 года, сильнейшими оказались молодые проектанты, одолевшие команду автотранспортников (ЦАТК. Главным судьей соревнований был секретарь ГК ВЛКСМ Василий Упиров, а в судейскую коллегию входили офицер горвоенкомата В.И.Лукин, судьи республиканской категории А.Н.Воронинская, Т.И.Черемных и В.А.Бурменская, преподаватель курсов гражданской обороны Ю.Г.Севостьянов, инструкторы ГК ДОСААФ П.Н.Соломатов и В.С.Решетниченко, врач В.А.Черников.

Мне, к сожалению, не удалось выяснить, когда была учреждена Книга рекордов Гиннеса, но существуй она в 40-х годах ушедшего столетия, в ней всенепременно появилось бы имя Искандера Газизовича ФАЙЗУЛЛИНА, проплывшего в августе 1945 года за неполных 18 часов сто километров по Дунаю. Были потом и стокилометровые заплывы по Оби, Волге и Амуру! Заслуженный мастер спорта СССР, гвардии майор медицинской службы, автор нескольких книг (посвященных плаванию, разумеется), первый директор Норильского плавательного бассейна (1959г.), кумир десятков и десятков норильских мальчишек и девчонок, "доплававшихся" впоследствии до почетных званий мастеров спорта, победителей всесоюзных и международных соревнований. Непосредственным тренером Е.Бурменской и Н.Фоминой, Ю.Елфимова и О.Медведевой, И.Попова и С.Щербакова Искандер Газизович не был, но, заведуя кабинетом лечебной физкультуры, немало способствовал росту их спортивных достижений. На традиционные передачи студии телевидения, посвященные Дню Победы, И.Г. Файзуллин приходил, увешанный таким количеством регалий, что сравнение его пиджака с иконостасом казалось вполне правомерным. Летом 1978 года - на пороге своего 70-летия! - он, шутя, без отдыха, отплавал по Долгому 25 километров! Наверное, у многих из сотен аплодировавших норильчан, собравшихся тогда на берегу озера, мелькала в голове аналогия: "Искандер" - "Ихтиандр".

В мою еще норильскую бытность "адмиралу" Владимиру Ивановичу ПОНОМАРЕНКО исполнилось в 1991 году 65 лет. Тридцать из них отдал он Норильску. Довольно меткое прозвище "адмирал" получил, видимо, по двум причинам - во-первых, за постоянное ношение щегольской флотской фуражки, а во-вторых, за бессменную вахту в Норило-Пясинском водном бассейне. Великолепный собеседник, В.И. Пономаренко представлялся мне личностью весьма незаурядной именно в силу - "морская душа!" - безграничной влюбленности в избранную и точно угаданную им профессию инспектора рыбнадзора. Да чего там! Инспектором вообще всей флоры и фауны вверенного ему района. Обосновавшись на острове Ближнем, он, казалось, знал подноготную всех и каждого владельца лодки или катера. Ну, а то, что флотилия этих плавсредств на Вальке не многим уступает числу автомобильного парка, известно каждому жителю Норильска и Талнаха, да, пожалуй, и Кайеркана:

В своей статье "В ритме вальса", опубликованной "Заполярной правдой" в середине восьмидесятых, я не без оснований утверждал, что песен о Норильске сложено больше, чем о многих куда более древних и знатных городах России. Безусловно, основной вклад в песенный жанр внесли норильчане - Борис Вершинин, Эдуард Петров, Борис Филонович, Иван Бочков, Нина Устинова, Леонид Кузьмин:

Но многие ли города могут похвалиться вниманием такого созвездия: Ян Френкель ("Песня о Норильске", первый исполнитель Иосиф Кобзон), Александр Долуханян ("Норильчонок" в исполнении Майи Кристалинской и "Город мой" на стихи Льва Ошанина), Леонид Афанасьев ("Песня о Норильске", - вокальный дуэт В.Толкунова - В.Никулин), Николай Кутузов (опять-таки просто "Песня о Норильске" в пленительном исполнении солиста ГАБТа Николая Тимченко), наконец, Юрий Чичков, перу которого принадлежит впервые прозвучавший в самом начале шестидесятых "Норильский вальс" в исполнении модного тогда эстрадного певца Виктора Беседина. Эту песню, моментально завоевавшую всеобщее признание норильчан, я почитаю за лучшую из лучших песен о Норильске. Лишенная каких бы то ни было вокальных трудностей (диапазон ее невелик, ритмический рисунок прост, мелодия незатейлива и запоминается после первого же прослушивания), она трогает своей непритязательностью, неподдельной задушевностью, мягким лиризмом.

