МАУ ИЦ «Норильские новости»

А вот идет невеста

А вот идет невеста

А вот идет невеста

Норильский Заполярный вновь готовится к премьере с новым для нашего театра режиссером. Однако представленная публике в октябре «Шикарная свадьба» стала настолько ярким цветком в репертуарном букете, что, когда первые эмоции улеглись, стоит продолжить разговор о ней.
А вот идет невестаА вот идет невеста

Театру, безусловно, не хватало чего–то этакого — с перчиком в хорошем смысле слова. Однако «Шикарная свадьба», при всей своей нацеленности на комическое начало, получилась спектаклем... с моралью. Которая, на мой взгляд, такова: природу не обманешь; сексуальное притяжение — вершина айсберга под названием «любовь», и такая избирательная нацеленность на именно этого мужчину (эту женщину) есть ни много ни мало, а проявление человеческого в людях. Комедия положений, расцвеченная пикантными сценами и сосредоточенная на выяснении весьма интимных подробностей из жизни действующих лиц, завершается гимном истинной любви. Здорово, что без пошлости. Замечательно, что так эстетична и выразительна актерская пластика в этой «Свадьбе» — впрочем, о работе Резеды Гаяновой «Заполярка» уже писала. О сюжете тоже уже было говорено. Напомню вкратце, что события разворачиваются в считанных минутах от начала церемонии венчания, в шикарной гостинице, где накануне угораздило выспаться в одной кровати жениха и девушку шафера.
Пожалуй, до сих пор мы совсем немного уделили внимания лишь актерам, которые вместе с петербургским режиссером Сергеем Щипициным и упомянутым выше режиссером–хореографом и делают в буквальном смысле слова видимым полет их творческой мысли.
«А вот идет невеста, вся в белом и воздушном» — эта заметка не про нашу девочку. Рэчел в интерпретации Варвары Бабаянц — глубоко несчастная женщина–вамп, игра гормонов которой давно вступила в противоречие с возможностями и желаниями ее жениха Билла. Да–да, того самого послушного теленка Билла (читай Дениса Ганина), который после мальчишника просыпается в утро своей свадьбы в заказанном для первой брачной ночи номере. И не один, заметьте, просыпается, а с незнакомкой, на первый взгляд, производящей впечатление той еще девицы. Юлия Новикова, после доброй самаритянки Золушки и смиренной падчерицы в новогодней сказке, на редкость убедительно демонстрирует стервозные стороны своей натуры истинной женщины в роли Джуди.
Чем «Шикарная свадьба» примечательна, так это характерами героев, придуманными Робином Хоудоном без излишних психологических метаний. Этак по–мужски, крупными мазками, набросал эскизы — и будет. Режиссер охотно пошел за автором пьесы в направлении «на однозначность». Так и получилось, что Рэчел — Варвара Бабаянц, конечно, чертовски сексуальна; в танцах, конечно, проговаривает то, что потребовало бы длинных страстных монологов, но... видели мы Варю и пооригинальнее. Хотя не менее страстной и властной (например, в «Пестрых рассказах» по Чехову). Денис Ганин — что да, то да: смотрибелен. За счет того, что есть внешние данные, которые в «Шикарной свадьбе» наконец–то играют всеми красками амплуа героя– любовника. Спасибо Резеде Гаяновой за великолепную мизансцену с поцелуями — все–таки не удержались! — пары Ганин–Новикова в финале спектакля. По этому акробатическому сексуальному этюду, которому зал внимает с задержкой дыхания, впору обучать молодоженов, как правильно вести себя в первую брачную ночь. Очень дальним уголком сознания, глядя на самозабвенные объятия актеров, понимаешь, что все отрепетировано и отточено до миллисекунд, однако как естественно они выглядят. Словно не в интерьере шикарного отеля, придуманном сценографом Артемом Агаповым, встретились и поддались порыву... Словно не воплощают рисунок танца, сложившегося в мыслях Резеды Гаяновой, а — ну, не знаю — на лугу среди ароматов свежескошенного сена бросились навстречу друг другу, забыв обо всем на свете.
