МАУ ИЦ «Норильские новости»

История о войне

История о войне

Если вы живёте в информационно-открытом обществе, имеете возможность черпать информацию из всех источников, то вы никогда не разберётесь «кто виноват» и «кто первый начал» конфликт в Южной Осетии. Нельзя сказать, что рядовые россияне имеют возможность видеть картину противостояния осетин и грузин с обеих сторон, но попытаться разобраться можно.

Так получилось, что мы стали свидетелями войны скорее информационной, нежели полноценной военной кампании. Попробуйте сравнить информацию российских телеканалов с новостями того же CNN, а если нет такой возможности, то будет достаточно и «Euronews», причём даже на русском языке. Позиции совершенно противоположные. У наших телевизионщиков – на Цхинвали напали грузины, у остальных – Россия истребляет грузин. Но одна нестыковка лично меня склоняет всё-таки на нашу – российскую сторону: погибли 2000 осетин и чуть более полусотни грузин. Всё это смахивает на «геноцид осетинского народа», как окрестили военное вторжение грузин в Южную Осетию российские власти. Хотя называть происходящее вторжением, с юридической точки зрения, не совсем корректно. Для понимания ситуации нужно обратиться к истории сосуществования югоосетинского и грузинского народов.

С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ

Противостояние между Тбилиси и Цхинвали своими корнями уходит в далёкое прошлое.

Обе Осетии, некогда не разделённые на Северную и Южную, входили в состав России. После революции разделение произошло, и Северная стала входить в состав Советской России, а Южную передали в подчинение Грузинской ССР на правах автономной области. Однако автономия Южной Осетии носила во многом номинальный характер. Грузинское руководство проводило в ней ассимиляторскую политику – осетин вынуждали в документах изменять свою национальную принадлежность, осетинские географические названия заменялись грузинскими.

В 1939 году осетинская письменность, основывавшаяся на латинском алфавите, была переведена на грузинский алфавит, в осетинских школах было введено преподавание на грузинском языке. В то же время осетинская письменность в Северной Осетии была переведена на кириллицу. В результате единая осетинская нация была искусственно разделена на две части – “южные осетины” и “северные осетины”.

В конце 1980-х годов в Грузии начался подъём националистического движения, которое выступало за ликвидацию автономных образований в составе Грузинской ССР. В ноябре 1989 года грузинские националисты во главе со Звиадом Гамсахурдия, предвкушая отделение Грузии от Советского Союза, начали «столбить» югоосетинскую территорию.

Однако у осетин были свои планы. В 1990 году Грузия официально отказалась от признания основных юридических норм, касающихся её статуса в составе СССР. Но и Южная Осетия, в свою очередь, воспользовалась ситуацией и объявила о суверенитете, аргументируя свою позицию тем, что до 1922 года её территория не входила в состав Грузии.

В течение десятилетия конфликт между Грузией и Южной Осетией периодически разгорался с новой силой и угасал под действием миротворческих сил России, Осетии и Грузии. Кстати, на это вмешательство у России есть международный мандат ООН. К этому документу сейчас чаще всего и апеллирует наше правительство.

Затем Южная Осетия объявила себя независимым государством, приняла Конституцию, выбрала президента Эдуарда Кокойты, который руководит этой, правда, никем ещё не признанной, республикой.

Из истории становится ясно, что осетины никогда себя не ощущали особо братским народом для грузин, и оснований у них для этого достаточно. А вот с россиянами у осетин, напротив, отношения, по крайней мере, на протяжении двух-трёх веков складываются нормальные. Поэтому у России, помимо геополитических интересов, в этой части кавказского региона есть ещё и совершенно конкретные родственные обязанности – около 95% жителей Южной Осетии, включая, между прочим, и президента Эдуарда Кокойты, имеют российские гражданские паспорта.

Мировые политические аналитики, не участвующие в «информационной войне» Запада и России, уже заявляют, что, инициировав военную кампанию против Южной Осетии (кстати, в Грузии используют термин Цхинвальская область), Михаил Саакашвили просчитался. Грузинский президент не рассчитывал на такой жёсткий ответ российской власти, что было опрометчиво с его стороны. Именно поэтому он выступает на пресс-конференциях на английском языке с призывами «защитить его страну от агрессии России». На английском языке, чтобы понятно было тем, кому это адресовано. Когда Михаилу Саакашвилли вторит Джордж Буш-младший, он почему-то не переходит на грузинский... показательно, не так ли?

Кому выгодно?

Это остаётся, пожалуй, основным вопросом, ответа на который российский обыватель, далёкий от глобальных проблем, найти не может. Конечно, Грузии невыгодно, чтобы её часть, пусть и формальная, переходила под влияние России. А это, вне всякого сомнения, в последнее десятилетие происходило. России такой оборот событий с геополитической точки зрения был выгоден. Грузия же фактически оказывается «окружённой» пророссийски настроенными странами: Арменией, Азербайджаном, самой Россией и нейтральной Турцией. А ведь ещё не так далеко Казахстан и другие государства, с которыми нашему правительству удалось сохранить нормальные отношения после распада Союза. Тем более что внутри самой Грузии есть ещё и Абхазия, где уже сейчас начинаются военные действия. Отделение этой части государства существенно уменьшит доступ самой Грузии к Чёрному морю, не говоря уже о других возможных проблемах.

Другими словами, Михаил Саакашвили сам загнал свою страну в ловушку, и объяснить его стремление усугубить ситуацию сейчас, пожалуй, не может никто. Естественно, он рассчитывает на поддержку США, только зачем? США, конечно, нужны сферы влияния в кавказском регионе, но вводить свои войска в Грузию они не станут – не конченые же идиоты. Силами только грузинской армии тягаться с силами российской – тоже признак небольшого ума. В выигрыше оказываются только американцы, которым в данной ситуации – чем хуже нам, тем лучше им. Впрочем, Россия также может извлечь выгоду из конфликта. Ведь после случившегося осетины уже никогда не смогут жить в мире в составе Грузии. Это означает, либо отделение на манер Косово, либо бесконечная гражданская война. Но даже при втором варианте территория непризнанной республики будет контролироваться российскими миротворцами. И такая же судьба, напомню, ждёт Абхазию.

Хоть Саакашвили и рассчитывает на помощь руководства США, он, как никто, должен понимать, что Америка далеко, а Россия – вот она. Президент страны, какой бы маленькой она ни была, не имеет права быть таким наивным и недальновидным.

Пока верстался номер:

Президент России Дмитрий Медведев вчера днём заявил, что “принял решение о завершении операции по принуждению Грузии к миру”. Однако он особо отметил, что “при возникновении очагов сопротивления” российским миротворцам необходимо открывать огонь на поражение.

Максим ЕЖКОВ

13 августа 2008г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.