Вообще-то объяснить секрет популярности той или иной песни столь же трудно, сколь неблагодарна, скажем, попытка объяснить, чем смешна та или иная острота. Запели песню, полюбили ее - и все тут! Более двадцати лет мелодия чичковского вальса служила позывными норильского телевидения, затем радио и "ушла" из эфира только из-за вконец изношенной магнитной записи и перезаписи этих позывных.

Но если число профессиональных и самодеятельных композиторов, даже количество песен, посвященных Норильску и норильчанам все же, при желании, поддается учету, то поэтическим произведениям норильской тематики - несть числа! Только на телевидении, в качестве редакторов подвизались общепризнанные поэты Лира Абдуллина и Валерий Кравец, Алексей Тыцких и Леонид Виноградский. "Сполосну чистым снегом лицо. Вытру ветром," - это Сергей Лузан, поэт от Бога, поэт-"отшельник", месяцами пропадавший в тундре. Не забывавший по возвращении навестить редакцию художественного вещания, всякий раз поражая, а то и шокируя сотрудников своими стихами, родившимися на просторах белого безмолвия Таймыра.

С огромным удовольствием и неоднократно читал я в "Золотой полке" оригинальнейшие детские стихи Эдуарда НОНИНА. Общение же с ним - в кадре и за кадром - доставляло подлинное наслаждение. Рановато ушел из жизни мой тезка - в 59 лет, тридцать из которых отдал Норильску.

Народный поэт Калмыкии, бывший узник Норильлага, Давид КУГУЛЬТИНОВ посвятил городу за 69 параллелью немало лирических строк, a в интервью для телевидения, в начале восьмидесятых, говорил о том, что именно в Заполярье встретил "лучших, мудрейших, образованнейших людей России". С великим пиететом назывались Давидом Никитичем имена Федоровского, Штейна, Баландина, Гарри, Кузнецова (доктора, который - фантастика - сам себе прооперировал аппендицит!), имена замечательных врачей, что помогли ему выжить - Иосифа Янулявичуса и Владимира Родионова. Того самого Владимира Евстафьевича Родионова, который первым в СССР произвел удачную попытку операции на мозге. Будучи заключенным! Без компьютерной и лазерной техники! Признаться, до этого интервью я ни о чем подобном и не слышал и не подозревал. Памятную беседу Д.Кугультинов закончил словами: "Норильск для меня - образ России. Причем лучшей России. Лучшей!"

Частицу своего творчества посвятили нашему городу Самуил Маршак и Лев Ошанин, Роберт и Игнатий Рождественские (не родственники - однофамильцы), Аида Федорова и Максим Танк, "почетный" норильлаговец Лев Николаевич Гумилев - сын Николая Гумилева и Анны Ахматовой.

Из поэтов, с которыми непосредственно посчастливилось общаться, назову Владимира Трофименко, Марка Хасдана Юрия Климова, Юрия Медведева (чьи стихи, между прочим, пользовались едва ли не самым большим спросом у наших композиторов), Татьяну Букетову, Марка Сировского, Михаила Колпакова, Сергея Селиванова, Петра Лебедева:

Во главу же этого списка поставлю выпускника родной моей школы ь 4 Юрия БАРИЕВА, хотя он и много моложе большинства из вышеуказанных. Юрий Адыгамович обладал аналитическим складом ума, широчайшим диапазоном творческих устремлений и пристрастий. Не случайно, помимо солидного поэтического наследия, оставил он неординарную версию Священной Книги мусульман Корана, был автором собственного варианта перевода Слова о полку Игореве. Изданный тиражом 25 тысяч экземпляров пятисотстраничный сборник "Гнездовье вьюг", редактором-составителем которого был Ю.А. Бариев, полагаю, обязан быть на книжной полке истинных патриотов Норильска. Право, до слез обидно, что очень уж рано уходят из жизни такие талантливые люди, такие беззаветные подвижники:

Диву даешься, в орбиту каких порядочных, выдающихся личностей был вовлечен в течение четырех десятилетий!