Кстати, Денис Ганин и Юлия Новикова — единственные, чьи герои меняются по ходу спектакля. И этому слаженному дуэту удается показать изменения. Через жесты: от безвольных к волевым — у Дениса; от фривольных к страстному телесному призыву влюбленной женщины — у Юлии. Через взгляды, которыми они обмениваются, а еще больше через те, которые НЕ находят друг друга. Говоря, что глаза — зеркало души, возможно, имеют в виду и ту затаенную боль, что проскальзывает во взоре Юлии Новиковой, когда она отворачивается от любимого человека, который вот–вот станет мужем другой.
В общем сценическом движении «За однозначность!» как нельзя более уместным выглядит Роман Лесик, он же незадачливый друг Джуди, он же давно влюбленный в Рэчел, он же шафер на ее несостоявшейся свадьбе. Несмотря на обилие определений, Том в исполнении Романа Лесика все тот же: туповатый подкаблучник. Нет, внешне Том даже шикарен: отутюженный костюм, гордая походка неотразимого манекена из витрины модного магазина, чеканный профиль. Однако нет в Томе стержня мужского, что ли — зато он есть в избытке у помятого после попойки Билла. Еще бы для полноты несоответствия формы содержанию Роману Лесику добавить чеканности в речь...
Наконец, есть в «Шикарной свадьбе» две дамы, которые оставляют многих зрителей едва ли не с отвисшими в удивлении челюстями. Нина Валенская в роли матери невесты и скромная горничная Джули — Евгения Хитрина ошеломляют каждая по–своему. Заслуженная артистка Валенская на норильской сцене уже в каких только обличьях не представала. Но такой взбалмошной, такой подчеркнуто не видящей дальше собственного носа, такой диссонирующей с напряжением на сцене, которое можно топором рубить, — нет, такая Валенская еще не появлялась перед обожающими взорами норильских театралов. Ох, как же она потешно движется. И что–то с лицом сделала: куда и делась выразительность черт. Перед нами средней руки английская провинциалка, которую веселит неполиткорректное поведение мужа, с успехом громящего эту загородную гостиницу. (Самого мужа мы не видим, но о нем столько говорят все остальные, что вообразить себе эту колоритную фигуру труда не составляет!)
Евгения Хитрина — противоположность Нины Валенской и по своему сценическому опыту в Норильском Заполярном, и по хватке ее героини. Горничная Джули, конечно, никогда не будет красоткой (ах, как, наверное, непросто играть дурнушек!), но зато ее уж дурочкой точно никто не назовет. Все видит, обо всем имеет собственное мнение, которое высказывает безапелляционным тоном Великого Инквизитора. Евгения Хитрина в «Шикарной свадьбе» умудряется даже моментами переключать на себя внимание зрителей, увлеченных наблюдениями за двумя парочками. Можно, конечно, сказать, что так и было задумано драматургом. Однако если бы Джули не выглядела столь комично и не несла бы себя по сцене с очевидной серьезностью, вряд ли авторская задумка была бы реализована.
А если бы не Роман Лесик, на редкость пылко размахивающий холодным оружием в поисках кое–кого для кастрации, не было бы столько комического в этой комедии. А если бы не безмятежно подшивающая подол свадебного платья Нина Валенская, не было бы столь разительного контраста между Варварой Бабаянц и Юлией Новиковой. А если бы Денис Ганин вдруг решил, что здесь надо играть изо всех сил, пропало бы порочное очарование начала спектакля. Словом, если вы еще не были гостями на «Шикарной свадьбе», стоит заручиться приглашением. Ну, вы помните: там же еще и немного секса. Или все же любви?
Татьяна КРАМАРЕВА.
Фото Владимира МАКУШКИНА

30 ноября 2010г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.