МАУ ИЦ «Норильские новости»

Проблемы? Решим!

Проблемы? Решим!

Проблемы? Решим!

Проблемы, которыми родители детей–инвалидов поделились с депутатом городского Совета Натальей Плотниковой на традиционном собрании, по ее мнению, решаемы. И аппарат ЭЭГ для проведения ночного видеомониторинга приобрести для Норильска, и оплату за посещение реабилитационного центра компенсировать, и инклюзивное образование для детей с ментальными нарушениями отменить... Главное — знать свои права и отстаивать их. О том, что волнует норильчан, воспитывающих детей–инвалидов, и кто и как им может помочь, — в нашем материале в форме «вопрос — ответ».

Наталья Плотникова
Наталья Плотникова

Как в Норильске обстоят дела с обучением детей–инвалидов?

По мнению Натальи Плотниковой, система инклюзии, при которой детей с аутизмом, умственной отсталостью и различными поведенческими расстройствами сажают за парты в обычные школы, ни к чему хорошему не приводит. «Неправильно заводить таких детей в общий класс. К этому ни учителя не готовы, ни родители. Нет соответствующих специалистов и наработок», — говорит Плотникова. И даже создание коррекционных классов на базе общеобразовательных школ гораздо менее эффективно, чем работа отдельного коррекционного учебного заведения, какой и была до недавнего времени школа восьмого вида. Сейчас она получила статус общеобразовательной школы и готова принимать всех детей, не только с ограниченными возможностями здоровья. Наталья Алмазовна уверена, что нужно вернуть все на свои места. «И министр образования и науки Ольга Васильева уже набралась смелости и признала необходимость возврата коррекционных школ», — отметила депутат. В том, что особые дети — с психическими отклонениями и нарушениями поведения — будут учиться отдельно от обычных школьников, ущемления их прав нет. Если же у ребенка даже при наличии инвалидности интеллект сохранен, он должен обучаться в обычном классе — конечно же, при создании необходимых условий.

Хватает ли в Норильске тьюторов — сопровождающих детей–инвалидов в детских садах и школах? Может ли тьютором работать родитель?

Данный вопрос возник потому, что в одной из норильских школ тьютором стал классный руководитель. Физически не успевая одновременно присматривать за всем классом и отдельно за особым ребенком, учительница оставила его одного в столовой, что недопустимо, учитывая заболевание этого ученика. Специалисты управления образования пояснили, что сегодня в Норильске около 30 тьюторов — в школах и детских садах, где появляются ученики и воспитанники с ограниченными возможностями здоровья, которым психолого–медико–педагогической комиссией рекомендовано сопровождение при обучении, выделяются соответствующие ставки. Тьютор — это своего рода куратор, который помогает решить организационные вопросы, проконтролировать расписание, психологически настроить подопечного на продуктивную работу. И на эту должность сегодня могут претендовать только имеющие педагогическое образование. По мнению Плотниковой, нужны не столько тьюторы–педагоги, сколько сопровождающие, которые помогали бы решать ученику социально–бытовые проблемы — передвижение по школе, прием пищи и т. п. Вопрос о том, может ли эту должность занять родитель ученика, никогда не рассматривался. «Надо рассмотреть», — предложила Плотникова представителям управления образования. «Все когда–то начинается с нуля, 17 лет назад и реабилитационного центра «Виктория» не было», — напомнила собравшимся Наталья Алмазовна, которая тогда, сама являясь матерью ребенка–инвалида, стояла у истоков создания этого нового для Норильска учреждения.

Что нужно для того, чтобы посещение реабилитационного центра «Виктория» для детей–инвалидов снова стало бесплатным?