Изосим Алексеевич ЧАЛКИН. Энтузиаст. Неугомонный сангвиник. Организатор, лидер и максималист в любом деле, за которое брался. "Не расстанусь с комсомолом, - буду вечно молодым" - это о нем, об Изосиме Чалкине. Его заполярные вехи: плавильщик ХКЦ (недолго) - и.о. мастера - начальник комсомольско- молодежной смены - начальник аглоцеха - начальник хлорно-кобальтового - заместитель директора никелевого завода: Его досуг - постоянная, неутомимая общественная работа и: пение. Тенор не ахти какой, но темперамент! И уроки вокала у Анны Ивановны Иващенко в вечерней музыкальной школе. И бессчетное количество концертов художественной самодеятельности. В 93-м мы встретились с ним на 50- летнем Юбилее никелевого завода. Оба уже без норильской прописки. Изосим Алексеевич прилетел из Красноярска, я - из Кемерова. Он - как человек- легенда, отдавший заводу все силы, опыт, энергию и вдохновение, я - как автор сценария и ведущий праздника (режиссер Л.Гончарова, телеоператор А.Гончаров). Подозреваю, что когда б не беспрестанная опека Изосима Алексеевича в те дни, его компетентные советы и подсказки, превратил бы я этот праздник в дежурное блюдо из велеречивых фраз. Встретились и в 95-ом, на 60-летнем Юбилее комбината. Тот Юбилей, отмечавшийся во Дворце культуры, мы провели вдвоем с Натальей Михайловной Никитиной, прибывшей на торжество из Подмосковья. Чалкин по-прежнему смотрелся именинником, был жизнерадостен и подвижен. А попрощались мы с ним в красноярском порту Емельяново (возвращались на "материк" одним самолетом). Я не знал еще, что вижу Изосима Алексеевича в последний раз.

О феерической династии Буре умолчу, коль скоро ни с кем из нее не общался, да и лучше А. Львова об этой династии не напишешь. Но вот горняк Дебола Касполатович АЛКАЦЕВ, неплохо владевший пером и русской речью и, казалось, излучавший доброту, мягкосердечие и отзывчивость. Между тем, не по своей воле норильчанин с 1938 года прошел все круги ада сталинского Гулага. Не озлобился. Не остервенел.

Вот директор совхоза Елена Викторовна КОЛЯНИНСКАЯ, родная племянница легендарного руководителя Норильскснаба Владимира Николаевича Всесвятского. Кипучая энергия этой женщины поражала с первой минуты знакомства с нею. Да, было в ее характере, в манере поведения нечто от запанибратства в общении с кем бы то ни было, но дело-то она поставила так, что появились в городе свежие овощи, молоко и мясо. И цветы. Цветы в Заполярье в любое время года!

Выдающийся геолог Владимир Клементьевич КОТУЛЬСКИЙ. Нет-нет-нет, даже ни разу не видел его. Не мог видеть. Владимир Клементьевич скончался еще в 51-ом, когда одиннадцатилетним пацаном я гонял мяч на пришкольном участке. Но спустя восемь лет я посещал открытые уроки вокала сестры Котульского, превосходной певицы, профессора Московской консерватории Елены Клементьевны Котульской. И безмерно был удивлен впоследствии, узнав о ее родстве с человеком, именем которого названа улица в нашем городе:

С появлением видеозаписи норильское ТВ стало постепенно и неуклонно сдавать позиции кинопроизводства, о чем приходится крепко сожалеть. Конечно, ныне и среднего достатка имярек в состоянии приобрести видеокамеру и от души насладиться производством собственных фильмов "а ля "Сам себе режиссер". Кинопроизводство же требует высокого профессионализма, немалого опыта, да и сделать кинофильм возможно лишь теоретически. Но! Кинолента может храниться вечно, тогда как видеопленка подвержена влиянию температуры, света, влажности, электро- и магнитной индукции. Быть может, со временем она и обретет статус "вечной", но смотреть записанную телепередачу во второй, третий и так далее раз, все равно, что слушать заезженную грампластинку - это НЕ телевидение. Истинное телевидение сиюминутно. Настоящее, подлинное телевидение НЕПОВТОРИМО. Оно живое.

16 января 2002г. в 15:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.