Проблема в том, что с июля 2016 года в связи с изменениями в законодательстве Красноярского края все реабилитационные учреждения, в том числе и «Виктория», могут бесплатно принимать ребенка–инвалида лишь 90 дней в году. Напомним, что теперь все дети, какие отклонения у них не имелись бы, признаны обучаемыми. Поэтому в центре ребенок должен пройти реабилитацию, на которую, по идее, должно хватить трех месяцев, и затем перейти в обычный детский сад либо школу, где, по закону, каждому ребенку, несмотря на диагноз, должны предоставить качественные образовательные и воспитательные услуги. Но это по закону... И многие родители продолжают водить своих детей в «Викторию» и спустя 90 дней — им просто некуда деваться, вернее, девать своих детей. И платить за дополнительное время в центре приходится по 18–20 тысяч рублей — для родителей детей–инвалидов это огромная сумма, так как многие из них по объективным причинам не могут работать. Наталья Плотникова единственный выход видит в том, чтобы образовательные услуги для детей с тяжелыми психическими отклонениями были включены в перечень услуг социальных. И тогда социальное учреждение, как и любое образовательное, будет образовывать таких ребят бесплатно. «А пока необходимы дополнительные меры для возмещения затрат на посещение «Виктории», — считает депутат.

Больше года водили ребенка–инвалида в сад, платили за это на общих основаниях и только сейчас узнали, что посещение дошкольного учреждения для таких детей является бесплатным... Почему нам никто об этом не сказал?

«Незнание своих прав и неумение их отстаивать — не повод обижаться на чиновников», — поделилась своим мнением с родителями Наталья Плотникова. Но при этом она уверена, что заплаченные за посещение детсада деньги семье нужно вернуть. А чтобы впредь не возникало таких ситуаций, до родителей особых детей необходимо своевременно доводить информацию обо всех льготах. К слову, есть памятка для родителей, воспитывающих детей–инвалидов, выдают ее и в «Виктории», и в управлении социальной политики, но, видимо, именно это нововведение в ней не было прописано. И странно, что заведующая детским садом семью не проинформировала. В том и ценность подобных собраний, что можно выявить все недочеты, которые неизбежны в период построения инклюзивного общества и при меняющемся законодательстве, и устранить их. «Мамочки, обращайтесь, интересуйтесь в «Виктории», в управлении соцполитики, спрашивайте у своих депутатов, не замыкайтесь в себе», — подытожила Плотникова.

Фонд социального страхования возмещает оплату дороги к месту лечения и обратно через суд, а покупку некоторых жизненно необходимых ребенку–инвалиду средств, например, корсета, который входит в перечень вещей, подлежащих оплате, вообще отказывается возмещать... Якобы край на эти расходы не заложил средств.

Другого выхода, как обращаться в суд для возврата средств, потраченных на операции, коляски, корсеты, перелеты к месту лечения и обратно, не видит и Плотникова. «К сожалению, часто весомым аргументом в решении проблемы становится именно решение суда», — подчеркнула она. И добавила: «Если край, распределяя деньги, лекарства и т. д., забыл о Норильске, нужно и в этом случае создать прецедент судебного разбирательства».

Мой ребенок–инвалид вырос. Но при этом продолжает от меня зависеть и ездить со мной в отпуск, и так будет всегда. Работая же в «Норникеле», я на него как на иждивенца дорогу уже взять не могу. Что делать?

Наталья Плотникова пообещала разобраться с этим вопросом. Либо необходимо включить соответствующие изменения в коллективный договор предприятия, признав инвалидов детства иждивенцами и по достижении ими 18 лет, либо оплачивать им дорогу за счет местного бюджета.

Спасибо за летний отдых детей–инвалидов в этом году в Анапе и Теси! Ждем продолжения!

Наталья Плотникова в свою очередь поблагодарила родителей за сотрудничество: «С нами в лагерь ездил один папа — так он у детей был нарасхват: и на рыбалку, и на прогулку. Побольше бы таких волонтеров!» А по поводу качества отдыха в Анапе у Натальи Алмазовны свое мнение: «Санаторно–курортная база в лагере «Премьера», где мы отдыхали в этом году, на мой взгляд, не совсем соответствует нашим запросам. Море — это, конечно, хорошо, но даже вход в воду оставлял желать лучшего — много водорослей. Нужно прорабатывать вопрос, чтобы вывозить детей–инвалидов, чей отдых, кстати, организуется полностью за счет средств местного бюджета, на юг Красноярского края, исключительно в Тесь — вот там замечательная санаторно–курортная база. Плюс перелет менее длительный и утомительный, чем до Анапы. Также большой плюс, что нет разницы во времени. Для особых детей все это важно».

Надежда Сидор

Фото Татьяны Глебовой

www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда

vk.com/Газета-Заполярная-правда

13 сентября 2018г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.